Иркутский фонд «Оберег»: учитесь делать большие деньги. Расследование Бабра

Прошло две недели с момента публикации нашей первой статьи об иркутском фонде «Оберег».

За это время мы получили десятки отзывов людей, столкнувшихся с этим фондом и его единоличным владельцем Александром Соболевым. Часть этих писем мы процитируем в этом тексте.

Сам Александр Соболев в ответ на нашу статью разразился в соцсетях эмоциональной, хотя и невнятной петицией в стиле «я - не я, и корова не моя». Мало кто из поддержавших его иркутян заметил, что Соболев в своем ответе провел классическую манипуляцию и подмену фактов: на самом деле никто не сомневается в том, что «Оберег» действительно собирает старые вещи и оказывает услуги приюта для бездомных. Речь в статье шла совсем о другом: об отмывании денег через «Оберег». Одно другому, как говорится, не мешает.

Мы хотим подробно рассказать, на чем бизнесмен Александр Соболев делает деньги. Мы употребляем именно слово «делает», так как зарабатыванием этот процесс назвать сложно.

«Оберег»: под крышей Минсоцразвития

Про то, как фонд «Оберег» тянет деньги из регионального бюджета через Министерство социального развития Иркутской области, мы писали в предыдущей статье.

Напомним, «Оберег» является единственным фондом в Иркутской области, который помогает малоимущим и бездомным, и который получает регулярное финансирование из Минсоцразвития. Причем министр социального развития Владимир Родионов отнюдь не в восторге ни от «Оберега», ни от Соболева. Однако Бабру достоверно известно, что Родионову попросту приказали финансировать фонд.

Кто приказал? В прошлой статье мы не назвали фамилию. Однако с тех пор десятки человек сообщили нам, что с высокой долей вероятности это зампред правительства Иркутской области Валентина Вобликова.

Именно Вобликова курирует все социальные направления в регионе. Именно она с 2011 года трудится на посту зампреда правительства. И именно с 2011 года фонд «Оберег» начал активно развиваться, получая всё более крупные бюджетные дотации.

Почему Вобликова выбрала именно «Оберег»? Сначала мы подумали, что дело в каких-то связях Соболева, в том числе с дельцами из Ростеха. Но, как выяснилось, люди из госкорпорации давно не хотят иметь с нашим героем никаких взаимоотношений.

Думается, все дело в том, что матёрая чиновница Вобликова была искренне очарована масштабом и энергией Александра Соболева — и того, и другого у него не отнять. Женщина, даже в кресле зампреда регионального правительства, всё равно остается женщиной.

В любом случае дело касается серьезных коррупционных нарушений. Судя по поведению Соболева, он абсолютно уверен в своей «крыше»: «Оберег» откровенно «отжимает» субсидии у других социальных некоммерческих организаций, работающих в тех сферах, которые входят в круг интересов нашего героя. Причем Соболев делает это очень жестко, угрожая конкурентам полной потерей ими любой возможности работать.

Анастасия, руководитель НКО:

«Соболев воспринял меня как конкурента, так как я тоже претендовала на субсидии министерства. Он жутко возбудился, воспринял это как покушение на его доходы, и заявил, что мы с ним в одном городе не будем работать никогда, и с тех пор распространяет по всем ведомствам про меня самые грязные сплетни и слухи. И реально не дает работать. Чиновникам проще ему поверить, чем разобраться.»

При этом формально никаких нарушений закона нет. Чиновники всегда смогут обосновать приоритет «Оберега» формальными критериями. А вот вопрос о том, как именно контролируются расходы фонда, остается открытым — так как ам явно прослеживаются серьезные нарушения.

Но об этом ниже.

«Оберег»: как пилить гранты

Один из основных способов получения денег «Оберегом» - это гранты из «Фонда президентских грантов». Думается, именно ради него «Оберег» и был зарегистрирован как фонд, а не как некоммерческая организация.

Дело в том, что «Фонд президентских грантов» выдает фондам существенно большие средства, чем просто НКО. Теоретически можно получать гранты и по миллиону рублей.

«Присосаться» к «Фонду президентских грантов» достаточно сложно. Подать саму заявку на грант просто, но затем заявка проходит проверку у независимых экспертов, для которых важна и репутация фонда, и, главное, репутация его руководителя.

У Александра Соболева очень мутное и околокриминальное прошлое. Но это было давно, и об этом мы еще напишем. С тех пор прошло около десяти лет, и все десять лет Соболев активно работал на свою репутацию.

