Андрей Лаховский, "Право выбора"

© Babr24.com

Общество

4275

27.02.2007, 18:34

Первый губернатор: десять лет спустя

Живая легенда, любимец простого народа и его ярый защитник, опальный губернатор, правдолюб и правдоруб – это всё о нём, о первом всенародно избранном главе Приангарья. На днях ему исполнилось 73, но он по-прежнему полон сил и энергии.

Почетному гражданину Иркутской области и советнику нынешнего губернатора Юрию Ножикову, как всегда, ни на что не хватает времени. То совещания, то встречи со студентами, то журналисты атакуют со всех сторон… Да и книг непрочитанных уже целая полка скопилась.

Сегодняшний гость «Право выбора» сам принимал нас в гостях – в своём небольшом загородном доме. Кабинет Юрия Абрамовича исполнен в деловом стиле: на стене – карта России, в углу – компьютер, в центре комнаты – строгое кресло. На небольшом столе – газеты, журналы, официальные бумаги. Да и сам бывший губернатор в белой рубашке и отутюженных брюках. Разряжают деловую обстановку висящие на стене семейные фотографии. И вид за окном – просто сказка.

Несколько лет назад Юрий Абрамович посадил здесь парк – около 160 деревьев: кедры, сосны, лиственницы, ели, березы, рябина… Деревья выросли, задавили траву. Теперь прямо рядом с домом собирает маслят, подберёзовики и рыжики. Любит ухаживать за этим садом, правда, не всегда успевает. Дом ведь тоже требует ухода – здесь нет никакого ЖЭК, поэтому всё делает сам. Много времени занимают общественная работа, чтение, Интернет. Так и живёт с тех пор, как ровно десять лет назад добровольно ушёл в отставку.

– Решение об отставке принималось мучительно, – вспоминает Юрий Ножиков. – С кем-то советоваться в этом случае было нельзя, поскольку имевшаяся в руках власть сразу ослабела бы. Я не воодушевлялся ею, напротив, власть была мне в тягость. Но публичное признание в этом могло бы нарушить политическую стабильность и спровоцировать отнюдь несвоевременную борьбу за кресло губернатора.

Власть давала возможность решать насущные проблемы именно так, как представлялось правильным, добиваться необходимых и верных решений. У меня часто спрашивают, почему я ушёл. Хоть и сложно выделить какую-то одну причину, но главная из них крылась в моих высоких требованиях к себе. Я не мог позволить себе работать и болеть одновременно, не мог трудиться не с полной отдачей.

Знаете, я всегда придерживался принципа: боишься – не делай; делаешь – не бойся. Именно поэтому, будучи первым лицом Приангарья, был готов ко всему: к тому, что посадят, убьют, оклевещут. Я чувствовал, что противостоять непростой сложившейся ситуации физических сил уже не хватает.

И если в 1997 году я поддержал на выборах Бориса Говорина, фактически сделав его своим преемником, то в период жаркой предвыборной кампании 2001 года оставался в стороне. И не только потому, что не видел кандидата, которого мог бы поддержать. Участие в политике, даже самое поверхностное, требует очень много сил и железного здоровья. Поддерживать кого-то – значит полностью войти в игру. Но даже своему хорошему другу, нынешнему депутату Госдумы и тогдашнему губернатору Красноярского края Валерию Зубову, я не смог оказать на выборах поддержку. Просто на это не было сил.

Иногда вспоминаю, как в 1990 году проходили выборы делегатов на Съезд народных депутатов РСФСР. Я как кандидат в течение трёх месяцев ежедневно проводил по четыре – пять встреч с населением Свердловского района Иркутска. Дошёл до каждого человека, всем поголовно озвучил свою программу. И ведь выдержал, не свалился... Тогда я был относительно молод. А к концу девяностых пережил уже столько операционных вмешательств…

И вторая причина отставки. Период революции, правильнее сказать, революционных перемен, происходивших как раз в то время, сопровождался проявлениями анархии. А вместе с демократией, которая только приходила в общество, анархия не могла быть украшением страны. Государство и народ требовали порядка. У меня были предположения, что на смену имевшемуся в то время общественному строю придёт ужесточение, которое, главным образом, коснётся власти. Время подтвердило, что была реализована формула вертикали власти. Работать в этих условиях я бы не смог. Вся моя деятельность на посту губернатора сопровождалась непрерывными конфликтами с федеральной властью, и создание модели жёсткой подчинённости только обострило бы ситуацию. В опалу попал бы не только я, но, в первую очередь, население области.

