Артур Скальский

© Angara.net

ТуризмМир

5945

10.12.2003, 17:31

Монголия - первый взгляд: Прогулка на лошадках – сбылась мечта поскакать в степи рысью

Мы с начала путешествия очень хотели прогуляться куда-нибудь на лошадях, в поскакать рысью в степи – вообще была моя давнишняя мечта. Готов договорился с местным жителем, который работает с туристами, судя по лошадками и тому, как он работал с нами. Поторговавшись, сошлись на цене 72 тысячи тугров за 4 часа прогулки с гидом (1900 рублей) на четверых. Это немало, если учесть, что лошадь стоит 50 тысяч тугров, но уже последний день и перспектив покататься на лошадках в другом месте нет.

В 9.30 утра заходит монгол в синем суконном халате и кирзовых сапогах. Мы уже боялись, что он загуляет со вчерашними гостями и с утра будет нетрезвый, но нет – ответственно отнесся к делу. Немного веет перегаром, но Зорьгт-Баатар (Баатар означает "богатырь") на вид трезвый, явился вовремя, проверяет толщину наших штанов и пуховок, спрашивает про шапки и перчатки. В общем, нам понравилось его отношение к делу – опытный товарищ.

Пять лошадок стояло у забора – это нас радовало больше всего. Монгольские лошадки низенькие, их еще называют "овечий конь", чтобы на них можно было выгнать пастись баранов и загнать обратно. Эти лошадки обычно стоят у дороги и катают по кругу за деньги – неинтересное занятие. Прогулка с маршрутом гораздо приятнее. Лошади уже пожилые, туристская пенсия для них, наверно, не совсем приятна, когда садятся люди, не умеющие обращаться с лошадью, такие как мы.

Дует холодный пронизывающий ветер и иногда пробрасывает снежком. Зорьгт выбирает коней и подзывает нас по одному. Как он их выбирает для кого какой – известно только ему. Я сажусь последней на коричневого Дзэрта и через 10 шагов, он запинается, падает передними ногами на колени и я перелетаю через его голову. Приземление на бровь и синяк на ноге – конный стаж пошел, но ничего страшного не произошло. Зорьгт подъезжает, отряхивает меня, спрашивает "как оно?" и дает мне своего коня вместо Дзэрта.

Мы выдвигаемся по дороге вдоль реки посредине долины. Это больше похоже на то, как пастух загоняет стадо лошадей домой, скача вокруг и давая плети отстающим. Только на конях еще в это время сидят наездники. Мы много раз переходим через реку, иногда по льду – это страшнее всего, потому что лошади скользят и могут упасть.

Подходим к очередному броду и кони как один, опускают морды в воду и пьют. Когда лошадь на другом конце брода начинает карабкаться на лед высотой по колено, кажется, будто я делаю это вместе с ней, и вместе с ней мне также скользко. Подо мной "хозяйский" конь, он моложе и понимает гораздо лучше что надо делать. Через час мы начинаем потихоньку понимать коней. По полю кони в рысь разгоняются без особого труда. "Чу!", произнесенное на манер Зорьгта, стремена в бока и лошадка начинает скакать. Холодный ветер и фыркают кони. Привстав в седле, слушая топот копыт о землю, ощущаешь, что, наверное, наездники с рождения, которые привыкли жить в степи, понимать этот простор, никогда потом не согласятся жить в нескольких десятках метров каменного мешка. Эти люди проводят большую часть жизни снаружи гыра, а не внутри.

Через 45 минут, мы выезжаем из леса вдоль реки и, пересекая поле, спешиваемся у юрты. Нас встречает пожилые монгол и монголка. У юрты есть своебразные сени из досок – там хранится всяческая утварь. Нас приглашают в гыр – самое время хлебнуть чего-нибудь горяченького – дубак на улице, руки без перчаток застывают моментально. Такая же аскетичность внутреннего убранства, как везде. Чистота и аккуратность. Полагаю, у них просто нет такого количества вещей, как у нас, поэтому они обходятся парой тумбочек. Термос, монгольский чай и монгольский маленький мальчик напротив. Шоколадку берет осторожно и не разворачивает. В монгольской кухне нет сладких блюд и сахар для них не является привычной пищей, в то же время молочные продукты, в том числе творог, составляет немалую часть рациона – может поэтому у всех жителей такие ослепительно белые зубы?

Пожилая монголка неторопливо достает кисет, бумагу, насыпает махорки, сворачивает и защипывает папироску. В ее движениях нет ни капли нервозности или предвкушения – это действие плавно входит в обыденную жизнь как все остальное. Удивительный народ. Мы ни разу не услышали от местных жителей что-либо похожее на жалобу на жизнь. Кому как ни буддисту быть в такой местности при таком раскладе? Кстати, также мы ни разу не видели капризничающих детей в гырах. Спрашиваем разрешения сфотографировать – нам кивают головой, но нет смущения или радости – все так и должно быть.