Вся информация о его прошлом была «зачищена» из интернета — или угрозами, на которые он большой мастер, или деньгами. Вот, к примеру, скан письма от Соболева, который нам передали владельцы одного из иркутских СМИ, посмевшего разместить негативную информацию об «Обереге». Соболев буквально из кожи вон вылез, чтобы заблокировать неугодную ему информацию. В ход шли угрозы, шантаж, а в итоге — подкуп журналистов.

Именно с целью обеления своей репутации Соболев всеми правдами и неправдами влезает во все общественные советы, куда его только пускают. Именно для своей репутации он создает образ бессеребренника, трудяги, искренне болеющего за бомжей и бедных, и рассказывает сказки о том, что зарабатывает «5-15 тысяч в месяц». Однако стоит «прижать» Соболева правдивыми публикациями, как из него тут же лезет уголовник.

Впрочем, скромные доходы не мешают Соболеву содержать семью с четырьмя детьми и практически неработающей женой, а также ежегодно устраивать дорогостоящие вояжи по России и за границу на полтора-два месяца.

На этом фото Соболев запечатлен на окраине города Букиттинги в Индонезии, куда он в 2019 году приехал отдыхать со всей своей многочисленной семьей (мы удалили фото детей из кадра - они тут ни при чём). А вот актуальные цены на туры в Индонезию (и это без билетов Иркутск-Москва) на одного человека. Как говорится, чтоб мы так жили на 15 тысяч в месяц…

В 2018 году у Соболевых была поездка всей семьей по южным регионам России и Кавказу - Армения и Грузия. Цена - минимум 2000 долларов на каждого. Конечно, каждый имеет право на отдых ©, но зачем при этом врать о сверхскромных доходах?

Для «Фонда президентских грантов», кроме репутации руководителя фонда (в том числе его званий и участия в общественной жизни), особое значение имеет отчетность. Красивый отчет с картинками, подтвержденный публикацией в СМИ, означает практически автоматическое получение нового гранта. Что там на самом деле — мало кого интересует. Поэтому Соболев поставил на поток технологию пускания пыли в глаза. Он, кстати, не одинок — но об этом в следующий раз.

Правда, истинную уголовную натуру никуда не денешь, и она периодически вылезает. В сводках иркутской полиции — с десяток запротоколированных случаев драки Соболева с квартирантами. Это квартира его супруги на бульваре Постышева, которую они сдавали, как правило, гастарбайтерам из Средней Азии. Мы не вникали в подробности причин этих регулярных драк, но, судя по всему, Соболев кулаками выбивает долги из квартирантов (персональные данные удалены Бабром).

Собственно, в факте получения грантов нет ничего необычного или противозаконного. Вопрос в том, что на собственно благотворительность у «Оберега» уходит лишь 10% всех получаемых средств, о чем мы подробно рассказали в предыдущей статье. А это уже прямое нарушение условий получения грантов.

Ищем всех, потому что это репутация

При этом «Оберег» получает гранты на совершенно безумные идеи и проекты. В частности, фонд получил несколько траншей из «Фонда президентских грантов» на розыск без вести пропавших несовершеннолетних. Бывший сотрудник «Оберега», связавшийся с нашей редакцией, утверждает, что речь идет о сумме в 8 миллионов рублей. Ищут несовершеннолетних на самом деле волонтеры, то есть бесплатные добровольцы, среди которых постоянно крутится сам Соболев, создавая иллюзию бурной деятельности.

В случае с «Оберегом» речь вообще идет лишь о бренде, который Соболев умело протолкнул в сферу поиска детей. Детей на самом деле ищет отряд «Лиза Алерт» и его волонтеры, а Соболев, как всегда, просто тянет одеяло на себя, изредка появляясь на поисковых мероприятиях и затем пиаря это везде, где можно. На сам поиск у Соболева просто нет сотрудников.

При этом особая пикантность процесса поиска несовершеннолетних заключается в том, что это прямая обязанность полиции и Следственного комитета. Именно у них есть все полномочия на опрос свидетелей, вход в подозрительные жилища, использование специальной техники и проведение оперативно-розыскных мероприятий. И у волонтеров, и у самого «Оберега» в этом смысле практически никаких прав (и опыта) нет, и они могут чаще всего только повредить делу.