– Ваша карьера складывалась настолько блестяще, что такой её финал для всех стал неожиданностью…

– Моя политическая карьера действительно имела массу непредвиденных поворотов. Ещё со школьной скамьи, с института в нас формировались ценности, не имевшие со стремлением во власть ничего общего. Мы считали, что профессия и технологии – самое главное, потому что при любом общественном строе ты будешь нужен людям, будешь иметь зарплату. И к этому, собственно, стремились многие люди моего поколения. Меня ещё в молодости призывали к партийной работе, пытались нажимать, принуждать. Но уйти от этого удалось.

Во время перестройки всё-таки приступил к советской работе. В то время я трудился начальником «Братскгэсстроя» и видел, что в стране всё шло шиворот-навыворот. Бесконечно провозглашались какие-то идеи и мысли, но в практическую плоскость они никогда не переходили. В такой обстановке развиваться было трудно, поэтому на предложение о работе в органах власти отреагировал положительно. Министр энергетики и электрификации, провожавший меня с поста руководителя БГС, говорил: «У вас, Юрий Абрамович, работа в «Братскгэсстрое» всегда будет ассоциироваться с лучшими годами вашей жизни». Он оказался прав. Я до сих пор люблю свою работу.

Хотя бывало всякое. Сразу после окончания института меня направили по распределению в Свердловск, на строительство Южно-Уральской ГРЭС. Я туда приехал 1 августа, а уже 30-го устроил начальнику монтажного управления такой скандал! Я просто пытался втолковать ему, что методы работы управления в корне неправильны. А после этого разговора сел в поезд и поехал жаловаться министру энергетики. К нему меня, конечно, не пустили. Но начальник главка всё-таки выслушал и отправил обратно, на работу, пригрозив в случае неповиновения забрать у меня диплом. Я до сих пор удивляюсь своей наглости!

Спустя несколько лет произошёл ещё один любопытный инцидент. На строительстве энергокомплекса в Магнитогорске меня назначили ответственным за энергетическое хозяйство. Дела там шли из рук вон плохо, но уже через два месяца после моего появления стройку, находящуюся в прямом ведении ЦК партии, с критики сняли. Руководителем я был жёстким, а поэтому спустя некоторое время начальники обоих монтажных управлений написали на меня жалобу: мол, грубо с нами Ножиков разговаривает. На заседании партийного штаба я отпираться не стал: да, было дело… Повис вопрос: снимаем Ножикова? Оба жалобщика отвечают: «Нет, не надо!». «Ну тогда, Юрий Абрамович, работайте как работали!» – выносят вердикт горкомовские служащие.

– Вас и с Кремлём мир никогда не брал.

– Знаете, от ссор и склок я старался уходить, поскольку они требовали сил и времени, но никаких дивидендов региону не приносили. Меня Борис Николаевич дважды снимал с работы. Например, на совещании в Чебоксарах, куда я не смог приехать, поскольку лежал в больнице с компрессионным переломом позвоночника, он только замахнулся на меня. По всероссийскому телевидению я услышал заявление Ельцина о том, что он убирает меня с поста губернатора. Мотив был прост: я слишком много требовал для Иркутской области.

Я настаивал на том, чтобы доходы региона оставались дома. Ещё в годы советской власти Новосибирской академией наук было проведено очень глубокие исследования уровня жизни сибиряков. Результаты говорили о том, что доходы жителей Сибири ниже, чем в европейской части России, даже несмотря на то, что средняя зарплата здесь была выше. Но ведь сибирякам приходится больше есть, теплее одеваться, дороже платить за проезд.

Помните, ещё в царские, да и в советские времена, интенсивно проводилась колонизация Сибири? В неё вкладывались средства, сюда на заработки ехали люди. Здесь были серьёзные преимущества и с точки зрения оплаты труда, и с точки зрения карьерного и личностного роста. Другое дело, что многие возвращались, поскольку жизнь здесь не только сурова, но и далека от центров развития общества. С началом перестройки процесс остановился. И Сибирь стала возвращать России всё то, что было в неё вложено. Против этого я и боролся. Между прочим, возврат «долгов» продолжается. И если эта процедура затянется, то Сибирь мы просто подарим китайцам. Они сюда придут без войны и установят свои порядки.