С помощью разговорника и "немой коровы" Андрей узнает, что у Зорьгта есть двое детей. Мы сегодня их еще увидим. Прощаемся и едем дальше. Поднимаемся по тропинке вверх по ущелью, кони идут все неохотнее, им тяжело. Зорьгт постоянно их подпинывает плеткой и палкой. На середине подъема мы меняемся с ним конями – на своем ему привычнее. Я же сразу ощущаю разницу – белая лошадь подо мной не слушается и останавливается каждые 5 метров. Забравшись довольно-таки высоко, освобождаем своих четвероногих от тяжелой ноши и идем с ними рядом. Забираемся на небольшой перевальчик – вдали горы затянуты снежной пеленой. Пара кадров и скорее вниз – холодно. Спускаемся с горки с конями в поводу, их задние ноги скользят по траве, но вниз без седоков они идут гораздо охотнее, чем вверх.

В лесу снова садимся и неторопливо двигаемся вниз к реке. Здесь недалеко живет наш гид. Он обитает не в юрте, а в домике, напоминающем мазанку – неошкуренные лиственничные жерди, промазанные глиной и сени из таких же жердей. Внутри нас встречает его жена Чука, которая совсем немного говорит по-английски, и двое ребятишек. Изнутри домик напоминает вагончик. Стены оббиты полиэтиленовыми плетеными мешками, на полу линолиум и топчан. Печка-буржуйка такая же как в гыре. В углу стоит ручная швейная машинка. Интерьер дополняют маленький трильяж, телевизор, видео магнитофон и маленький музыкальный центр. В общем, не бедно, судя по всему. Чука угощает нас монгольским чаем с традиционными кусочками солоноватого теста, обваренными в жиру.

Пока дети играют в прятки, прячась по очереди в единственное в комнате пригодное для этого место – шкаф, Чука ставит чугунный казан с полукруглым дном в отверстие в печке и что-то варит. Сначала делается бульон – в воду кидается щепоть муки и соль. Затем кусочки мелко порезанной баранины, самодельную лапшу, морковку и картошку. В итоге получается суп с лапшой, но консистенции каши. Зорьгт ест палочками, а нам милостиво выдали ложки. Очень вкусно. Надо сказать, что в плане еды проблем не было ни разу за все путешествие. Андрей и Макс уминали все блюда за обе щеки – еще бы, столько настоящего свежего мяса везде. За обедом мы интересуемся, сколько они съедают за зиму мясных продуктов. Нам отвечают, 4 барана и одну корову. Как потом выяснилось, примерно такие цифры и есть для одной семьи. Детям 2 и 4 годика, они хорошо говорят по-монгольски. Оказывается, в этом доме они живут всего год, а до этого Чука жила в Улан-Баторе. Фото на память и адрес, куда его выслать, а мы возвращаемся в свой гыр.

Ходко подъезжаем по лесу к реке и по льду аккуратно переходим ее. Кони иногда собираются в шеренгу и устремляются в самое узкое место, например, между деревьями. Создается толкотня и приходится устанавливать очередь прохождения участка. Причем, они так близко друг к другу идут, что стремена звенят друг о друга. Если они не собираются в шеренгу вчетвером, то могут скучковаться по двое и тогда, словно не торопясь беседуя, замедляют ход. Рысью доскакиваем к своему гыру – завтра будут болеть ноги с непривычки. Через час за нами приезжают Слава с Готовом и мы покидаем чудесную долину Тэрэлча. На въезде в Улан-Батор с нас берут 500 тугров (13 рублей). Странно, с этой стороны въезд дешевле что ли? Со стороны Дархана и Хар-Хорина с нас брали 800 тугров. Ну да ладно, их страна и законы тоже не наши.

Вечер проходит в походах по городу, кафе, ресторанах и магазинах – кто куда. Часов в девять вечера сижу и делаю бутерброды на завтра в дорогу. Мы живем в той квартире, в которой жили в самом начале. Открывается дверь и входит двухметровый парень с тоненькой косичкой на виске. Представляется Фредом из Америки, интересуется, обедаю ли я (передо мной лежит булка хлеба в виде бутербродов с колбасой – хорошенький обед для одной персоны) и удаляется с girl friend монгольской наружности в маленькую комнату. Больше я его не видела. Макс, мывшийся во время этого в душе, тоже был обделен лицезрением наших соседей.

Напоследок, в полдвенадцатого ночи мы зашли вчетвером в кафе в соседнем доме, чтобы дотратить тугрики и тщетно пытались это сделать, заказывая много и всего. В результате объелись до немогу и потратили 100 рублей на четверых – это издевательство какое-то...

Эля or Норка

Артур Скальский

© Angara.net

ТуризмМир

5945

10.12.2003, 17:31

URL: https://babr24.com/?ADE=10554

bytes: 8704 / 8681

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Артур Скальский.

Другие статьи в рубрике "Туризм"

В гостях хорошо, а дома лучше

Майские праздники – замечательный повод весело провести время в кругу близких и друзей. Большинство красноярцев в этом году провели праздничную неделю, не выезжая за пределы родного края.

Тимофей Гусев

ТуризмОбществоКрасноярск

835

18.05.2022

Инсайд. "Байкал-Эрмитаж" отменяется?

