Наталья Шапарова, БАБР.RU

© Babr24.com

События Мир

4947

18.01.2005, 16:29

Сегодня - Крещенский вечерок

Этот день исстари почитался славянами как канун Крещения Господня, одного из величайших праздников года. Фактически, этот день был как бы подготовкой к Богоявлению, и многие его ритуалы и обычаи как бы подводили итог двенадцатидневного святочного цикла.

Например, в знак завершения святочного периода, в канун Крещения из дома удалялись все символы рождественских праздников, в частности, украшения и символы плодородия, такие, как солома, обрядовый хлеб и пр. Так, у восточных и западных славян из избы выносили сено, пролежавшее на столе все святки (в некоторых местах из этого сена и другого мусора устраивали ритуальные костры); сербы и болгары собирали с пола рождественскую солому и развешивали ее по постройкам, в садах и огородах, иногда на плодовых деревьях и на полях (для обеспечения урожая); украинцы и русские развязывали и выносили из дома рождест-вен-с-кий сноп ("розпускали кольидник"), и т.п. Во многих местах в сочельник снимали святоч-ные украшения, выносили из дома накопившийся святочный мусор и пепел из очага, а также вытаскивали не успевшую сгореть до этого дня часть бадняка (обрядового полена, горевшего все святки) и зарывали ее в землю посреди поля или виноградника (опять-таки для стимуля-ции плодородия, жизненной силы земли), либо прятали в укромное место и хранили до следующего Рождественского сочельника (в этом случае оставшейся головней разводили "новый огонь"). Обрядовый хлеб, лежавший на божнице (в "красном углу") в продолжение святок, скармливали скоту и домашней птице (считалось, что это защищает домашних животных от болезней и обеспечивает хороший приплод скота и яйценосность птиц); кое-где то же самое делали и с остатками святочной пищи (например, в некоторых местах остатки кутьи, хлеба и блинов, оставшиеся от трех святочных ужинов, смешивали с зернами и освященной водой и отдавали домашним животным).

Очень многие обычаи и обряды Крещенского сочельника почти в точности повторяли обычаи, приурочивавшиеся к кануну Рождества. Например, весь канун Богоявления, как и канун Рождества, крестьяне проводили в строжайшем посте (даже дети, подростки и больные стара-лись не есть "до звезды"), а во время вечерни обязательно собирались в церковь. Поздним вечером в каждом доме устраивалась ритуальная трапеза, называемая Сочельником, Голодной кутьей, или Голодным святым вечером; эта трапеза традиционно проходила по обычаям "коляд-ных" (святочных) ужинов. Для нее готовили нечетное количество постных ритуальных блюд: например, у восточных славян на стол обязательно подавали кутью, бобовые блюда, сухие фрукты (узвар), иногда и мед, а также пекли блины и ритуальный хлеб (кара-вай, печенье, пироги и пр.). При этом все время трапезы у всех славян было обычно заполнено разнообразными обрядами и обычаями, свято соблюдаемыми в каждой семье. Так, например, в некоторых белорусских селах принято было съедать ужин в Крещенский сочельник как можно быстрее, чтобы летом вовремя управиться с полевыми работами. Болгары в сочельник устраивали третий, последний святочный ужин ("кадена вечеря") и к традиционным постным блюдам добавляли грецкие орехи и зерно, а также ставили свечу, не догоревшую после двух предыдущих трапез. Сразу после ужина хозяева кормили домашнюю птицу в обруче от бочки, гадали об урожае, приплоде скота и благополучии дома, обвязывали соломой фруктовые деревья, чтобы получить хороший урожай фруктов, и пр.

У восточных славян в Крещенский сочельник принято было приглашать к ужину некоторых мифологических персонажей - Мороз, Волка, Зверей, Ветер и пр.; такое приглашение должно было задобрить их и предотвратить их приход в неурочное время, когда они могут серьезно навредить людям и хозяйству. Обряд приглашения совершался обычно перед самым началом ужина, когда хозяин громким голосом зазывал: "Мороз (или Волк и пр.), иди кутью есть!", и добавлял пожелание, чтобы приглашаемый не приходил летом, не трогал поля и скот и т.п. Обычно такое приглашение произносилось в окно, в трубу или у печи, с порога дома или у ворот (т.е. в обычных местах контакта с потусторонним миром), и хозяин при этом держал в руках ложку или миску с отложенным приношением (кашей или киселем).

