Лера Крышкина

© Babr24.com

ИсторияМир

20595

24.02.2016, 18:06

Как из предателя-эсэсовца стать героем

Эта удивительная история стала известна лишь после смерти ее главного героя, который стал героем из предателя.

История эта совершенно невероятна. И тем не менее.

Наш герой (его зовут Михаил) родился в 1922 году в Москве в очень приличной семье. У немки-воспитательницы он выучил немецкий язык, причем не хуже, чем родной русский.

Сразу после школы юношу забрали в спецшколу НКВД, которую он окончил в 1940 году. Работал переводчиком в 97-м погранотряде около города Измаил. Вскоре после начала войны вместе с несколькими красноармейцами попал в плен.

Дальше линии жизни Михаила радикально расходятся.

По версии независимых журналистов, в лагере для военнопленных он согласился сотрудничать с нацистами, вступил в ряды вермахта, и в результате дослужился до должности командира танковой роты в дивизии SS "Мертвая голова". 23 февраля 1945 года, незадолго до окончания войны, находясь около линии фронта в Польше, куда его отправили учиться в Познанскую школу военных переводчиков, Михаил как был в форме гауптштурмфюрера SS перешел на советскую сторону. Захватившим его советским солдатам он отрекомендовался советским командиром, случайно оказавшимся в Германии.

Случайность оказалась настолько серьезной, что Михаил даже забыл родной язык. По его собственным словам, с допрашивавшим его советским полковником он две недели говорил по-немецки.

На допросах Михаил рассказал, кто его родственники. Вскоре из Москвы пришли документы, в которых говорилось, что Михаил на самом деле окончил спецшколу НКВД и что он действительно родной брат автора гимна Советского союза Сергея Михалкова.

Это действительно был Михаил Михалков, как две капли воды похожий на своего брата Сергея.

Теперь остановимся ненадолго и посмотрим, что рассказывал о своей жизни в Германии сам Михаил Михалков. Он долгое время молчал, а по СССР ходили легенды, что брат Сергея Михалкова (и родной дядя известного кинорежиссера Никиты Михалкова) - глубоко законспирированный разведчик. Лишь в 2000 году Михаил Михалков, которому уже исполнилось 78 лет, дал два обширных интервью. Вот самые интересные места из них.

"Мы оказались в окружении (речь идет об июле 1941 года). Вдруг над нами, словно из-под земли, вырос немец верхом на лошади. Указывая дулом автомата дорогу, верховой погнал нас троих к дому, над крышей которого развивался фашистский флаг. Там нас обыскали, и старший офицер небрежно бросил фельдфебелю: "Расстрелять".

Напомним, Михаил Михалков был еще с двумя вооруженными красноармейцами. Ему, как офицеру, также полагалось оружие. По словам Михалкова, в этот момент они голыми руками избили охрану и разбежались.

После этого Михалков, почему-то оставив своих товарищей, попытался в одиночку пробраться к линии фронта. Однако ему не повезло - его снова схватили и отправили в лагерь для военнопленных неподалёку от городка Александрия Кировоград­ской области. Слово Михаилу Михалкову:

"В лагере прошел слух, что немцы-барахольщики из охраны за деньги освобождают военнопленных. И вот я предложил деньги. Немцы их взяли, а потом отвели меня в барак с евреями, которых утром должны были расстрелять. Так выглядело это "освобождение". На следующий день повезли ко "рву смерти", где расстреляли сразу 800 человек. Мне повезло, что я попал в первую машину и меня заслонили от пулеметов сотни приговоренных со следующих грузовиков. Я упал с первыми выстрелами. Когда стрельба закончилась и немцы пошли добивать раненых из автоматов, на мне лежало несколько трупов. Вновь повезло, и меня даже не задело. Когда почувствовал, что меня кидают в ров, понял, что все-таки остался жив. И начал потихоньку выбираться... Но сверху падали все новые и новые трупы... В конце концов меня завалили, я потерял сознание. Ночью пришел в себя, с трудом выбрался наружу, весь окровавленный, грязный добрался до деревни. Одна сердобольная старушка меня переодела, накормила, и я пошел прорываться дальше к нашим, но снова попал в плен... Уже в Александрии. Там фашисты расстреляли каждого десятого. У меня был номер 19."