– Юрий Абрамович, в 1994 году Иркутская область стала одним из первых российских регионов, где благодаря Вашей настойчивости прошли прямые выборы всех органов власти…

– Принятая в 1993 году Конституция отстаивала принципы демократии, но на деле было всё не так просто. Общество трудно было назвать готовым к выборам. И Кремль не очень-то их поддерживал. Тем не менее, у меня присутствовало чёткое ощущение того, что Иркутская область способна безболезненно пройти через эту процедуру. И если Борис Николаевич Верховный Совет разгонял с пушками, то я сумел найти общий язык с нашим Областным советом депутатов. Причём не только оперировал юридическими зацепками, но и в течение трёх часов разъяснял людям суть предлагаемого нововведения.

Следом мы приступили к разработке регионального избирательного законодательства. В этом же направлении один за другим начали работать ещё семь или восемь регионов, что очень не понравилось Кремлю. Началось ежедневное давление со стороны администрации президента. Чиновники, несмотря на то, что я заручился поддержкой президента, настаивали на отмене выборов. Мог ли я с этим согласиться, если прежде на всю область заявил о том, что власть теперь будет избираться? В результате через некоторое время пришлось поехать в Москву и уже там отстаивать свои позиции. Удалось. Но всякий доступ к федеральным СМИ нам был закрыт (впрочем, к этому мы и не рвались). Через короткое время мы провели выборы губернатора, Законодательного собрания области первого созыва, глав администраций городов и районов, депутатов дум.

Что ж касается меня, то сами выборы главы области я не могу назвать серьёзным испытанием. Альтернатива, сложившаяся в тот момент, была, по большому счёту, мнимая. Серьёзные соперники почему-то не хотели бороться со мной за должность. В итоге я взял около семидесяти процентов голосов избирателей.

– Как Вам видится нынешняя система наделения губернаторов полномочиями?

– Она малоэффективна. Одной из главных болезней общества во все времена я считаю невнимание органов власти к народу. Несмотря на все заверения и обещания, так было и при царе, и при советской власти. Продолжается и сейчас. Понимаете, я сторонник того, чтобы человек боролся за себя и не полагался во всём на государство. Но в то же время не считаю приемлемой полную удалённость власти от общества.

Однако действующая ныне система назначение губернаторов позволяет федеральным властям контролировать их и, при необходимости, одёргивать. Наверное, в определённые периоды можно уходить от выборности глав регионов, но лишь с тем, чтобы спустя время к ним вернуться. Ведь выборы – важное стратегическое направление в деле строительства демократического общества. Поэтому я согласен с Черчиллем в том, что демократия – плохое устройство, но ничего лучшего пока не придумано.

Кроме этого, считаю важным заметить, что для выборности должна быть сформирована полноценная партийная система. Нельзя просто так избрать человека, который что-то собой представляет. А если по какой-то причине он уйдёт с должности, кто понесёт ответственность за его работу, кто возьмёт на себя этот крест? За его спиной в любом случае должна стоять партия, которая продолжит начатое дело. Этот механизм применяется во всех странах, где есть политические партии.

– А в России они есть?

– В нашей стране партийная система находится пока в зачаточном состоянии. Политические силы в России построены главным образом на личностях, а не на программных основах, как это должно быть. Новые партии, созданные вскоре после краха КПСС, пока ещё не набрали силу. По моим ощущениям, это может произойти не ранее, чем через пять – десять лет.

В большинстве политических движений явно просматриваются отголоски правящей в СССР партии. «Единую Россию», к которой отношусь нормально, я и вовсе называю возрождённой КПСС. Когда компартия лопнула, многие толковые и знающие своё дело люди остались не у дел. Возникли НДР, ОВР и прочие, куда этот люд и направил свои стопы. Сегодня они – единороссы. Многие из них вступили в «ЕР» не по убеждениям, а по принуждению или из боязни потерять насиженное место…

– Каким качествам, на Ваш взгляд, должен соответствовать сегодняшний губернатор?