К тому же, как показывает практика, несовершеннолетние в Иркутской области на самом деле теряются в количестве один-два в год, и в этом случае, к сожалению, речь идет именно о несчастных случаях или преступлениях, то есть прямой сфере компетенции полиции и СК. В остальных случаях схема традиционная: поссорился с родителями, ушел к другу/подруге ночевать, через два дня захотел есть и вернулся.

В подавляющем большинстве случаев «поиск несовершеннолетних» основан на истерике родителей и рефлексиях общества. Что с успехом и использует Соболев в своих интересах.

Все это, однако, не помешало «Оберегу» отчитаться о создании целого «Координационного центра» по поиску пропавших детей и разработке супер-программы для телефона по поиску детей. На всё это получено крупное финансирование, и по факту является фикцией.

Тема «поиска детей» благодатная, так как она беспроигрышно-позитивная и ложится на хорошо удобренную «Первым каналом» паранойю каждой российской мамочки. Под этим соусом «Оберег» получает финансирование на совершенно бредовые семинары, например, по темам работорговли и торговли органами.

Что любопытно, подобная деятельность активно поддерживается правоохранительными органами. Мы далеки от мысли, что сотрудники полиции и СК получают «дотации» от Соболева. Вряд ли. Но такая деятельность великолепно укладывается в красивые отчеты, а это — премии и звездочки на погоны. Вне зависимости от нулевого эффекта.

Думается, Александр Соболев потому и устраивает истерику в соцсетях по поводу любой критической публикации про «Оберег», что от этого напрямую зависят его доходы.

Про деньги. Подробно

Давайте посмотрим на годовой отчет «Оберега» за 2019 год. Отчет за 2020 год найти невозможно, как и финансовую отчетность за этот год.

• Получено из фонда «Истоки» - 500 тысяч рублей, из них истрачено на зарплату — 175 тысяч.

• Получено из фонда «Защитник» - 2,2 миллиона рублей, из них истрачено на зарплату — 1,4 миллиона.

• Получено от Губернского собрания общественности Иркутской области — 800 тысяч рублей, из них истрачено на зарплату — 225 тысяч.

• Получено от проекта «Малыши хотят развиваться» - 1,7 миллиона рублей, из них истрачено на зарплату 867 тысяч.

• Получено от Минсоцразвития Иркутской области — 12,6 миллионов рублей, из них истрачено на зарплату — 6,8 миллионов.

• Получено от проекта «Батарейка, сдавайся» - 327 тысяч рублей, из них истрачено на зарплату — 190 тысяч.

• Получено от проекта «Мама со мной!» - 1,3 миллиона рублей, из них истрачено на зарплату — 703 тысячи.

А теперь берем калькулятор. Согласно официальному отчету «Оберега», штатная численность его сотрудников — 16 человек. В соответствии с отчетом «Оберега», сумма, потраченная за 2019 год на зарплату, составляет 10 миллионов 360 тысяч рублей. То есть 647 тысяч на человека в год, или 55 тысяч в месяц.

Кто-нибудь верит в то, что тетенька с тремя классами образования, основной функцией которой является закинуть несколько раз в день белье в стиральную машину, получает такую зарплату? Или медсестра из Ангарска со стажем пять лет? Вот и мы не верим…

Сам Соболев тоже не верит. По его личному заявлению, зарплата сотрудников в «Обереге» составляет... от 20 до 30 тысяч.

Но средняя зарплата в 25 тысяч, умноженная на 16 сотрудников и на 12 месяцев — это 4 миллиона 800 тысяч. Существенно отличается от 10 с лишним миллионов из отчета «Оберега», не правда ли?

Еще более интересно полное отсутствие в свободном доступе информации об уплате налогов на доходы физических лиц и в фонды. Информация, имеющаяся в СПАРКе, никак не кореллирует с суммами, указываемыми Соболевым в отчетах. Есть серьезные основания подозревать, что это какие-то совсем разные суммы и отчеты...

Экономим на всем

Вопрос с зарплатой на самом деле выясняется элементарно. Сотрудники «Оберега» отнюдь не скрывают, что получают крайне скромно, и есть мнение, что заявленная Соболевым минимальная зарплата в 20 тысяч — это некоторое преувеличение.

И вполне понятно, по какой причине. Работа у сотрудников фонда достаточно неквалифицированная, хотя и тяжелая. Средняя зарплата по отрасли для неквалифицированных работников в этой сфере не превышает 15 тысяч, а 20 тысяч почитается за счастье.