Советского офицера почему-то не отправили в лагерь смерти, а оставили в лагере военнопленных. Уже в Днепродзержинске.

"Наша группа военнопленных работала при госпитале. И вот здесь была организована группа лагерного подполья. Руководил ею бывший секретарь Сумского обкома Дмитрий Цвентарный, я был его первым заместителем, а вторым - капитан НКВД Бойко из Кишинева. Наша группа связалась с местным подпольем и организовала групповой побег. Я в форме немецкого солдата направился на север, к фронту. Нарвавшись по пути на немцев, я удачно отработал легенду о том, что отбился от части, и... оказался переводчиком в штабной роте капитана Берша в дивизии SS "Великая Германия". Добывая для роты провизию, я мог вне подозрений связываться с подпольем и передавать оперативную информацию за линию фронта, снабжать партизан оружием, спасать население от карателей. С ротой капитана Берша я попал в Европу, когда танковая дивизия "Великая Германия", потрепанная под Харьковом, была отправлена на переформирование в Румынию."

Вы представляете себе пунктуальную и маниакально подозрительную немецкую жандармерию, которая, встретив изможденного и грязного солдата в форме не по росту и без документов, в качестве поощрения отправляет его не в гестапо, а в штаб элитной дивизии? Кстати, переводчик при штабе занимается переводами, а продукты добывает интендант.

Не менее любопытно и то, что в рассказе Михалкова речь идет о весне 1942 года. В это время полк "Великая Германия", изрядно потрепанный в Болховской наступательной операции советских войск, был отведен в глубокие немецкие тылы, переформирован в одноименную дивизию и в мае 1942 года дислоцирован около города Фатеж. От Фатежа до Днепродзержинска около 600 километров пути через немецкие тыла и Харьков, битком набитый жандармерией и гестапо.

Интересно, что в другом интервью Михаил Михалков напрочь забыл, что первый год войны он не вылезал из лагерей военнопленных. Вот новая версия его истории:

"После первого побега меня укрывала семья Люси Цвейс. Она выправила мне документы на имя своего мужа Владимира Цвейса, и я начал работать переводчиком на бирже труда в Днепропетровске. Одновременно собирал сведения о немцах и их прислужниках, которые передавал местным подпольщикам, выносил для них с биржи чистые регистрационные бланки, подписанные военным комендантом."

А вот альтернативная версия того, как Михалков попал в дивизию "Великая Германия":

"Когда шел в направлении Харькова, напоролся на немцев. Оказался в штабной роте танковой дивизии SS "Великая Германия". Рассказал ее командиру - капитану Бершу - придуманную легенду: якобы я ученик 10-го класса, по происхождению немец с Кавказа, меня отправили на лето к бабушке в Брест. Когда город захватила 101-я немецкая дивизия (об этом я узнал еще в госпитале), то я доставал продукты для их обоза. Берш мне поверил и поручил снабжать его часть провиантом. Я ездил по деревням, менял у местных жителей немецкий бензин на продукты. Танковая дивизия SS "Великая Германия" отступала на Запад. На границе Румынии и Венгрии я сбежал, надеясь найти партизан. "

Опять историческая нестыковка. К началу лета 1942 года дивизия "Великая Германия" в составе 4-й немецкой танковой армии была дислоцирована в полосе группы армий "Юг", а в июне того же года прорвала Брянский фронт, разгромила 17-й танковый корпус Красной армии и ввязалась в бои за Воронеж. В июле дивизия была выведена из-под Воронежа, переброшена в район Ростова-на-Дону, а в августе - под Смоленск. Затем дивизия сражалась под Прохоровкой (это уже лето 1943 года) и только в апреле 1944 года оказалась в Румынии.

Не обошлось у Михаила и без романтики:

"Попав в Будапешт, случайно познакомился с миллионером из Женевы (ему я представился сыном директора крупного берлинского концерна), который вознамерился выдать за меня свою дочь. Благодаря ему я побывал в Швейцарии, Франции, Бельгии, Турции."

