Элла Бикмурзина

© Вокруг Света

ИсторияМир

2950

04.05.2009, 14:38

Достойное имя как повод для гордости

Мода на ношение фамилий приходила вместе с Новым временем, а потому достигала не всех одновременно.

Согласно данным социологических исследований, наиболее распространённая фамилия в Великобритании и в США — Смит (Smith), что в переводе означает «кузнец». В Великобритании её носят 0,94% населения, а в США 0,88%. Но в Канаде она уже переехала на второе место, уступив первое китайской фамилии Ли (Li). Фото (Creative Commons license): Hans Splinter

Сегодня кажется, что без имени и фамилии (а некоторым народам ещё и без отчества) обойтись совершенно невозможно. Есть на этот счёт даже исторический анекдот. Идёт суд во времена Великой французской революции. Судья просит подсудимого назвать имя.

— Де Сен Сир, — отвечает тот.

— Но дворянства во Франции больше нет, — возражает судья, имея в виду предлог «де», указывающий на принадлежность к высшему свету.

— Значит, я просто Сен Сир.

— Прошли времена суеверий и мракобесия, — напоминает судья, намекая на «сен».

— Что же, согласен быть просто Сиром.

— Но «Сир» — это обращение к королю, а у нас уже нет короля.

— В таком случае у меня и вовсе нет фамилии, — радостно восклицает подсудимый.

Нет фамилии, нет человека. Абсолютно обескураженный судья вынужден отпустить подсудимого.

Прожить без фамилии

Конечно, фамилии были у людей не всегда. У разных народов они появились в разное время и при разных обстоятельствах. В старину люди прекрасно обходились без них.

Как-то однажды мне довелось увидеть в магазине сувениров вырезанную из дерева миниатюру — юноша в зипуне и меховой шапке верхом на сером волке. Надпись гласила «И. Царевич». Кажется, будто храбрый наездник звался Иваном и носил гордую фамилию Царевич. Но, конечно, это было не так, и у сказочного Ивана-царевича никакой фамилии не было, как не было её и у Ивана-дурака.

Не было фамилии и у Леонардо да Винчи (Leonardo da Vinci, 1452–1519), и поэтому неправильно писать Л. да Винчи. «Да Винчи» — это не фамилия, а прозвище, часть имени, указывающая на место, где этот человек предположительно родился. А вот у его биологического отца мессира Пьеро Фруозино ди Антонио фамилия была: он был родовитым синьором и мог бы гордиться своей семьей («фамилией», от латинского слова «familia» или итальянского — «famiglia»), поскольку знатен был уже его дед Антонио, нотариус, как и мессир Пьеро. Но Леонардо родился вне брака, у простой крестьянки Катерины, не знавшей ни роду, ни племени, поэтому фамилия ему не полагалась.

Тотальное присвоение людям фамилий имело большое экономическое значение и следовало за развитием капитализма: его связывают обычно с необходимостью регулирования института наследования. По всей видимости, первые фамилии появились в экономически развитых областях Северной Италии в X–XI веках и прилегающей к ним юго-востока Франции.

Восточные славяне (русские, белорусы, украинцы) в дохристианскую эпоху, то есть почти до конца Х века, использовали только личные имена, которые давались детям при рождении. Преимущественно это были языческие славянские имена, в целом ясные по значению и этимологически очевидные. А членам княжеских семей и княжеских дружин особенно полюбились имена соседей-викингов: Олег (Helgi — «святой»), Игорь (Ingvar — «молодой»), Глеб (Gudleifr).

После крещения Руси в 988 году восточные славяне стали получать крестильные имена, которые соответствовали именам христианских святых. Однако вплоть до XVIII века сохранялась практика давать ребёнку в дополнение к официальному крестильному имени ещё одно, так сказать, внутрисемейное. Его называли сначала мирским именем, а позже — прозвищем.

Более точной идентификации человека способствовали патронимы (имя по отцу), которые использовались как дополнение к одному или двум личным именам. Бывало, что к патрониму сына добавляли патроним отца — в таком случае имя человека состояло из трёх элементов, относившихся к трём поколениям: сыну, отцу и деду.