– Губернатор должен работать 24 часа в сутки. Он должен полностью владеть информацией о происходящем в регионе, чтобы уметь всё предвосхитить. Эта деятельность требует большой чистоты, ведь помимо уголовного кодекса существует и моральный. Губернатор обязан следить за каждым своим шагом, жестом, чтобы никто не мог упрекнуть его в неправильных решениях, в непристойном поведении. А если есть ошибки – не надо их скрывать. Люди простят, если огрехи не носят криминального характера. Ведь не каждый человек способен всегда быть правильным. И всякий имеет право на промахи, на какие-то безнравственные поступки. Я не призываю делать из страны монастырь, но если согрешил – сходи в церковь, покайся.

– Юрий Абрамович, в свете сказанного возникает вопрос: Вам часто приходилось идти против совести?

– Кардинально – никогда. Конечно, приходилось выбирать между правильным и неправильным. Случалось, что останавливался на втором. Ради будущего поступиться чем-то – вроде и нужно. Но с течением времени перемены происходили и во мне. У Марка Твена есть хорошая книга, в которой он нарисовал такую картинку. Есть заповедь – не прелюбодействуй. Она одинаково распространяется на всех – на десятилетнего ребёнка, двадцатилетнего юношу, зрелого мужчину и старца. Кому легче не прелюбодействовать?.. Поэтому в юности чаще приходится отступать от норм морали. Но с возрастом это уходит.

– Вы согласны с тем, что возрождение нравственности в стране должно занять одно из главных мест в нынешней государственной политике? СМИ и телевидение сегодня воспитывают в людях откровенно низменные качества. А потом мы жалуемся на высокий уровень преступности, на то, что в 12 лет дети начинают заниматься сексом, а к двадцати становятся алкоголиками или наркоманами…

– Безусловно, Вы правы. С тех же киногероев наших пример брать нельзя. Вот теледеятели говорят, что стремятся таким образом показать правду. Но неужели истина только в том, чтобы пить водку и убивать? Тоже мне – герои нашего времени! Почему же тогда все сказки построены на одном принципе – добро побеждает зло? Борьба добра и зла – вечна. Такова жизненная философия. В этом балансе живёт все общество. И будет жить всегда. Но есть ведь моральные и нравственные устои – будь добр, подчиняйся им.

Правоохранители сегодня борются с преступностью, а по сути – с ветряной мельницей. Не отсюда надо начинать! Нельзя же всю нашу жизнь строить на одних документах. Мы должны верить друг другу! А одними законодательными методами проблему не решить. Здесь нужна иная политика противодействия. Общество с низким уровнем морали и нравственности не может развиваться экономически, не способно не совершать преступления.

Тем не менее, нынешняя эпоха создала прекрасные условия для демонстрации человеческого потенциала. И слава Богу, что не все являются генераторами зла! Сегодня растут новые люди, и меняются они очень сильно. Как наше общество переживёт этот процесс – затрудняюсь предположить. Но мы не совсем понимаем всю глубинную суть произошедших с нами перемен.

Давайте вспомним брежневскую эпоху. На мой взгляд, она была весьма интересной. В тот период только в Иркутской области было построено три ГЭС! А вся жизнь человека уже от рождения была запрограммирована. Он имел всё – учёбу, работу, пенсию. Но в тех условиях, как верно подметил Андрей Сахаров, все мы расслаблялись, поскольку у нас не было необходимости бороться за себя. А общество, которое выходит из этой борьбы, начинает опускаться. Вот возьмите волка, покормите его пару лет и отпустите на волю. Помрёт! С человеком, который живёт на всём готовом, происходит то же самое. Расслабившееся общество вновь вышло на тропу борьбы за своё существование. Дай ему Бог сил!

Андрей Лаховский, "Право выбора"

© Babr24.com

Общество

4275

27.02.2007, 18:34

URL: https://babr24.com/irk/?ADE=36273

bytes: 16494 / 16438

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Андрей Лаховский, "Право выбора".

Другие статьи в рубрике "Общество" (Братск)

Семья, уничтоженная коронабесием

Немецкая газета Berliner Zeitung рассказала на днях о жестоком преступлении, которое произошло в берлинском пригороде Зенциг. Небольшой поселок к 20 км к юго-востоку от Берлина, между лесом и озером, небольшие семейные дома. В общем, прекрасное место.

Дмитрий Верхотуров

ОбществоПроисшествияМир

11581

12.12.2021

Женское счастье: был бы мил... миллион в кармане и свобода

« - Поздравляем, у вас дочка! - Отлично, теперь мы можем с детства говорить ей о том, что она без мужчины – никто, и должна нам!» В современном обществе существует некая пропаганда замужества.

