Лавровый лист в попе, или куда побежала бабра

Прошел почти месяц с того вечера, как около 130-го квартала администрация и дума города Иркутска установили скульптуру бабра.

Напомним, что установка памятника вызвала возмущение культурной общественности: бабр расположен на месте старого лютеранского кладбища. Другой скандал был менее освещен СМИ: скульптуру установили на том самом месте, где почти 40 лет стоял камень с надписью «Здесь будет памятник декабристам». Своим демаршем городские власти ясно дали понять: памятника декабристам не будет.

В принципе, при определенной дозе на грудь, можно и бабра расценить в качестве памятника декабристам: вопрос ведь исключительно в художественном видении. Однако сама по себе скульптура сразу вызвала ряд серьезных вопросов к его «родителям».

Конечно, бабр как герб города не только имеет право на существование - он просто обязан быть в Иркутске. Более того - даже странно, как город до сих пор обходился без изображения собственного герба. Во всех областных центрах России подобные монументы стоят зачастую даже с послевоенных времен - впрочем, у властей Иркутска всегда был собственный, неординарный взгляд на жизнь.

И с этой точки зрения можно даже закрыть глаза на то, что бабр, по информации из художественных кругов, сделан вовсе не из бронзы, как развесисто рассказали иркутянам, а из банального китайского пластика. Так что скульптурой его можно назвать весьма условно - правда, в этом случае возникает весьма скользкий вопрос о стоимости этого пластикового чуда: ведь городские власти потратили на него целых восемь миллионов. Как говорится, на эти деньги можно все ЦК похоронить.

Предположение, что семитонный бабр - пластиковый, подтверждают и строители. При габаритах скульптуры 3,65 на 4 метра, если бы она была из бронзы, она весила бы более 50 тонн, и, само собой, дело не обошлось бы небольшим бетонным основанием и миниатюрным японским краном, использовавшемся в процессе установки. Само собой, и стоимость скульптуры была бы выше: только материал, 50 тонн бронзового лома, стоит около 6 миллионов рублей.

«Внешность» бабра вызвала серьезное недоумение, особенно у людей, более-менее разбирающихся в иркутской истории. Детский лепет представителей городской администрации о неком «геральдическом стандарте» вызывает исключительно смех: городская статуя ни с какого боку не обязана соответствовать геральдике. И она - существующая скульптура бабра - как раз не соответствует ни древнему изображению иркутского герба, ни современному.

Настоящую истерику у иркутян вызвал хвост скульптуры, который тут же окрестили «лавровым листом, воткнутым в анус». Впрочем, некоторым этот хвост больше напоминает перо, от чего не легче. Вообще, если рассуждать грамотно, то бабр - это амурский тигр, ареал распространения которого в XVII веке доходил до Енисея. Именно этот тигр и стал символом и Иркутска, и многих других сибирских городов. И в переводе с многих местных языков «бабр» - это именно «тигр». То есть хвост у такого символа должен быть тигриный.

По городской легенде, когда в XVIII веке иркутский герб отправили на утверждение в Санкт-Петербург, традиционно недалекие столичные чиновники решили, что под символом Иркутска подразумевался не бабр, а бобр. Именно тогда, как считается, бабру пририсовали перепончатые лапы и плоский хвост. Но даже если предположить, что в силу тяжелого умственного расстройства авторы скульптуры решили приделать бабру хвост бобра - то это должен быть именно хвост бобра, а никак не лавровый лист.

Обостренный интерес у мужской части публики вызвал вопрос о половой принадлежности скульптурного бабра. По идее, он должен быть самцом: это следует из мифологического контекста. Однако две барышни-скульпторши, взявшиеся ваять символ Иркутска, вероятно, из природной скромности начисто лишили бабра всяческих половых признаков. Подобная деликатность, однако, не пришлась иркутянам по душе: бабра обидно обозвали кастратом. Заметим, что скульпторы во всем мире не стесняются приделывать своим творениям самые разнообразные детальки: в самом деле, хорош был бы леохаровский Аполлон без соответствующих натуралистических выпуклостей.

Впрочем, некоторая специфика внешности бабра породила альтернативную идею - что это самка. Дело в том, что сумрачный гений скульпторш обозначил у бабра довольно длинную шерсть на боках и животе. На боках она смотрится как ребра, что наводит на мысль о голодных годах, а вот внизу более всего напоминает отсосанные молочные железы какой-нибудь дворовой собачонки. Что, прямо скажем, выглядит смешно.

При всей специфике скульптуры, она, безусловно, является произведением искусства. В конце концов, вдруг художник именно так видит бабра? И не просто видит, а спешит поделиться своим видением с миром...