Эта система стала общепринятой с XIV века. К примеру, звали парня Иваном, его отца — Пётром, а деда — Фомой, полное трёхэлементное имя этого человека выглядело так: Иван Петров сын Фомина. Притом в качестве любого из этих трёх элементов могло использоваться прозвище. Например, Иван Петров сын Боброва (бобр), Андрей Семёнович Горбатого (горбатый). Случалось, что добавлялся и патроним деда, и имя становилось четырёхэлементным — Иван Петров сын Боброва Жданова.

Эскиз фрески Виктора Михайлович Васнецова «Крещение князя Владимира». При крещении князь Владимир Святославович взял крестильное имя Василий, в честь своего византийского восприемника

Известный специалист по славянским языкам и литературе Борис Унбегаун (1898–1973) в книге «Русские фамилии» отмечает, что подобная система обладала рядом недостатков. Не всегда было ясно, относится ли третий элемент — если это не крестильное имя — к прозвищу отца или его патрониму. Так, в имени Иван Петров сын Боброва «бобр» может быть как прозвищем отца, так и именем деда в родительном падеже.

Более серьёзный недостаток заключался в необходимости вносить изменения в имя каждого поколения. Это несоответствие было крайне неудобным для общества, где большое значение придавалось генеалогии, и со временем один из двух патронимов стал постоянным наследственным именем, то есть фамилией. В России процесс «фамилизации» начался в XVI веке и поначалу, как и в Италии, затронул лишь семьи высших социальных слоёв. Что интересно, не везде патроним стал родовым именем — в Исландии, например, до сих пор вместо фамилии используют патроним, что доставляет немало хлопот иностранцам.

По прозвищу или по батюшке?

Русские фамилии обычно образовывались от личных имён — крестильных и прозвищ, которые человек получал по профессии, месту жительства или каким-то особенным, характерным для него признакам.

Однако между русским и западноевропейским языками — например, английским, французским или немецким — есть существенная разница в том, каким образом имя становится фамилией. В этих языках часто индивидуальное имя человека становится фамилией без всяких морфологических изменений — примером тому служат английские фамилии Henry, Cooper, французские Racine, Hugo, немецкие Braun, Schiller. В русском же языке использование немодифицированного имени в качестве фамилии — явление исключительное, особенно это касается имён существительных. Такие фамилии в большинстве своём украинского или белорусского происхождения, и великорусы воспринимали их как чуждые исконному русскому типу. Так, вероятно, от прозвищ произошли фамилии Кривоглаз («человек с одним глазом»), Кукольник («мастер по куклам»), Медведь, Мороз, Гоголь («утка»).

Подавляющее же большинство русских фамилий имеют патронимический характер, который выражается специальными суффиксами: преимущественно -ов/-ев и -ин. Патронимические модели образования фамилий характерны и для других православных славян — болгар, сербов. Фамилии неправославных славян — поляков, чехов, словаков, словенцев — оформлялись по модели, более близкой западноевропейскому типу.

Что любопытно, в фамилиях на -ин есть небольшая группа — производных от женских имён, то есть матронимические фамилии (Ленин, Верин, Надеждин). В редких случая матронимы (матчества) выполняли ту же функцию, что и патронимы, чаще всего они использовались, чтобы назвать ребёнка, рождённого вне брака. Так, Олег Настасьич был сыном князя Ярослава Голицкого и его возлюбленной Настасьи. Исследователями были найдены и примеры трёхэлементных матронимических имён — Сенка Гридин сын Натальин, Григорей Ильин сын Домнин.

Патронимические фамилии встречаются в некотором количестве и в западноевропейских языках — они содержат специальный морфологический элемент, отличающий их от имени. Чаще всего этот элемент указывает на отношение сына к отцу, и такая фамилия по существу патроним: английские Atkins, Woods, голландские Peeters, Cooremans. В них используется форма родительного падежа на -s.