Не совсем понятно, женился ли наш герой на наследнице миллионов, или нет. Сам он об этом скромно умалчивает, однако охотно рассказывает о "двух сумках с бриллиантами", которые закопал где-то на границе с Польшей. Еще менее понятно, как рядовой переводчик мог случайно познакомиться с миллионером из нейтральной страны.

Вернемся, однако, к военным откровениям Михалкова. Из Румынии он попал в Латвию (полторы тысячи километров по прямой):

"В конце 1944 года я руководил партизанской группой в Латвии. Красная армия наступала, а у меня были собраны важные оперативные сведения. Поэтому надо было переходить линию фронта. Для этого я переоделся в форму капитана SS, которого убил во время партизанского налета на немецкий обоз. Но при переходе линии фронта попал в полевую жандармерию... Меня как офицера SS сразу даже не обыскали. Вскоре мне удалось бежать. Неудачно спрыгнув с пятиметровой высоты, сломал себе руку, повредил позвоночник... С трудом добрался до ближайшего хутора и там потерял сознание. Хозяин хутора, латыш, отвез меня на телеге в госпиталь, естественно, немецкий. Когда я пришел в себя, меня спросили, где мои документы. Я ответил, что они остались в кителе. В общем, не найдя документов, мне выписали карточку на имя капитана Мюллера из Дюссельдорфа. Именно Дюссельдорф я назвал потому, что к тому времени он был полностью уничтожен авиацией союзников и проверить мою легенду уже не было никакой возможности. Да и дивизия "Мертвая голова", в которой я якобы служил, была уже разгромлена. В госпитале меня прооперировали, и из города Либавы я был эвакуирован в Кенигсберг с новенькими документами капитана эсэсовской дивизии "Мертвая голова". Меня снабдили карточками на три месяца, выдали 1800 марок и предписали трехмесячный домашний отпуск - долечиваться. Потом я должен был явиться в Лиссу на переформирование высшего комсостава СС. Там я и командовал танковой ротой."

На самом деле во время бомбардировок Дюссельдорфа погибло всего пять тысяч человек из трехсот с лишним тысяч жителей. Но знать об этом участник партизанского отряда в Латвии не мог. Он вообще не мог знать ничего о бомбардировках немецких городов.

Кроме того, для проверки военнослужащего не нужно ехать в город, где он родился. Данные на всех офицеров всех подразделений были доступны даже по телефону. Кстати, 1800 немецких марок - это по довоенному курсу около 4000 советских рублей. Что составляет примерно годовую зарплату высококвалифицированного специалиста. В немецких реалиях это составляет трехмесячную зарплату майора.

В середине 1944 года дивизия "Мертвая голова" вела бои под Модлином. Это польский город в Мазовии, достаточно далеко от Латвии. Затем она была передислоцирована в Венгрию, а вовсе не разгромлена, как рассказывает Михалков. Весной 1945 года дивизия "Мертвая голова" в полном составе сдалась американцам в Австрии.

Кстати, Михалков не скрывает, что он весьма творчески подходил к службе в вермахте:

"Когда командовал танковой ротой в Лиссе, я уже прекрасно вошел в роль эсэсовского офицера - знал жаргон, субординацию, устав, немецкие песни и карточные игры. Но настоящий офицер-танкист из меня, конечно, не мог получиться. Я ведь не проходил специальной подготовки, не мог вести политзанятия по "Майн кампф", плохо знал матчасть, техническую терминологию. Естественно, начались доносы, что у меня занятия по матчасти ведет фельдфебель, и так далее. Чтобы на какое-то время отвести от себя подозрения, я решил выслужиться и написал строевую песню для роты. На полигоне солдаты эту песню разучили и, возвращаясь в часть, пропели ее под окнами штаба. Меня тут же вызвал к себе генерал: "Что это за песня?". Я ответил, что слова и музыку сочинил сам. Генерал был очень доволен, и, таким образом, мне удалось на какое-то время вернуть доверие начальства. Но проколы продолжались, я почувствовал, что меня в конце концов могут разоблачить, и сбежал. Сменил легенду, документы и оказался в Польше, в Познанской школе военных переводчиков."