Нетрудно посчитать, какие суммы остаются в кармане у самого Соболева. Что не мешает ему экономить буквально на всём.

Мало кто знает, что здание иркутского филиала «Оберега» (разбомбленный каменный сарай на Помяловского, 19А) принадлежит не фонду, а Институту развития образования Иркутской области.

Неизвестно, по какой причине и по чьему приказу Институт развития образования (ИРО) вдруг решил разбрасываться своей недвижимостью. Формально, конечно, даже государственные учреждения дополнительного профессионального образования могут зарабатывать на сдаче в аренду своих помещений. Но все-таки приоритет при этом должен отдаваться учреждениям образования.

Но пикантность не в этом. А в том, что Соболев попросту не платит за аренду. Хотя эта аренда включена им в сумму получаемых грантов.

Мы нашли два дела в Арбитражном суде Иркутской области, по которым Институт развития образования взыскал с «Оберега» сумму аренды. В одном случае Соболев не платил аренду 9 месяцев, во втором — полгода. И категорически отказывался ее платить, пока к нему не постучали судебные приставы.

«Кадры решают всё» (C) И.В.Сталин

Оставим, однако, вопрос с зарплатой и налогами соответствующим компетентным органам.

Гораздо интереснее посмотреть, кто именно работает в «Обереге». Как выяснилось, многие сотрудники вполне под стать самому Александру Соболеву.

К примеру, директор ангарского филиала Елена Шевцова перед тем, как устроиться в «Оберег», работала директором ангарской коррекционной школы-интерната N 1. С работы вылетела за уголовное преступление. Вот цитата из донесения полиции:

«Сотрудниками ОБЭП установлено, что гр. Шевцова Елена Юрьевна, xxxxxx , прож. г.Ангарск, квартал xxxxxxxxx, директор коррекционной школы-интерната №1, из личной заинтересованности., используя служебное положение, внесла в официальные документы заведомо ложные сведения, заключила трудовой договор с гр. Жxxxxxxxxx, который числился в штате школы-интераната, и получила доход 51 000 руб.

Возбуждено у/дело 33229 по ст.292 ч.1 УК РФ. (СО Баяндина).

Мера пресечения – подписка о невыезде.»

Юрист (!) «Оберега» Надежда Кучина хорошо знакома службам безопасности иркутских банков и службе судебных приставов. Сумма невозвращенных банкам долгов у нее такая, что ей впору работать не в «Обереге», а где-нибудь в казино. Впрочем, юрист — лицо в любой фирме доверенное, и наверняка трудится именно в «Обереге» потому, что помогает Соболеву получать гранты и «работать» с чиновниками. А это стоит хорошего вознаграждения.

Та же самая картина у психолога Дарьи Буиновой. Более того — в ориентировке, распространенной по службам безопасности банков, про нее указано, что она фальсифицирует свое реальное место жительства и место работы при попытке получить очередной кредит.

В целом, анализ сотрудников «Оберега» вырисовывает странную картину: почти все они по уши в долгах у банков. Можно предположить (это всего лишь версия), что все они находятся у Соболева в своеобразном «рабстве», когда он выплачивает за них долги, а они за это фактически за копейки трудятся.

Вопрос с кадрами заинтересовал нас и еще одним своим аспектом. Оказывается, до осени 2020 года соучредителями фонда, кроме Соболева, были еще два человека: Анна Бирюкова и Егор Батоев. Кто это?

Анна Бирюкова — иркутский юрист, экологическая активистка. По всей видимости, Соболев изначально увлек ее идеями «Оберега». Но со временем Анна Сергеевна убедилась в том, что Соболева интересуют только деньги. «Развод» был жестким, их даже нет в друзьях друг у друга в соцсетях.

Егор Батоев — руководитель Областного антикоррупционного комитета, спортсмен, организатор массы детских и спортивных мероприятий в Иркутской области. Он тоже в 2020 году ушел из учредителей «Оберега», и в его соцсетях есть много детей из приютов, но нет Соболева.

«Оберег»: как обходить закон

Тут мы переходим к, мягко говоря, околозаконной стороне деятельности Александра Соболева.

Фонд «Оберег» является по своей организацонно-правовой форме некоммерческой организацией. Он может заниматься только тем, что написано в его уставе. В 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» прямо сказано, что «Некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую и иную приносящую доход деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана и соответствует указанным целям, при условии, что такая деятельность указана в его учредительных документах.»