Иногда к личному имени для образования патронима добавляется слово со значением «сын». Это особенно характерно для скандинавских фамилий — например, шведские Nillsson, Persson, датские Andersen, Rasmussen. К этому же типу принадлежат и кельтские фамилии, образованные с помощью Mac или O’: Macdonald, Macmillan, O’Connar.

Плохое слово

Раз уж речь зашла о датских фамилиях, невозможно не вспомнить историю, о которой писал Лев Успенский (1900–1978) в увлекательнейшей книге «Ты и твоё имя». С датчанами патронические фамилии сыграли злую шутку. Дворянские семьи обзавелись фамилиями ещё в середине XVI веке по приказу короля.

Успенский пишет, что 31 июля 1957 года в газете «Berliner Zeitung» появилось удивительное сообщение о копенгагенской конторе по продаже «новеньких, свеженьких, только что изготовленных» фамилий: стоит сделать заказ, и вам подберут (или сочинят) какую угодно фамилию опытные, обладающие изысканным вкусом учёные. Указывалась даже рыночная цена: при перемене фамилии датчане должны уплатить сорок крон датскому государству и шестьдесят — Олуфу Эгероду (Oluf Egerod), владеющему замечательной конторой.

Рыболовное судно на датском побережье. Фото (Creative Commons license): John Nuttall

Дело, конечно, не в том, что жителям Дании некуда девать лишние сотни крон или нет других развлечений, кроме как менять себе фамилию время от времени:

Удивительное ли дело, что чрезвычайное изобилие в Дании одинаковых, как две капли воды похожих друг на друга, фамилий стало в последнее время там чуть ли не национальным бедствием. Пока все эти Ларсы Ларсены и Нильсы Нильсены (отчеств в нашем смысле в Дании нет) жили каждый на своём хуторке или в своей деревушке, этот — над Зундом, а тот — у залива Яммер-Бугт, всё шло хорошо. Телефонов не было, зато были у каждого свои приметы: один был рыбак, второй поселился под большим дубом, у третьего имелась всей округе известная рыжая борода. А теперь в крупном городе как отличишь нужного вам человека, роясь в справочнике, висящем в будке телефона-автомата?

По всей видимости, эта проблема действительно создавала серьёзные трудности, раз правительство Дании не только разрешило, но и всячески поощряло замену стандартных, распространённых фамилий новыми, пусть вычурными и даже некрасивыми, но только бы непохожими на другие.

В последние годы растет число людей, желающих поменять фамилию, и в Белоруссии. Но там, в отличие от Дании, власти не потворствуют новой моде. Такая замена возможна, но, как бывало и в СССР, для этого требуются веские и хорошо обоснованные причины.

Аристократ за пять минут

Поначалу наличие фамилии было социально значимым. Она противопоставлялась прозвищу, как родовое наименование — индивидуальному. Поскольку прозвище характеризует конкретное лицо, актуальным оказывается его непосредственное значение. Например, прозвище Седой ассоциируется с сединой его носителя, в то время как с фамилией Седов ничего подобного не происходит.

Фамилия — это родовое имя: его особенность в том, что оно коллективно, принадлежит не одному, а нескольким людям, членам одной семьи (фамилии). От отцов она переходит к детям, от мужей — к жёнам. Фамилия не может содержать в себе признаков, которые обрисовывали бы те или иные черты, общие для всех членов данного рода. Она просто прилепляется к совершенно непохожим людям на основании единственного признака — родства.

А прозвище — наоборот, указывает на одного-единственного, данного человека, на его личные, только ему одному присущие отличительные черты.

Нередки случаи, когда прозвище превращалось в фамилию. Но ещё интереснее рассмотреть случаи обратного перехода — превращение фамилии в прозвище. В 1689 году известный книжник Московского печатного двора Сильвестр Медведев за участие в заговоре был наказан и лишён фамилии — стал Сенка Медведь.

Фамилия человека, как и его имя, свидетельствовали о его социальном статусе. Так, знатная барыня Е.П. Янькова заявляла в начале XIX века:

…А важничать ей [невестке] не приходилось с нами; мы были ведь не Чумичкины какие-нибудь или Доримедонтовы, а Римские-Корсаковы, одного племени с Милославскими.

