Остров Володи: черное золото в кремлевских трубах

Сахалин… край необычайной красоты, природных богатств и убогости местной жизни. В этом огромном пустынном острове далеком от политических битв и забытом либеральной общественностью, как в капле воды отражается целая эпоха - вечно встающей с колен и неизбежно вновь падающей в дерьмо новой России.

Попасть на Сахалин можно двумя путями. Первый - как белый человек на самолете, билет на который из Хабаровска стоит несколько десятков (!) тысяч рублей. Второй – в качестве непотребной черни на пароме типа «Сахалин-7,8,9». Второй вариант предполагает обязательное суточное (а то и больше) сидение на вонючем морском вокзале «Ванино», где даже стакан кипятка стоит 15 рублей, а буфет хронически не работает, затем штурм портового автобуса, три КПП с овчарками, автоматчиками, прожекторами в лицо и ощущением, что тебя пускают по этапу, а затем суточное опять же плаванье через Японское море на посудине, которая, по заверениям самих моряков, держится только на краске.

Вполне себе феодальный принцип – сюзерен (см. чиновник, депутат, бизнесмен) попадает в Южно-Сахалинск с белого трапа самолета и его под белы ручки ведут в белоснежно чистые апартаменты пятизвездочных отелей, а вассал (см. россиянин) с черного трапа, в грязный порт, да с тычками автоматов пограничников под ребра. Правда, вместо Салического закона в средневековой демократической Расеи закон другой – денежный.

А вообще Сахалин совершенно удивительное место. Здесь есть все – нефть, газ, золото, пушнина, дичь, красная рыба, икра. На юге острова растут киви и бродит красное вино, а на севере простирается тундра, а столбы электропередач держатся на стальных тросах, потому что из-за вечной мерзлоты их нельзя вбить в грунт. И это при том, что Сахалин невероятно красив, причем, красив очень по-разному: почти тропические виды Корсаковского залива сменяются здесь едва ли не новозеландскими горами, покрытыми широколиственным лесом, переходящим затем в типичную сибирскую тайгу, которая, в свою очередь, преобразуется в лесотундровые плоскогорья, плавно перетекающие в голые гранитные скалы полуострова Шмидта на крайней северной оконечности острова.

Остров Сахалин - это почти что аксеновский «Остров Крым», только наоборот. Василий Павлович на своем западном острове гиперболизировал идеи свободного рынка и гражданских прав, а на Сахалине… все строго по Владимиру Владимировичу. Те принципы, которые действуют на просторах необъятной, единой и неделимой, сконцентрированы на этом далеком восточном острове в необычайных пропорциях.

Ведь что такое Сахалин? Это огромный денежный мешок. Через весь остров протянуты газо- и нефтепроводы, прямо сейчас к Японии и Китаю тянут новые трубы. Две главные путинские монополии – Роснефть и Газпром – работают здесь бок о бок.

— Видишь вон, за пролеском дуры эти черные лежат штабелями? – говорит мне водила Сергей, топчущий пыльную грунтовку на своем пятнадцатитонном Fotonе (китайский аналога Камаза, только дешевле и надежнее). — Те, что потолще - это нефтянки, а мелкие для газа.

Трубы тянут параллельно с севера на юг, газпромовские городки трупопрокладичиков выходят окнами на побережье, откуда отлично видны нефтяные платформы «Роснефти», работающие на шельфе. Символично.

Любопытная деталь – на российском шельфе возле Сахалина работают не только российские, но и иностранные компании. Например, у «амеров», как говорят, самые большие зарплаты и русских они берут с охотой, если те не пьют и соблюдают дисциплину.

Трубопроводы – особо охраняемый объект. Федералы не скупятся тратить солярку на патрулирование их с воздуха. Например, в Ногликах (крупный поселок на севере острова) я в течение дня наблюдал три разные вертушки, которые почти беспрерывно курсировали над трубами. Еще бы – ведь эти круглые куски метала, которые с потом и кровью в любую погоду укладывают в неподатливую сахалинскую землю, приносят своим московским хозяевам миллиарды.

— Говорят, в прошлом году сам Володя к нам четыре раза на трубу прилетал, - рассказывает Сергей. – Твои вон коллеги журналюги об этом ни слова ни писали, а наши его видели. Он даже в Южный (Южно-Сахалинск) ни разу не заезжал! Из Хабаровска на вертолете, а потом сразу назад. Проверяет трубу-то, его труба. И остров его…

Почти все сахалинцы называют Путина по имени и относятся к нему как к старому знакомому. Немудрено – ведь с именем Путина (вернее, с его многочисленными бизнесами) тут связаны очень многие.

— А что Путин? Ему кроме нефти и газа от Сахалина ничего не надо. – Сергей выбрасывает в форточку окурок и тут же закуривает снова. – Мы-то тут все под ним ходим, как чернорабочие, считай. Все начальство на материке, а нас и за людей-то не считают. Они так думают - аборигены какие-то бегают, главное, чтобы под ногами не мешались…

О том, по какой причине колониальный путинский режим не хочет стоить мост на остров, почему Южно-Сахалинск самый дорогой город России, сколько зарабатывает «маскаль» на фуре красной икры и зачем ментам километровые рыбацкие сети, я расскажу в следующей части.

Продолжение следует.

Фоторепортаж

Новости Прибайкалья - в Вайбере. Только эксклюзив! Подписывайтесь!

Читайте нас в Одноклассниках!

Читайте нас в Телеграме!

URL: https://babr24.com/?ADE=108095

bytes: 5141 / 5069

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Андрeй Темнов, независимый журналист.

На сайте опубликовано 1065 текстов этого автора.

Лица Сибири

Салагай Олег

Боровиков Алексей

Щуко Андрей

Лудупова Евгения

Жакова Ольга

Кохо Мария

Деньгина Наталья

Попов Александр

Вепрев Александр

Рукша Геннадий