Помимо вредоносных мифических персонажей, к столу в Крещенский сочельник приглашали также и души умерших предков. Для них подбрасывали к потолку первую ложку кутьи; клали на стол лишнюю ложку и тарелку; откладывали часть пищи от каждого блюда в особую миску ("Щоби сi душi накормили тай памнiтали Свйит-вечiр водохрэсний"); освобождали место за столом; зажигали свечу "для мертвых"; открывали двери, окна, печную трубу; клали блины или кутью на окно и т.д. Наряду с этим, в некоторых южнорусских областях вечером перед праздником Богоявления "грели родителей", разводя во дворах или в воротах большие костры из соломы и навоза и приглашая умерших предков греться у огня; при этом нередко делали и общий костер (как бы для всех покойников), собирая для него солому и щепки со всех дворов.

Все эти обряды были связаны с представлением о Крещении как о переломном, пограничном времени. Крещение было завершением святок - нечистого, "поганого" и опасного периода. С наступлением Крещения заканчивался краткий период присутствия на земле душ умерших и некоторых сезонных демонов, а также вообще разнообразных нечистых духов; и в сочельник эти сверхъестественные существа как бы прощались с миром и покидали его вместе с отходящими праздниками. Нередко их даже специально выпроваживали при помощи различных ритуальных действий сразу же после вечер-ней трапезы. Так, например, крестьяне верили, что после святок "дзяды", души умерших, возвращаются обратно в поту-сто-ронний мир, поэтому на Крещение их с особыми обрядами "провожали" из дома; в это же время устраивались и проводы других сверхъ-естест-венных существ (нечистой силы, а также "старого года", "кутьи", "коляды" и т.п.), только их, в отличие от "дзядов", не провожали с почтением, а изгоняли. Например, в Крещенский сочельник после ужина во многих местах "прогоняли кутью" выстрелами во дворе, ударами палкой в ворота и двери дома, хлопаньем кнутов, битьем в печные заслонки и пр.; в русских селах парни скакали верхом на конях вдоль села и с громкими криками били метлами и кнутами по углам и заборам, "изгоняя святки"; в некоторых белорусских селах хозяин приносил в дом шапку гороха и бросал горстями по углам и по полу, приговаривая: "Идзи уже, калядка, з Богам найвыжшим, а за рок зно? да нас прыбывай!", и т.д. У болгар и македонцев символическое изгнание святочных нечистых духов заключалось в ритуальных обходах церковнослужителей в канун Крещения, когда дворовые постройки и сами угодья окропляли святой водой; то же самое наблюдалось и во многих других местах, где также освящали воду не только в сам праздник Крещения, но и накануне.

Водосвятие издревле было одним из самых значимых обрядов как Крещения, так и Крещенского сочельника. Например, в некоторых русских селах в канун Крещения воду освящали внутри храмов или в колодцах, а в самый день Крещения - на ближайшей реке или озере, изгоняя из вод всех находящихся там нечистых духов. Воду, освящаемую в церкви накануне праздника Богоявления, поселяне приносили домой и окропляли ею жилые здания, людей, хлева, домашних животных, разные хозяйственные принадлежности и подсобные помещения (например, в Малороссии обязательно окропляли погреба, где зимуют пчелы); при этом окропление нередко сопровождалось другими охранительными действиями, например, вычерчиванием мелом или выжиганием крестов на дверях, окнах, притолоках и других особенно видных местах зданий. В некоторых областях Литвы в сочельник перед Крещением на дверях также писали латинские буквы: G.M.B. - начальные именные буквы волхвов (Гаспар, Мелхиор, Валтасар), приходивших с дарами в Вифлеем на поклонение младенцу Иисусу Христу; а те, кто не владел грамотой, вместо них рисовали три креста. В Хорватии вечером на Крещение в двери домов затыкали дубовые веточки, которыми утром кропили хозяйственные постройки, а в некоторых районах Польши вокруг двора по всему забору чертили непрерывную линию, замыкая жилое пространство.

Освящение воды накануне Богоявления, так же, как и в сам праздник Крещения, без сомнения, было связано с легендой о крещении Христа в реке Иордан. При этом у всех славян издревле существовало представление о том, что в ночь накануне великого праздника всякая вода в реках и источниках благословляется и освящается самим Господом, и в мире творятся всякие чудеса: на мгновение "открываются небеса", и у человека, увидевшего это чудо, исполняется любое желание; перестает дуть ветер, животные начинают разговаривать человеческими голосами, сны оказываются вещими, на деревьях появляются цветы и зреют золотые яблоки, святые спускаются на землю и ходят среди людей, и т.п. По общесла-вянс-ко-му поверью, вода в водоемах в самую полночь на миг останавливает свое течение и стано-вит-ся чудодейственной, целебной, святой и чистой, "окрещенной"; во многих местах верили, что она ненадолго превращается в вино (реже - в золото или серебро, в кровь Христову и т.п.), а восточные славяне полагали также, что если в самую Крещенскую полночь вода в проруби сама колыхнется, "пойдет волной", то в ней можно увидеть Господне Крещение. Поэтому многие поселяне в полночь непременно ходили к проруби за водой, надеясь увидеть это чудо, и старались зачерпнуть воды в самую минуту колыхания. Воду, набранную в это время, хранили в течение года как реликвию, полагая, что она не может испортиться и способна вылечить практически любой недуг. Даже крещенский снег в народе наделялся священной магической силой: русские крестьяне собирали его ночью со стогов или крыш, топили и хранили в течение года от болезней и нечистой силы, а также как средство для отбеливания холстов.