И опять два разных интервью дают совершенно разную картину истории о Познанской школе переводчиков. В первый раз Михалков попал туда, сбежав из лагеря в форме убитого немецкого солдата, а теперь - сбежав из танковой роты и каким-то образом сменив документы. Вообще-то немецкие документы подделать было крайне трудно - немцы были не дураки и понимали, что к ним в тыл будут забрасывать разведчиков. Вот так выглядел Soldbuch - солдатская книжка военнослужащего вермахта. Попробуйте ее подделать "на коленке":

Вернемся к возвращению Михалкова в СССР.

Вообще-то в сталинские времена и не таких людей, как брат "великого" композитора, и за меньшие грехи отправляли в лагеря, а то и ставили к стенке. Но и тут версии расходятся. В одной версии Михалков с гордостью рассказывает о том, что после перехода линии фронта его отправили на Лубянку работать стукачом и подсадной уткой:

"В столице работал на Лубянке. Обычно меня подсаживали в тюремную камеру к пойманным гитлеровцам. Я их "раскалывал", изобличая шпионов и гестаповцев. И вдруг меня неожиданно, без объяснения причин, по приказу Берии отправляют в Лефортовскую тюрьму. Там я провел четыре долгих года.

Периодически меня вызывал следователь и требовал подписать протокол, в котором я "признавался", что являюсь немецким агентом, подготовленным в познаньской разведшколе для заброски в советский тыл. Я отказывался и снова отправлялся в одиночку.

Наконец о моем заключении проведал старший брат. Он позвонил Берии, но тот не стал с ним разговаривать. Тогда Сергей вместе с двумя генералами НКВД пришел в Лефортово, чтобы передать мне продукты. Передачу не приняли: Берия запретил. Потом меня отправили по этапу на Дальний Восток. Еще три лагеря и пять лет ссылки. Москву мне "ограничили".

В 1953 году после смерти Сталина вызвали в КГБ и предложили написать книгу о моей военной судьбе, считая, что она поможет воспитывать в молодежи чувство патриотизма."

Вот вторая версия:

"Через полгода был репрессирован и посажен в Лефортово в камеру пыток. Потом - лагеря... В очень трудных условиях я выдержал четыре года... Но, к счастью, мне удалось передать весточку брату Сергею. Я был освобожден, полностью реабилитирован, получил соответствующие награды за работу в подполье. Кстати, до сих пор читаю лекции будущим разведчикам."

Так или иначе, но в 1949 году Михаил Михалков оказался на свободе. И не просто на свободе. Он поселился в Москве, начал издавать книгу за книгой, скрываясь под псевдонимами Михаил Андронов и М. Луговых. Выступал как пропагандист военно-патриотической темы. Стараниями брата о его темном прошлом... забыли.

Более того - за "участие" в Великой Отечественной войне Михаил Михалков награждён тремя орденами и двенадцатью медалями.

Семья Михалковых, безусловно, талантлива. В самом Михаиле Михалкове талант не пропал - его фантазий хватило бы еще на сотню книг.

Лера Крышкина

© Babr24.com

ИсторияМир

20595

24.02.2016, 18:06

URL: https://babr24.com/?ADE=142844

bytes: 14976 / 14765

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Лера Крышкина, журналист.

На сайте опубликовано 2211 текстов этого автора.

Другие статьи в рубрике "История"

Инсайд. Что мы празднуем 23 февраля?

Окунёмся в историю... Вечером 10 февраля 1918 года делегация большевиков во главе со Львом Троцким, возвестили - в одностороннем порядке - о прекращении Первой мировой войны с государствами четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией).

Василий Чайкин

ИсторияОбществоРоссия

4610

23.02.2024

Альтернативная Монголия: путешествие в Музей истории пустыни Гоби

В том, что монгольский туризм – это не только Улан-Батор, можно убедиться по обилию нестоличных достопримечательностей. Не обязательно быть искушенным путешественником, чтобы найти что-то интересное для себя в монгольской провинции.