Пока «Байкальская гавань» и все сопричастные к процессу товарищи с площади радуются первым камням от «Грин Флоу Байкал», мы наблюдаем за тем, как и без того сомнительный проект «Байкал Эрмитаж» лишается денег.

Андрей Светлов

ТуризмЭкономика и бизнесПолитикаБурятия Байкал Россия

4149

16.05.2022

Улан-Удэ – Кызыл: туристическое импортозамещение от аэропорта “Байкал”

Жители Бурятии получили радостную весть от директора аэропорта Улан-Удэ Дмитрия Гармаева. Летом они смогут летать прямым рейсом в Кызыл – столицу Тывы, которая, мягко говоря, не славится развитой сферой туризма. Такое вот суровое импортозамещение для людей, готовящихся к летнему отдыху.

Виктор Кулагин

ТуризмСобытияБурятия

1491

11.05.2022

Блогнот. Кяхта: призрак, мечущийся по руинам сразу двух цивилизаций

Знакомьтесь, это город Кяхта. День победы мы сегодня встретили именно здесь. Это классическая "Россия, которую мы потеряли", если бы не людоедский 20-й век. В 19 веке Кяхта - это один из центров торговли между Россией и Китаем, таможенный пункт, граница, церкви, школы, реальное училище.

Сергей Чернышов

ТуризмОбществоБурятия

2788

11.05.2022

Представители Монголии и Бурятии обсудили проблемы приграничного туризма

В Улан-Баторе с 26 по 29 апреля состоялась встреча представителей туризма Бурятии и Монголии. Стороны обсудили инвестиционные проекты и развитие туризма в приграничном Тункинском районе.

Денис Большаков

ТуризмПолитикаЭкономика и бизнесМонголия Бурятия

4808

06.05.2022

Чай с пельменями, загородная юрта: как живут потомки Чингисхана

Приближаются майские праздники, а за ними пора отпусков. И если душа просит заграничных путешествий по нетипичному маршруту, то можно поехать отдыхать в Монголию. Монголия - рай для мясоедов. Это край с бесконечными горизонтами, гостеприимными людьми и таинственным младшим братом Байкала.

Виктория Британская

ТуризмКультураМонголия Россия

7280

21.04.2022

Монгольский туризм потерял доход и половину человеческих ресурсов

Вице-президент Монгольской туристической ассоциации С.Амгаланбат в ходе заседания на тему “Туризм и деловой диалог-2022” заявил, что туристическая отрасль страны потеряла весь свой доход и 50% человеческих ресурсов из-за пандемии коронавируса.

Денис Большаков

ТуризмЭкономика и бизнесОбществоМонголия

5093

14.04.2022

Алексей Цыденов провёл заседание по развитию туризма в Бурятии

Глава Бурятии Алексей Цыденов 12 апреля провёл заседание совета по развитию туризма в республике, на котором обсудил подготовку к туристическому сезону и дал поручение ускорить работу по благоустройству популярных курортов на побережье Байкала.

Денис Большаков

ТуризмЭкономика и бизнесПолитикаБурятия

3943

14.04.2022

В Монголию только на колёсах: месяц неудач для аэропорта Улан-Удэ

Начало апреля не задалось у улан-удэнского аэропорта. Дмитрий Гармаев прошляпил перелёты в Улан-Батор сразу, как открылась сухопутная граница с Монголией, а многие клиенты “Байкала” остались недовольны задержкой утренних рейсов из-за резкого ухудшения погоды.

Виктор Кулагин

ТуризмЭкономика и бизнесБурятия Монголия

8163

12.04.2022

Блогнот. Возвращение на Хубсугул. Записки очевидца

Мы все очень долго ждали, когда наконец-то откроется погранпереход Монды-Ханх. Было много сообщений об этом, но все они не подтверждались. Но, вот наконец, 30 марта утром получили подтверждение и сразу выехали из Иркутска.

Андрей Светлов

ТуризмЭкономика и бизнесМонголия Бурятия

7846

11.04.2022

Представителям туристической индустрии показали, как восстанавливаются Курбатовкие бани

Многие годы вокруг Курбатовских бань ходили только разговоры, пока в 2017 году за их восстановление не взялась En+ Group. Примерно через год важный архитектурный, общественный и исторический объект получит вторую жизнь. Задача для этого стоит непростая - соединить историю с современностью.

Миша Ковальски

ТуризмКультураОбществоИркутск

5403

05.04.2022

Мнение. О положении дел в Тункинском районе Бурятии

Ко всему, что пишет Бабр, нужно относиться с осторожностью, они независимые люди, и порой пишут спорно о некоторых вещах. Но в критичности их статей не откажешь.

Андрей Светлов

ТуризмПолитикаОбществоБурятия Иркутск

5963

31.03.2022

Лица Сибири

Курин Юрий

Муляр Александр

Ершов Дмитрий

Белянина Анна

Асеева Анна

Савченко Андрей

Дячук Руслан

Сибиряков Юрий

Альцман Клавдия

Дубас Анатолий