Труп БЦБК

Странная история с БЦБК является, пожалуй, одним из самых грандиозных фарсов последнего времени. Рядом с ним меркнет даже фарс ВСТО – хотя бы не по суммам, но по фантасмагоричности наверняка.

Напомним суть вопроса.

БЦБК был построен в 1966 году для военных целей – производства корда. Однако уже к моменту своего запуска производимый корд был никому не нужен – ему нашли дешевые и более качественные синтетические аналоги. Тем не менее, комбинат был запущен и производил целлюлозу, используемую затем для производства искусственных волокон и бумаги.

С самого момента начала строительства БЦБК против него выступали ученые, экологи и общественные деятели. Суть претензий сводилась к тому, что комбинат каждый день своей работы обречен сбрасывать в самое чистое озеро в мире 120 тысяч кубометров отходов, в том числе крайне опасных для здоровья и даже жизни: соединения ртути, хлора, диоксины. Благодаря только атмосферным, не самым вредным из всего его "букета", выбросам комбината, город Байкальск давно переименован иркутянами в Вонючинск.

В условиях российского капитализма и в результате "бумажных войн" комбинат был перекуплен структурами Олега Дерипаски. Затраты на покупку были оправданы в течение года: не вкладывая в модернизацию устаревшего производства ни копейки, новые хозяева выжимали из оборудования последние соки, продавая целлюлозу в Китай и выводя прибыль через оффшорные зоны.

В 2000 году, покатавшись в Байкальске на горных лыжах, президент Путин повел высокопоставленным носом и выразил высочайшее неудовольствие. Ибо, как нетрудно догадаться, воняет. Следствие не замедлило последовать – в виде очередного постановления об очередном перепрофилировании. Которое в очередной раз растворилось в недрах российской бюрократии.

В 2008 году российское правительство совершило неожиданный шаг, ставший началом байкальского фарса. Олег Митволь вдруг обнаружил, что концентрации отдельных загрязняющих веществ в стоках БЦБК превышают норматив в 12 раз. По требованию Росприроднадзора, БЦБК доустановил наконец-то систему замкнутого водооборота (за счет бюджетных средств, само собой). Провозившись с монтажом замкнутого водооборота почти 9 месяцев, руководство БЦБК наконец запустило его при большом стечении ВИП-персон. Ленточку резал лично министр Трутнев.

Нельзя не заметить, что особо трудиться для запуска системы замкнутого водооборота не пришлось. Построили насосную станцию, поставили несколько фильтров и залили бетоном сливное отверстие в пруд-аэратор. Правда, денег на это потребовалось столько, что создавалось впечатление, будто это не банальные водяные насосы, а элемент космической станции.

При этом огромное количество денег было потрачено на создание коммунальных очистных сооружений для города Байкальска – в системе замкнутого водооборота БЦБК не мог очищать коммунальные стоки.

Результат запуска замкнутого водооборота произвел эффект разорвавшейся бомбы и оказался апогеем позора для инженеров комбината. Вместо чистой, как долгие годы утверждалось, практически питьевой воды, на комбинат уже после второго цикла возвращались такие помои, что вести речь о каком-либо дальнейшем производстве было совершенно нереально. И завод остановился.

И бог бы с ним, с заводом – но странное поведение сладкой парочки Митволя и Трутнева по сей день остается загадкой. Очевидно, что на Байкал этим чиновникам от экологии плевать с кремлевских башен. И для распоряжения о вводе замкнутого водооборота нужны были серьезные причины. Как говорится в народе, "более другие".

Безусловно, основной причиной оказалось сильное желание Дерипаски избавиться от комбината. Дело в том, что как раз к 2008 году конъюнктура рынка сильно изменилась, и даже с учетом того, что основная прибыль комбината уходила в оффшоры, производить целлюлозу на БЦБК стало невыгодно.

Конечно, Дерипаска мог попросту закрыть комбинат. Но тогда на нем выспались бы все – от иркутских экологов до оппозиционных федеральных партий. Поэтому он предпочел, как обычно, сделать всем козу чужими руками – то есть напоследок наделать "от пуза" долгов (сейчас их у БЦБК более миллиарда) и прикрыть комбинат по "объективным" причинам. Еще бы – Митволь сказал, Дерипаска упал-отжался.

Кроме того, немалую роль в "закрытии" БЦБК сыграло мнение ЮНЕСКО. Конечно, лично Путину, скорее всего, плевать на ЮНЕСКО – но совсем не плевать на то, как о нем будет отзываться какой-нибудь Ху Цзиньтао или Меркель. Тем более что всего за два года до этого Путин показал себя опупеть каким экологически мыслящим президентом, отодвинувшим трубу от Байкала одним росчерком фломастера.

И вот тут не срослось. БЦБК закрыли, а про население Байкальска как-то забыли. Прямо скажем – не подумали граждане. В общем-то, на население модно было бы и наплевать, как это не раз и не два уже делали – но тут, как назло, грянул кризис, народ зашевелился, пошел косяками на митинги, да все с лозунгами "Путина – в отставку". А к отставкам экс-президент почему-то не привык. Не царское это дело – в отставки уходить. Кто о России-то радеть будет? Не Митволь же, прости господи...