Соня Совушкина

ОбществоМолодежьКультураМир

16011

14.03.2021

Никаких проблем. Ты просто ребенок

Депрессия – заболевание, а не выдуманная проблема. Этому заболеванию подлежат все: ребенок, подросток, взрослый, даже пожилые люди подвергаются этому. В человеческом организме есть такое вещество как серотонин - так называемый гормон счастья.

Соня Совушкина

ОбществоМолодежьМир

12333

10.02.2021

«Млада»: есть ли в молоке молоко?

Торговая марка «Млада» уже давно имеет незавидную репутацию среди потребителей. Бабр решил разобраться, приносит ли это молоко «счастье в дом» или ничего хорошего от него ожидать не стоит. Молочная продукция изготавливается под Красноярском и продается во многих регионах страны.

Роман Русских

ОбществоЭкономика и бизнесРасследованияМир Красноярск

23565

14.12.2020

Блогнот. И немного про Иркутск в 2019 году

Уже как-то делал подборку текстов, в которых Иркутск фигурирует в речи москвичей как синоним "жопы мира". И недавно опять прочел, что "на Байкал ехать далеко, дорого и незачем". Оспаривать такие штуки глупо, они уже часть мифологии.

Владимир Демчиков

ОбществоТуризмЭкономика и бизнесМир Иркутск

13977

08.06.2020

Блогнот. Решайте сами, продолжать верить новостям "Первого канала" или нет

Я живу в Нью-Йорке. Мои друзья и знакомые из Москвы постоянно меня спрашивают, а правда ли то, что нам показывают по ТВ про Нью-Йорк?

Светлана Космачева

ОбществоРасследованияЗдоровьеМир

27814

14.04.2020

Заметки эпохи коронавируса. Что важнее — свобода или выживание?

Москва ввела карантин. Людям будет запрещено покидать дома без специального пропуска. Фактически 15-миллионный город переводят на чрезвычайное положение. Остальная Россия — на очереди.

Андрeй Темнов

ОбществоМир

15595

30.03.2020

Потерянные туристами вещи или деньги иногда возвращаются

Людей, ни разу не терявших вещи или деньги, пожалуй, не существует. Но одно дело потерять что-либо ценное у себя дома, и совсем иное — остаться без денег или необходимой вещи за границей.

Елена Бeрёзка

ОбществоПроисшествияТуризмМир

7824

20.01.2020

«Мисс мира 2019»: островная красотка и россиянка в дюжине

14 декабря в лондонском выставочном центре ExCel завершился 69 международный конкурс красоты «Мисс мира». Лондон – знаковый город для старейшего из конкурсов красоты «большой четвёрки». Именно здесь был проведён первый конкурс «Мисс мира» в 1951 году.

Филипп Марков

ОбществоКультураМир

39315

16.12.2019

Чем выше звёздность отеля, тем дороже «сувениры»

Аналитики выяснили, какие предметы чаще всего воруют постояльцы люксовых и SPA-отелей. Опрос проводил немецкий онлайн-справочник Wellness Heaven, в нем участвовали 1157 отельеров по всему миру, – сообщает «Вестник АТОР».

Елена Бeрёзка

ОбществоПроисшествияТуризмМир

8723

06.12.2019

Через всю Россию — пешком

Бывший военный и учитель-историк, 53-летний житель Тюмени Андрей Шарашкин больше года путешествует по России пешком. Идея этого путешествия возникла давно, еще в 2012 году, когда уволился из армии.

Елена Бeрёзка

ОбществоТуризмМир

7042

20.11.2019

«Мисс Интернешнл 2019»: в Европе нет красивых девушек

Весьма сенсационно завершился 59 международный конкурс красоты «Мисс Интернешнл 2019», финал которого прошёл 12 ноября в Токио. Ежегодный конкурс «Мисс Интернешнл», наряду с «Мисс Мира», «Мисс Вселенная» и «Мисс Земля», входит в «Большую четвёрку» мировых конкурсов красоты.

Филипп Марков

ОбществоКультураМир

27661

13.11.2019

Лица Сибири

Ховалыг Владислав

Фальков, Валерий

Прушинская Екатерина

Боровский Олег

Сандаков Яков

Почекунин Валерий

Капитонов (Козлов) Андрей

Слипенчук Михаил

Таевский Дмитрий

Фролов Леонид