Но вот место для скульптуры было выбрано откровенно неудачно.

Начать с того, что громоздкий зверек совершенно не вписывается в стилистику 130-го квартала. Он слишком велик и оттого несуразен. Худо-бедно сымитированный в историческом квартале усадебно-купеческий стиль, щедро приправленный бетоном и искусственной китайской плиткой, вообще не требует никаких скульптур: они противоречат самой идее среднеклассной городской застройки XIX века. Фонари, решетки, урны, скамейки - да. А вот бабр - никак.

Совершенно логично было бы установить бабра там, где он и планировался: на «круге» перед глазковским мостом, на пересечении улиц Степана Разина и Чкалова - то есть на въезде в историческую часть города. Однако попытка общественности поднять вопрос об установке скульптуры именно на этом месте вызвала внезапный приступ невнятного мычания как у городских депутатов, так и у мэра Иркутска. Судя по неуклюжим попыткам объяснить отказ от запланированного места размещения какими-то нелепыми «проблемами благоустройства территории», у городских властей совсем другие планы на этот земельный участок. Вероятно, более близкие их личным кошелькам.

Не менее логичным было бы водрузить скульптуру на центральной площади - сквере Кирова. Заодно, кстати, и переименовав злосчастную площадь во что-нибудь более приличное. Места на сквере Кирова - хоть отбавляй, народу там проходит ежедневно куда больше, чем по 130-му кварталу, масштабы позволяют, и скульптура пришлась бы там очень к месту. Но тут, думается, сыграла свою роль традиционная конкуренция между двумя «серыми домами». Вдруг заслугу в водружении бабра на сквере Кирова припишут не городским властям, а областным? Нет, нехорошо.

Прекрасно вписался бы бабр именно в таком, церетелевско-гигантском исполнении, и в «круг» на Байкальском кольце. Этот гигантский пропыленный газон вообще, признаться, бездарно пустует, если не считать, конечно, рекламный щит, который, кстати, обещал убрать еще мэр Владимир Якубовский. В приличном городе на таком месте уже давно сделали бы не одну, а десяток скульптур, башню с часами, лазерное шоу и смотровую площадку. Ну, это в приличном.

Полная несуразица получилась и с ориентацией нашего героя. В смысле, с пространственной. Вообще-то геральдический бабр должен бежать на запад, неся в метрополию свою добычу - соболя. И в данном случае, вероятно, расположение его именно мордой на запад было бы совершенно оправдано - тогда зверек смотрел бы на стадион «Труд», а правым глазом - на центральную улицу города, мэрию, правительство и вообще на людей. Правда, в этом варианте он поворачивался хвостом к 130-му кварталу, что было бы весьма символично и заслуженно - но, видимо, совсем не по нраву городским депутатам.

В случае, если бы бабр оказался сепаратистом, его следовало бы повернуть наоборот, на восток - мордой к 130-му кварталу и церкви, но задом ко всему городу. Тоже как-то нехорошо.

Выбранный половинчатый вариант мордой на юго-запад, однако, не лучше. Бабр повернут хвостом не только к церкви (странно, кстати, что РПЦ до сих пор не отреагировала на такой афронт), но и ко всем проезжающим автомобилям и общественному транспорту. То есть вместо эпохальной скульптуры население Иркутска видит, в большинстве своем, все тот же анус и лавровый лист. Что, признаемся, как-то не очень. Мордой бабр смотрит сразу на два предприятия общепита, что, в принципе, вполне коррелирует с торчащими ребрами - но вот символизма в этом совсем маловато...

Скандальная и поспешная установка скульптуры продемонстрировала один неприятный момент: городские власти в инкарнации Кондрашов-Лабыгин предпочитают действовать в соответствии с правилом "что тут думать, трясти надо". А когда им подсказывают правильные решения действительно знающие люди, не слушают их. Видимо, думают, что те таким извращённым образом покушаются на их авторитет. А зря они так думают. Потому что люди, болеющие за свой город и его историю, могут и крепко обидеться на такое отношение. И тогда кому-то в городе не станет места - и этим кем-то легко могут стать бронзовые... нет, не скульптуры. Чиновники.

Фото: Андрей Лаховский

URL: https://babr24.com/?ADE=109618

bytes: 8872 / 8821

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Дмитрий Таевский, шеф-редактор портала Бабр.

На сайте опубликовано 122 текстов этого автора.

Лица Сибири

Мордуева Татьяна

Игнатенко Сергей

Самарин Александр

Головных Иван

Тетерина Оксана

Тарасова Ольга

Васиченко Евгений

Чупров Сергей

Сыренов Аламжи

Швайкин Андрей