К примеру, фамилии на -ский/-ской преимущественно аристократического происхождения. Они обычно были производными от названий княжеских владений: Вяземские, Елецкие, Трубецкие. Граф Разумовский, морганатический супруг императрицы Елизаветы Петровны и родоначальник династии Разумовских, был сыном простого «реестрового» казака с Черниговщины. Его первоначальная фамилия была Розум (с ударением на первом слоге). Но, приблизившись к Елизавете, он стал Разумовским — при этом не только окончание -ский придало его фамилии аристократический облик, но и акающее произношение заставляло воспринимать его фамилию как великорусскую.

У Ги де Мопассана (Guy de Maupassant, 1850–1893) в романе «Милый друг» есть занятная сцена: когда Дюруа и Мадлен — люди незнатного происхождения — решают пожениться. «Я хотела бы, — признаётся она, — носить дворянскую фамилию. Не можете ли вы, раз уж мы женимся, сделаться… ну, сделаться дворянином?»

Жених несколько смущён и не совсем понимает, о чём речь. Но, оказывается, всё просто — он должен лишь разбить свою настоящую фамилию на две части, писать её не «Дюруа», а «дю Руа». Деревушка, откуда он родом, зовётся довольно некрасиво — Кантлэ. Но если это имя чуть-чуть изменить, превратив его в «Кантель», да прибавить к новой фамилии, получится «дю Руа де Кантель». Это уже лучше!

Можно было бы предположить, что Мопассан высмеивает аристократические амбиции свои героев, но подобные вещи вовсе не были чем-то из ряда вон выходящим — ни в Европе, ни в России. В России к тому же фамилии стали широко употребляться в крестьянской среде только после отмены крепостного права в 1861 году. И бывшие владельцы, недолго думая, давали своим крестьянам свои фамилии.

Интересно, что немалое число русских семей носят явно нерусские фамилии — Муратовы, Ахматовы, Рахмановы, Абдуловы. Между тем Мурат, Ахмат, Рахмат, Абдулла, от которых произошли их фамилии, — это тюркские имена. Предположение, что такие семьи ведут происхождение от иноплеменников, не всегда оказывается верным.

Дочь Мустафы Кемаля Ататюрка Сабиха стала первой в Турции женщиной-пилотом, за что получила прозвище Гёкчен — «пришедшая с небес». Теперь имя Ататюрка носит главный аэропорт Стамбула, а вспомогательный — имя Сабихи Гёкчен. Фото из архива Библиотеки Конгресса США

Бывало, у главы семьи близкий друг татарин или мордвин, и они обменивались мирскими именами, чтобы стать побратимами. Случалось, заезжал в дом какой-нибудь иноземный гость, и его необычное имя получал один из детей. Нередко Николаев да Фёдоров окружающие знали лишь под их мирскими именами — Ахметами да Карлами. Поскольку мирское имя было более привычным в быту, то и потомки получали фамилию именно по нему. А уже позже, через несколько поколений, рождались легенды о знатном, скажем, татарском или европейском происхождении рода.

Дочь Мустафы Кемаля Ататюрка Сабиха стала первой в Турции женщиной-пилотом, за что получила прозвище Гёкчен — «пришедшая с небес». Теперь имя Ататюрка носит главный аэропорт Стамбула, а вспомогательный — имя Сабихи Гёкчен. Фото из архива Библиотеки Конгресса США

Отцом нации быть согласен

Потребовались столетия, чтобы в России фамилии стали общепринятыми и обязательными. Но так было не везде. Взять, к примеру, Турцию, где фамилии появились очень быстро, словно по взмаху волшебной палочки.

В начале июля 1934 года Национальное собрание Турции приняло закон о введении в стране фамилий. Это было очень важное решение — в Османской империи основная масса людей имела только имена, что приводило к большой путанице и не соответствовало требованиям нового государства, главным идеологом и реформатором которого был Мустафа Кемаль (Mustafa Kemal Atatürk, 1881–1938).