Одной из активно развиваемых услуг «Оберега» является перевозка маломобильных граждан. Вот только руководство фонда нигде не афиширует, что услуга эта платная. То есть по сути «Оберег» предоставляет услуги такси — лицензируемую сферу деятельности. В Уставе «Оберега» такие услуги не прописаны, лицензии на перевозку пассажиров фонд также не имеет.

В своих отчетах Соболев эту тему аккуратно обходит, указывая, какое количество маломобильных граждан в год фонд перевозит, но скрывая, сколько он на этом зарабатывает. К нам редакцию поступило с десяток писем примерно такого содержания:

«Мы просто в шоке от того, как обдирает «Оберег» тех, кто не может передвигаться сам. Перевозка в его автомобиле по цене выходит гораздо дороже самого дорогого такси. Причем цену узнаешь уже после того, как воспользовался услугой… Чистой воды обдираловка. Они пользуются тем, что в Иркутске отсутствуют такие сервисы, а такси отказываются возить инвалидов… А расхваливают себя так, будто возят бесплатно.»

Как говорится, без комментариев.

Не чурается Соболев и обычных «разводок», которые умело маскирует под «услуги в образовательной сфере». Речь про проект «Мозгобум», представляющий из себя обычный бумажный плакат, на котором собраны отрывочные сведения из школьного курса. Плакатики продаются по цене пять (!) тысяч рублей за штуку. Красная цена такому плакату при офсетной печати — рублей 20. Не удивимся, если Соболев умудрился еще и получить бюджетное финансирование на «разработку» этого псевдообразовательного уродства.

Соболев позиционирует свой плакат как «полную победу над компьютером», «увеличение IQ на 32%» и «замену 12 энциклопедий». Удивительно то, что распространять эту примитивную поделку ему помогают образовательные структуры областного уровня. Хватку бизнесмена видно сразу: под продажу плакатика разработан специальный промо-сайт, на котором доверчивым родителям впаривается ложь о том, что «Мозгобум» одобрен Вассерманом и Друзем.

Если честно, мы даже не знаем, как комментировать эту примитивную разводку на деньги. Впрочем, прошлое Соболева не оставляет сомнений в его способностях — бывший владелец сети подпольных казино, неоднократно «кидавший» партнеров, умеет проделывать и не такие фокусы.

Подведем итог

Еще раз повторим: «Оберег» действительно собирает старые вещи, и действительного оказывает приют бездомным (в том числе бывшим заключенным, которые в благодарность оказывают Соболеву некоторые весьма специфические услуги).

Но суммы, которые Соболев тратит на реальную благотворительность, существенно меньше тех доходов, которые он получает в форме грантов из регионального бюджета, «Фонда президентских грантов» и других организаций.

Ловкие манипуляции с отчетностью позволяют Соболеву не просто держаться на плаву, а весьма роскошно жить. С конкурентами он расправляется жестоко — используя свои масштабные связи в органах власти и среди правоохранителей.

Впрочем, Соболев не одинок. В Иркутске существует еще несколько таких же фондов, о деятельности которых мы вскоре расскажем. В первую очередь это «Фонд Тихомировых», тесно связанный с Соболевым и аналогично использующий крупные бюджетные средства для своего благополучного существования.

В следующей серии мы расскажем о мрачном прошлом Александра Соболева и его связях с уголовным миром. Читайте Бабр!

Новости Прибайкалья - в Вайбере. Только эксклюзив! Подписывайтесь!

Читайте нас в Одноклассниках!

Читайте нас в Телеграме!

URL: https://babr24.com/irk/?IDE=217342

bytes: 21945 / 20646

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Максим Бакулев, политический обозреватель.

На сайте опубликовано 3316 текстов этого автора.

Другие статьи в рубрике "Расследования" (Иркутск)

Как Сергей Тен сделал Сергею Петрову дыру. В бюджете Ангарска

Этот материал будет ОЧЕНЬ интересен тем, кто внезапно обнаружил, что платежи по налогам на имущество как-то очень непомерно выросли. Мастер-класс от пары самых махровых единороссов Иркутской области «Как можно на теме налогов на землю плодотворно сотрудничать, а деньги в кружку экономить».

Михаил Бломберг

РасследованияНедвижимостьИркутск

6273

16.09.2021

Иркутской Думой правит параноик?