Возник и еще один вопрос. Более, так сказать, пацанский. БЦБК-то закрыли, а кто будет миллиард с лишним долгов отдавать разным там Альфа-банкам и ВТБ? Конечно, во владельцах этих банков не Дерипаска сидит вовсе даже, а другие, более "удаленные от тела" пацаны – но и у них свой интерес есть, и дарить просто так Дерипаске миллиард своих законных рублей вряд ли кто согласится.

В общем, попал господин Путин с этим БЦБК, как кур в ощип. И так неладно, и этак нехорошо. Решил посмотреть лично. А что там смотреть-то? Разъеденные щелочью трубы сорокалетней древности? Думается, этой дряни Путин в своей жизни навидался. Однако делать что-то надо – нырнул в батискафе около БЦБК. Сфотографировал свой мужественный профиль через круглое стекло. Вынырнув, тут же доверительно сообщил журналистам, что видел на дне кучу рачков и прочей нечисти, а это однозначно свидетельствует о полной безопасности БЦБК. И ерунда, что присутствовавшие при этом шоу ученые скромно умолчали о том, сколько другой, значительно более химической и вонючей, дряни было увидено все в то же стекло батискафа.

После всплытия Путин собрал большой ученый совет. По словам премьера, на этом совете все иркутские ученые в голос заявили ему о безопасности БЦБК. Правда, сразу после совещания у премьера случились небольшие провалы в памяти – он никак не может вспомнить фамилии тех ученых, которые ему это сказали. Да и сами иркутские ученые в голос утверждают, что сказали Путину прямо противоположное. Но кого волнуют какие-то ученые? Что их мнение против мнения самого экологичного премьера в мире?

Правда, ходят упорные слухи, что ученых Путин вовсе не слушал. А слушал чиновников из областного правительства. А те, держа нос по ветру, уже и напели премьеру про неких ученых и про безопасность БЦБК. Ну а что премьер? Он человек доверчивый. Сказали – безопасно, значит, безопасно. Запускаем.

Тут, вроде бы, все пошло как по маслу. Народец в Байкальске заткнулся со своими идеями свержения правительства, братва расслабилась насчет своих денег – поработает комбинат, деньжат накопит и долги вернет. Но вот беда – не работает комбинат никак. Не может он работать. Несмотря на личную подпись Путина под разрешением сливать в Байкал любую дрянь. Нельзя запустить сорокалетнее оборудование, простоявшее без консервации полтора года. Вернее, можно, но с непредсказуемыми последствиями. Вернее, с предсказуемыми, но нежелательными... Чудес не бывает.

Самое смешное – нынешнее руководство комбината, похоже, искренне верит в то, что комбинат будет запущен, причем "на века". Или делает вид, что верит. Во всяком случае, на комбинат завозится разная опасная химия, как будто он в самом деле будет работать. Хотя не больше трех месяцев назад заявлялось, что запускают его как раз для того, чтобы остатки неперевозимой химической дряни выработать, после чего и закрываться со спокойной совестью. Однако попытки запуска ведутся уже шесть месяцев – и заканчиваются одной аварией за другой.

Сам Путин, похоже, тоже смекнул, что что-то пошло не так. Во всяком случае, он весьма нервозно высказался и в отношении тех самых "ученых" (которые ни в чем не виноваты), и в отношении правительства региона. Само собой, Путина весьма серьезно подставили перед лицом мировой экологической общественности, и это для него не очень приятно.

Однако отменять свое решение Путин не спешит. И, скорее всего, не станет. Не пацанское это поведение – менять собственные решения. Проблема БЦБК в этом отношении радикально отличается от проблемы нефтепровода ВСТО, где Путин исправил вроде как чужие, а не свои ошибки.

И это было бы смешно, если бы не было так грустно. Ведь запускать комбинат распорядился не какой-нибудь дядя с горы, а сам премьер. И за полгода не нашлось ни одного смельчака сказать Путину, что проще (и дешевле) построить другой комбинат заново, чем запускать его в нынешнем состоянии. Все дружно сидят, трусят и ждут, чем все закончится.

А ведь говорят это уже даже китайцы, которых в антиэкологичности не обвинял только ленивый. Правда, пока не Путину, а всего только мэру Байкальска Пинтаеву. Даже предлагают свозить его в Китай и показать, как это у них делается – снос экологически вредных убыточных предприятий и строительство на их месте новых, чистых... А он их не слушает, и ехать смотреть не хочет – боится. Вдруг губернатор, а то и сам премьер заругает? Да и опасно это – якшаться с теми, кому комбинат свою продукцию по дешевке все эти годы и сплавлял, за неимением других потребителей... Вдруг антироссийскую или там шпионскую деятельность пришьют? Нет уж, лучше подождать, пока сверху какую указивку не пришлют. А то мало ли что?

Вполне возможно, что позиция выбрана правильно. Ведь если долго ждать, мимо пронесут труп твоего врага.

Остается открытым только маленький вопрос – кто будет трупом?

URL: https://babr24.com/baik/?ADE=85380

bytes: 9871 / 9871

Поделиться в соцсетях:

Также читайте эксклюзивную информацию в соцсетях:
- Телеграм
- ВКонтакте

Связаться с редакцией Бабра:
[email protected]

Автор текста: Дмитрий Таевский, независимый журналист.

На сайте опубликовано 123 текстов этого автора.

Лица Сибири

Селиверстов Леонид

Макаров Алексей

Левченко Сергей

Бендер Леонид

Ходорковский Михаил

Кулехов Михаил

Грешилов Алексей

Поздняков Андрей

Алексеева Эмма

Мацуев Денис