Совершались накануне Богоявления и другие ритуалы, преимущественно из числа тех, которые приурочивались также к кануну Рождества и Нового года. Например, во многих местах принято было в "Крещенский вечерок" ходить по домам "щедровать", колядовать. Обычно этим занималась молодежь: парни и девушки (а иногда и взрослые, либо детишки) собирались группами, ходили по селу, распевали колядки и произносили различные благо-по-же-лания, а хозяева за это одаривали их различной снедью, иногда - мелкими деньгами и пр. В Македонии и некоторых других местах в это время совершались заключительные обходы русалий. У восточных славян в Крещенский сочельник (либо накануне Рождества или Нового года) "кликали плугу", т.е. славили плуг; этот обряд, по-видимому, был разновидностью т.н. "авсеневого ритуала" и должен был благотворно воздействовать на плодородие земли. По сути своей, подобные обряды были языческими, однако сохранялись долгое время и после принятия язычниками веры Христовой, сливаясь с чисто христианскими ритуалами.

Помимо них, языческими по сути были также и гадания, совершаемые в сочельник (как на Рождество, так и на Крещение). Как последний срок присутствия на земле нечистых духов и время активности потусторонних сил вообще, Крещенский вечерок считался одним из самых подходящих дней для гаданий о судьбе и о будущем; при этом гадания начинались обычно после заката солнца, с той минуты, как в домах зажигали огонь, и заканчивались порой глубокой ночью (так как некоторые гадания требовалось проводить в полночь или даже заполночь). Гадали преимущественно девушки, но к некоторым гаданиям прибегали и парни, и даже взрослые люди; гадали как в доме, так и в нежилых постройках (банях, овинах, амбарах и пр.), на улице, на перекрестках, у реки и пр. Гадания были самыми разными: и достаточно безобидными, и "страшными".