Закон был введён в действие с начала 1935 года. Каждый старался найти себе турецкую фамилию, иностранные окончания были запрещены. Александр Жевахов в книге «Ататюрк» пишет, какие фамилии выбирали себе представители политической элиты и ближние Мустафы Кемаля:

Исмет стал Инёню в память о двух сражениях, выигранных им во время войны за независимость. Нури взял фамилию Конкер — это название местности, где он сражался бок о бок с гази [Мустафой Кемалем] во время битвы за Дарданеллы. Министр иностранных дел стал Арас — это название реки, где он вёл переговоры; Халиде Эдип взяла фамилию Адывар («Та, у которой есть имя»), а Афет станет Инан («закон» и «вера»), другая приёмная дочь Кемаля Сабиха, ставшая пилотом, — Гёкчен («Приходящая с неба»).

Конечно, особенный интерес вызвала будущая фамилия самого Мустафы Кемаля. Саффет Арыкан, бывший генеральный секретарь Народной республиканской партии, предложил ему фамилию Тюрката — «ата» означает «отец, предок». Хотя фамилия Тюрката грамматически более точная, тем не менее выбор Национального собрания пал на фамилию Ататюрк, более благозвучную. Именно эта фамилиия и была предложена Мустафе Кемалю, который и зовётся с тех пор «отцом турков».

Относительно поздно, только в 1901 году, был принят закон, по которому все жители страны обязывались иметь фамилии, и в Швеции. До этого обычно ребёнок при рождении получал патроним. В качестве «фамилии» вместо имени матери или отца могло даваться какое-нибудь красивое прозвище — Берёзка (Björk), Утёс на озере (Sjöberg).

В общем-то, система родовых имён и сегодня в ряде стран подвергается изменениям. Так, китайские власти, обеспокоенные тем, что более миллиарда человек в стране носят всего 100 фамилий, начали реформу. На сегодняшний день 93 млн китайцев носят самую распространённую в стране фамилию Ван (Wang), 92 млн — следующую по популярности Ли (Li). Также в Китае проживает 88 млн человек по фамилии Чжан (Zhang). Ещё семь распространенных фамилий, в том числе Чэнь (Chen), Чжоу (Zhou) и Линь (Lin), носят приблизительно по 20 млн человек. Это крайне неудобно.

Министерство общественной безопасности КНР предложило новый проект системы фамилий в стране. Согласно этому проекту, новорожденные дети смогут официально регистрироваться и под двойной фамилией, представляющей собой соединение фамилий родителей. К примеру, если фамилия отца Чжоу, а матери — Чжу, то у ребенка появится четыре варианта фамилий — Чжоу, Чжу (Zhu), Чжоучжу или Чжучжоу. Как полагают авторы закона, сочетание сотни самых растространненных фамилий с десятью тысячами менее распространенных даст стране примерно 1,28 млн вариантов новых фамилий.

Элла Бикмурзина

© Вокруг Света

ИсторияМир

2950

04.05.2009, 14:38

URL: https://babr24.com/?ADE=77374

bytes: 18895 / 18234

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Элла Бикмурзина.

Другие статьи в рубрике "История"

Томичи знают историю французского коменданта города. Исторический опрос Бабра

Продолжаем публиковать результаты исторических викторин от телеграм-канала «Томск. Дальше некуда» – серии загадок, связанных с малоизвестными фактами из прошлого города и региона.

Пепел

ИсторияОбществоТомск

1019

22.09.2022

Николаю Второму — за Транссиб

Затрону я совершенно неполиткорректную тему. Надо бы нам поставить памятник, ну или бюст, государю императору Николаю II. Понимая, что по этому поводу начнется вполне понятное бурление, поясню, что государь император достоин памятника по себе именно за строительство Транссибирской железной дороги.