Эрнест Баатырев

ИсторияОбществоТуризмМонголия

2417

21.02.2024

Во сколько сибирякам обойдется утка с яблоками от барона Мюнхгаузена

Рождество давно прошло, но это вовсе не значит, что утка с яблоками, поданная к столу, будет не к месту. Особенно если на эту птицу поохотиться правильно. Например, по методу барона Мюнхгаузена – пристрелив утку через дымоход. Если такового не имеется, можно купить птицу на рынке или в супермаркете.

Арина Родионова

ИсторияКак по-писаномуКультураТомск Новосибирск

8110

16.02.2024

Борьба за культурное наследие: Монголия возвращает исторические артефакты

Вопрос о возрождении культурного наследия в Монголии в последнее время стоит очень остро. На государственном уровне ведется комплексная работа по возвращению в разное время вывезенных из страны ценностей.

Эрнест Баатырев

ИсторияОбществоМонголия

2539

05.02.2024

Во сколько сибирякам обойдется тушеная козлятина с овощами от Робинзона Крузо

Оказывается, у литературного персонажа Робинзона Крузо есть собственный день в календаре памятных дат – 1 февраля. Он так и называется – День Робинзона Крузо.

Анна Леро

ИсторияКак по-писаномуКультураНовосибирск

12572

01.02.2024

Монгольское наследие: мировое признание наскальных надписей Цогто-тайджи

В Монголии еще один культурно-исторический объект получил статус охраняемого ЮНЕСКО. Под защиту международной организации попали наскальные надписи Цогто-тайджи. В этом материале Бабр расскажет о том, чем памятник монгольской письменности заслужил такую честь, и в чем заключается его ценность.

Эрнест Баатырев

ИсторияОбществоМонголия

3559

24.01.2024

Монгольская идентичность в центре внимания: ретроспектива Дня национальной свободы

Сегодня Монголия отмечает День национальной свободы и восстановления независимости страны. За последние полтора десятка лет праздник приобрел общенациональные масштабы и является одной из знаменательных дат монгольского светского календаря.

Эрнест Баатырев

ИсторияОбществоПолитикаМонголия

21460

29.12.2023

Во сколько сибирякам обойдется «жертвенный» новогодний поросенок

Совсем скоро мы будем накрывать новогодние столы, стараясь приготовить самые вкусные блюда. Символ наступающего 2024 года – Дракон – согласно восточному календарю, любит все яркое, острое и мясное, разумеется.

Анна Леро

ИсторияКак по-писаномуОбществоТомск Новосибирск

6216

22.12.2023

Монгольский след в истории конной культуры: загадки древнего седла

Племена, населявшие территорию Монголии на заре нашей эры, возможно, имели передовой опыт в развитии конной езды. Об этом свидетельствуют недавно найденные артефакты. В новом материале Бабр расскажет, почему ученые сделали такие выводы. Лошадь в Монголии имеет статус культового животного.

Эрнест Баатырев

ИсторияОбществоМонголия

6406

18.12.2023

Традиция скотокрадства в Монголии: преступления и наказания

Одной из больных тем кочевой культуры является скотокрадство. Эта проблема свойственна и Монголии, и России. В этом материале Бабр расскажет, почему средневековое явление процветает в приграничных районах двух стран и сегодня.

Эрнест Баатырев

ИсторияКриминалОбществоМонголия

7108

05.12.2023

История на скалах: уникальные композиции в горах монгольского Алтая

Территория Монголии таит в себе огромное количество исторических тайн. Труд археологов здесь часто вознаграждается интересными находками. В этом материале Бабр расскажет об одной из них.

Эрнест Баатырев

ИсторияКультураОбществоМонголия

29581

01.12.2023

Глазковский некрополь: нерожденное дитя иркутской мэрии

Сколько их, невыполненных обещаний от мэрии, таится в глубинах памяти жителей Иркутска! Малые и великие идеи гордо озвучиваются властями в период выборов и приезда высоких гостей из Москвы, но привычно забываются, как только дело доходит до реальной работы.

Глеб Севостьянов

ИсторияКультураПолитикаИркутск

34650

30.11.2023

Лица Сибири

Сиенко Олег

Мушникова Анастасия

Смирнов Олег

Бунев Андрей

Андреева Мирра

Мамаджанов Константин

Степанова Инна

Ерощенко Сергей

Геевский Олег

Баранов Юрий