Крупный кулуарно-политический скандал разразился в Иркутске. На утро 14 сентября сразу трех человек вызвали на допрос к следователю ОП-5 МВД «Иркутское» старшему дознавателю Е. Р. Сафроновой. Собственно, это могло бы быть обыденным делом, если бы не личности подозреваемых.

Максим Бакулев

РасследованияПолитикаИркутск

31718

13.09.2021

«Тёплые озёра» вне закона: за что чёрные бизнесмены получили бюджетные деньги?

Три компании, которые занимаются туризмом на берегу Байкала, получили в 2021 году льготные микрозаймы на развитие, сообщает 7 сентября 2021 года пресс-служба правительства Иркутской области.

Миша Ковальски

РасследованияТуризмИркутск

11043

13.09.2021

Падение Дмитрия Маценко. Как главарь «торговой мафии» Иркутска стал опустившимся уголовником

Всплывают все новые подробности покушения на убийство шестилетней девочки, которую осуществили брат и сестра Маценко.

Максим Бакулев

РасследованияИркутск

90229

10.09.2021

Дмитрий Маценко: от владельца "Спара" до мелкого уголовника?

Чрезвычайное происшествие в Иркутске не оставило равнодушным никого из жителей города. Некие брат и сестра Маценко из чувства мести пытались поджечь машину, внутри которой находилась шестилетняя девочка.

Максим Бакулев

РасследованияИркутск

54623

09.09.2021

Мэр Ангарска Сергей Петров: Время собирать камни. Коррупционные

У ангарского мэра Сергея Петрова начались непростые времена.

Михаил Бломберг

РасследованияНедвижимостьИркутск

16366

09.09.2021

Денис Мартыняк: Слуга дюжины господ

Великий (тут уже давно пора бы ставить кавычки) юрист Сергей Иванович Шишкин в своëм, наполненном ботами телеграм-канале, взялся рекламировать сторонника партии "Новые люди" Дениса Мартыняка и пообещал "взять его под крыло".

Максим Бакулев

РасследованияЭкономика и бизнесИркутск

14564

08.09.2021

Братская братва. Теперь — в иркутском «сером доме»

Казалось бы, давно ушли те времена, когда известный на всю Россию братский авторитет Вадим Моляков восседал в кресле депутата Думы Братска, а его воспитанник Дмитрий Шимко, у которого руки были по локоть в крови не в переносном, а в буквальном смысле, возглавлял Думу Тайшета.

Максим Бакулев

РасследованияЖКХЭкономика и бизнесИркутск

31839

03.09.2021

Пять неудобных вопросов строителям храма на месте парка в Иркутске

В городе вспыхнул скандал: в Приморском микрорайоне кто-то взялся за старое и захотел возвести большую 55-метровую церковь на месте востребованной у местных жителей зеленой зоны. Почему за старое?

Вадим Палько

РасследованияНедвижимостьРелигияИркутск

17701

01.09.2021

Ангарский Генплан: администрация незаконно подключила дома в 251 квартале к частной теплотрассе

Ситуация в 251 квартале Ангарска получила неожиданный поворот. Кроме того, что дома в этом районе соседствуют с опасным производственным объектом, на котором используется аммиачное оборудование и хранится до 40 тонн ядовитого газа, они еще и не имеют своей теплосети.

Лера Крышкина

РасследованияЖКХНедвижимостьИркутск

1148

20.08.2021

Дело Бардаханова: подставные взяткодатели и “крыша” для мэра?

В деле о 15-миллионной взятке для замначальника следственного управления МВД Бурятии все еще больше вопросов, чем ответов. Спустя почти месяц после громкого ареста мы все еще не знаем, кто стоит за подкупом, что создает простор для появления самых разных версий - порой весьма сомнительных.

Андрей Светлов

РасследованияПолитикаБурятия Иркутск

11988

18.08.2021

Блогнот. Иркутская "Слата" - новый рекорд отвратительного качества

Жуткая икра мне попалась в Слате. При том, что я знаю, что по своей политике Слата обычно старается покупать качественный и при этом с максимальной скидкой (за объём )товар. Но это изделие, язык не поворачивается сказать «икра».

Ирина Голобородько

РасследованияЗдоровьеИркутск

14944

16.08.2021

Лица Сибири

Терпугова Елена

Писарев Павел

Матвеев Сергей

Тюников Александр

Сандаков Яков

Подпругина (Хорошая) Наталья

Скворцов Вадим

Лебедь Владислав

Казакова Татьяна

Аникеев Сергей