Дмитрий Верхотуров

ИсторияОбществоТранспортКрасноярск

3670

20.09.2022

Томичи знают о прошлом Татарской слободы. Исторический опрос Бабра

Летом телеграм-канал «Томск. Дальше некуда» запустил исторические викторины – серию загадок, связанных с малоизвестными фактами из прошлого города и региона. В последней викторине, опубликованной 13 сентября, мы говорили об одном из старейших и интересных районов Томска.

Пепел

ИсторияОбществоТомск

1213

14.09.2022

Инсайд. О вхождении Бурятии в состав России

Вхождение Восточной Бурятии в состав России Как выяснилось, вопрос до сих пор изучен не особенно хорошо, а еще хуже дело обстоит с популяризацией хотя бы того, что изучено.

Пётр Нокс

ИсторияБурятия

1795

12.09.2022

Томск и его дома: следственная тюрьма НКВД

К 30 октября – Дню памяти жертв политических репрессий – в Томске после реконструкции откроется музей «Следственная тюрьма НКВД». Сто лет назад в подвале здания, где он находится, пытали, держали и обвиняли простых томичей, приписывая им шпионаж, измену родине и троцкистские взгляды.

Пепел

ИсторияКультураОбществоТомск

9591

12.09.2022

«Крыловщина»: первый рейдерский захват в Иркутске

Когда к Иркутску подошел Московский тракт, это был один из главных сибирских городов. Население насчитывало уже около 9 тысяч человек. Очень много по сибирским меркам. И главные тут – купцы, потому что основным двигателем развития города являлась торговля. А вот помещикам откуда взяться?

Камиль Фахрутдинов

ИсторияИркутск

3506

09.09.2022

История Монголии: в каком мире родился Чингисхан

Бабр запускает цикл материалов об истории Монголии, в которых подробно будет изложено, почему монгольский мир — уникальное и интересное явление с исторической, культурной и экономической точек зрения.

Виктор Кулагин

ИсторияКультураМонголия Китай

13546

09.09.2022

Томичи знают, кем была их землячка Лидия Делекторская. Исторический опрос Бабра

В августе телеграм-канал «Томск. Дальше некуда» запустил исторические викторины – серию загадок, связанных с малоизвестными фактами из прошлого города и региона. В последней викторине, опубликованной 6 сентября, мы вспоминали историю уроженки Томска Лидии Делекторской.

Пепел

ИсторияОбществоТомск

6069

07.09.2022

Золото прошлого: в Томске ищут клад в замурованном подвале краеведческого музея

Томские исследователи ищут клад в замурованном подвале областного краеведческого музея. Пока исследователи точно не знают, что обнаружат в помещении с двухсотлетней историей – сокровища золотопромышленника Асташева или реликвии томского духовенства.

Пепел

ИсторияОбществоТомск

7260

06.09.2022

Дела давно минувших дней: в Томске нашли 2000-летнее поселение

Археологии обнаружили древнее поселение, более двух тысяч лет назад располагавшееся на территории Томска. Находка подтвердила тезис, утвержденный еще в конце XIX века, – там, где сейчас стоит город, ранее уже жили люди.

Пепел

ИсторияНаука и технологииТомск

6778

02.09.2022

Томичи знают, как раньше назывался проспект Ленина. Исторический опрос Бабра

16 августа телеграм-канал «Томск. Дальше некуда» запустил исторические викторины – серию загадок, связанных с малоизвестными фактами из прошлого Томска и Томской области.

Пепел

ИсторияОбществоТомск

4808

31.08.2022

«Это на 100% историческое сооружение». В томской Палочке появилась землянка спецпереселенцев

Рядом с Центром памяти спецпереселенцев в селе Палочка Томской области появилась точная копия землянки с глиняной печью — такие в тридцатых годах прошлого века строили репрессированные, сосланные в Сибирь.

Пепел

ИсторияОбществоТомск

7821

10.08.2022

Лица Сибири

Аликина Любовь

Хорошева Ирина

Беспалов Дмитрий

Рычкова Ирина

Оланов Андрей

Носков Иван

Латынина Светлана

Осадчий Алексей

Большешапов Михаил

Иванец Вячеслав