К числу более-менее безобидных гаданий относились гадания по различным приметам и предметам, снам, случайным знакам и пр. Например, для гадания о судьбе нередко брали миску или стакан с водой и понемногу лили в воду расплавленный воск или олово, либо выпускали в воду яичный белок; в любом случае, о будущем (вступлении в брак, счастливой или несчастной жизни, смерти и т.д.) судили по появляющимся в воде различным фигурам - случайно застывшим каплям воска, сгусткам белка и пр. Очень распространо было также такое гадание: девушки снимали с насеста кур и приносили в горницу, где заранее раскладывали воду, хлеб, уголь, золотые, серебряные и медные кольца; считалось, что если курица начнет пить воду, то у гадающей муж будет пьяница, если будет есть хлеб - муж будет бедняк, если клюнет золотое кольцо - муж будет богатый, а если медное - нищий, и т.д. (впрочем, толкования допускались разные). Иногда гадали еще так: брали скорлупы грецких орехов, резали восковые свечи на маленькие кусочки, зажигали их, вставляли в скорлупки и пускали плавать в чашку с водой, а затем смотрели: чья скорлупка потонет - та гадающая умрет незамужней; чья свечка сгорит скорее всех - той девице скорее и замуж выйти; чья свеча будет гореть дольше всех - той девушке остаться незамужней. Чтобы узнать облик будущего супруга, девушки перед сном ставили под кровать миску с водой и клали поперек прутик, а затем говорили: "Суженый-ряженый, переведи через мост"; или клали под подушку гребенку, говоря: "Суженый, ряженый! причеши мне голову" (считалось, что тогда суженый явится во сне и исполнит просьбу). Об имени "суженого" гадали так: девицы, собравшиеся все вместе в один дом, выходили на улицу и каждая спрашивала об имени первого встречного человека, полагая, что такое же имя (а по некоторым поверьям - и такая же "красота") будет и у ее жениха. Многие девушки ходили слушать под окна чужих домов и по доносившимся отдельным словам и самому настроению разговоров судили о будущей жизни (считалось, например, что если разговор веселый, то такова же будет и жизнь в замужестве). Для того, чтобы узнать, каков характером будет муж, девушки в темноте заходили в дровяной сарай и брали из поленницы полено, приносили его домой и там смотрели: если оно гладкое - муж будет хороший, а если суковатое и с трещинами - муж будет дурной и сердитый. Чтобы узнать, в какую сторону выдадут замуж, девушки бросали башмаки через ворота на улицу и смотрели, в какую сторону обращен носком упавший башмак (хуже всего, если башмак указывал на домашние ворота - это значит, что гадающей в этом году не выйти замуж); либо выходили к забору и говорили: "Залай, залай, собаченька, залай, серенький волчок", и слушали, откуда послышится лай (в ту сторону и замуж отдадут) и как он далеко раздается (если слышится издалека, то замуж идти на чужую сторону). Еще более распространено было такое гадание: после заката солнца девушки нагими выходили на улицу и там пололи снег, кидали его через плечо и затем слушали - в какой стороне послышится что-нибудь, в ту сторону и замуж выдадут. Подобных гаданий у всех славян насчитывалось множество, и к ним прибегала большая часть молодежи. "Страшные" гадания проводились при непосредственном или предполагаемом участии нечистых духов; поэтому, хотя такие способы гадания и считались "самыми верными", прибегать к ним решались только самые смелые девушки и парни. Например, очерь распространено было гадание с приглашением "суженого" на ужин: для этого девушка накрывала в пустой комнате стол скатертью, клала прибор, кроме ножа и вилки, и говорила: "Суженый, ряженый! приходи ко мне ужинать"; после этого она запирала двери и окна и садилась за стол, ожидая "суженого". Гадающие рассказывали, что перед его появлением ветер начинает шуметь под окнами и ударяет в окна и двери, а потом входит "суженый" (на самом же деле - черт в его обличьи), садится за стол, и в это время его нужно хорошо рассмотреть; можно также спросить его имя, только нельзя отвечать на его вопросы и вставать из-за стола. Обычно "суженый" во время разговора достает какую-либо вещь (платок, ленточку и пр.), и в это время обязательно нужно "зачураться" (т.е. сказать: "Чур моего места! Чур меня!"; тогда "суженый" исчезнет, оставив принесенную вещь); если же гадающая не успеет сделать этого или испугается, то "суженый" может задушить ее или увести с собой. Вариантом этого гадания являлись такие способы: девушка клала в стакан воды обручальное кольцо своей матери (или свое собственное колечко) и смотрела сквозь него, полагая, что вскоре в кольце покажется "суженый"; либо гадающая ставила зеркало и перед ним свечу (иногда - два зеркала, одно против другого, и несколько свечей), и смотрела в зеркало, веря, что "суженый" покажется в нем. В этих случаях также следовало вовремя "зачураться" во избежание несчастья.

Известны были также многочисленные "страшные" гадания с участием домашних духов. Например, на Русском Севере в ночь на Крещение гадающие девушки заходили в баню или овин и обнажали какую-либо часть тела, полагая, что, если банник (овинник) прикос-нет-ся к голому телу мохнатой ("шоснaтой") мягкой рукой, жизнь будет богатая, если же жесткой и голой - бедная. Иногда гадающие просто подходили к овину, амбару или бане и говорили: "Суженый-ряженый, приходи рожь мерять!"; если после этого в амбаре слышался звук сыплю-щегося зерна, считалось, что гада-ющая скоро выйдет замуж за богатого человека, если чудилось, что в амбаре метут пол веником, то считалось, что муж будет бедным, а тишина свидетельствовала о том, что девушка в будущем году останется незамужней; остругивание же досок или заколачивание гвоздей предвещало гадающей смерть.

Старики в канун Богоявления также занимались гаданиями, только другого рода - по разным приметам они судили о том, какой будет погода в последующие дни, каков уродится хлеб и т.п. Считалось, например, что если в крещенскую ночь звезды ярко блестят, хлеб уродится хороший; говорили также, что "яркие крещенский звезды породят белых ярок". В Крещенский сочельник ясный день - жди хорошего урожая гороха. Если на Голодную кутью будет метель - пчелы будут хорошо роиться, а если пойдет снег - уродится гречка. При этом замечали также, что если в канун Богоявления метель - то метель будет и на масленице, а если сильные южные ветры - лето будет грозовое; если же Богоявление пришлось под полный месяц - это к большому разливу вод.

Наталья Шапарова, БАБР.RU

© Babr24.com

События Мир

4947

18.01.2005, 16:29

URL: https://babr24.com/?ADE=18996

bytes: 17946 / 17946

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Наталья Шапарова, БАБР.RU.

Лица Сибири

Саркисян Аркадий

Каландаришвили Нестор

Васиченко Евгений

Швайкин Андрей

Полуэктов Михаил

Коренев Юрий

Козак Игорь

Базаров Борис

Падерин Валерий

Крывовязый Иван