Александра Кисель

© Новая газета

КультураМир

3041

10.10.2009, 10:08

Человек должен отбрасывать тень

Забывая о наследии контркультуры, мы рискуем ошибиться.

Культурный портрет нашего времени давно составляют Макдоналдс, фейсбук и блокбастер. Осуждая и морщась, общество давно мирно сосуществует с привычным злом. Нас учат мыслить бодрее, проще. Сяду в машину, поеду по серпантину. Море. Красиво. Увидимся в Портофино.

В окружении многометровых билбордов медленно и тихо, обособленно друг от друга развиваются художественная литература, авторское кино и интеллектуальная музыка. Отчасти подозревая о взаимном существовании, все они ведут борьбу за выживание на собственном участке леса. Им (нам) чужд как сытый корпоративный дух, так и былинное братство. Знаем, проходили. Одному сподручнее. Что за шум? Да вот, окно рекламным щитом загородили.

А между тем в нашем биогеоценозе может стать одним видом меньше. Мы незаметно теряем то, что почти не успели обрести, — наследие контркультуры и альтернативы. Теряем, толком не понимая, что это такое.

От топора до топорика

«Термин «контркультура» прекратил свое существование с закатом панк-рока. Где-то в конце 80-х и в начале 90-х заменителем был термин «альтернатива», но в основном он имел неоппозиционную природу, не предполагал какого-то конфликта», — констатирует издатель, писатель и музыкант Алекс Керви. Керви стоит у истоков западной контркультурной литературы в России, ему мы обязаны и многими первыми ее изданиями, и знаменитой «Альтернативой», и «Классикой контркультуры» — двумя книжными сериями АСТ.

Мысль коллеги развивает Дмитрий Волчек, писатель, издатель и журналист: «Контркультура существует только там, где культура контролирует информационное пространство, то есть интернет ее механически отменяет, в том числе и в России».

Интернет разрушает традиционное культурное пространство. Деньги — любые формы противостояния. «Огромное поколение музыкантов 90-х из тех, кто не совершил суицида, не погиб от передозировки и не сгинул в психушке, и здесь, и на Западе закончило существование, превратившись в офисных клерков, работая в рекламе. Человек должен кушать. Об эту гранитную стену разбивались все контркультурные движения», — продолжает Керви. Да и сами формы противостояния становятся объектом продажи — модным трендом, фишкой — и стремительно теряют свой внутренний смысл. Хочешь стать панком? Тебе какой значок — Punks not dead или вон тот, с топориком? Постояли, попили пива — пожалуй, хватит на сегодня противостояния.

Набор социальных и культурных противоречий, больных мест нашей эпохи умножается с каждым годом. На это натыкаются талантливые умы и неспокойные молодые души, сжигаемые едким максимализмом и жаждой перевернуть привычный и омерзительный своей неправильностью мир. Одиночки, не желающие играть по заданным правилам и только в этой песочнице.

«Медленное умирание в шике и роскоши» — эта формула Брета Андерсона сегодня стала заветом для таких творческих людей. Они обеспечивают себе определенный достаток, полностью отгораживаются от внешнего мира и занимаются изысканиями в своем собственном, — сощурившись, говорит Алекс. — Возможно, потом их творчество повлияет на остальных. Это путь Берроуза, Уэлша и других. Второй выход — зловещая практика «Американского психопата», серийных убийц и банд. Если переходить грань в этом направлении, мы приходим к восстанию либо планомерному уничтожению себе подобных.

О, прикрой контркультурные книги

О западной контркультуре 70 — 80-х в советскую эпоху знали только те, кто шел по следам. Но и после распада Союза желающих и способных пропустить ее через себя и отдать жизнь ей, чаду проклинаемых, было немного. Такими оказались те единицы, которые, пользуясь определением Алекса Керви, могли обеспечить себе автономное существование. «У меня была возможность существовать автономно, не работать в офисе и остаться тем, кто я есть, до тридцати пяти лет», — рассказывает Керви. Издание первых книг далось ему распроданной коллекцией виниловых пластинок.

Силами одиночек в России на заре ХХI века обнаружилось два главных издательства, выпускавших контркультурную литературу. Первым из них было Adaptec/T-ough Press Алекса Керви, вторым — «Ультра.Культура» Ильи Кормильцева. Встретившись еще в 1998-м, Илья и Алекс вдвоем обсуждали издательский план Керви. Но хотя некоторые проекты делались ими совместно, развитие издательств пошло обособленно.

Издательство Керви в 2001 г. стало работать под эгидой АСТ и запустило две главные контркультурные серии страны, которые подарил России Запад. Они представили ошарашенным читателям бичующие исповеди Лидии Ланч, опустошающую мизантропию Уильяма Берроуза, ядовитую субъективность Хантера Томпсона, голую, как электрический провод, искренность Джима Кэррола… Алекс Керви назвал свою идею серии «Альтернатива» мифотворческой шуткой, однако звучание она возымела самое серьезное. Возможно, потому, что для России это была самая настоящая и впервые открываемая альтернативная правда о том обществе, в которое Россия активно стремилась переродиться.

Не менее взволнованно, чем преданные читатели, за деятельностью издателей следили чиновники Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Книги стали изымать и запрещать. С 2004 по 2006 гг. под карающий меч попали «Культура времен Апокалипсиса» Адама Парфрея, «Клубная культура» Фила Джексона (книги «Ультра.Культура»), затем настал черед «Альтернативы» — пропаганду наркотиков усмотрели в книгах Уэлша и в «Парадоксии» Лидии Ланч. Керви замечает по этому обвинительному поводу с циничной простотой: «Прочитав, переведя и издав все эти книги, я не отправился убивать детей в супермаркете».

В феврале 2007-го вслед за чередой изъятий последовало неизбежное закрытие издательства «Ультра.Культура», совпавшее со смертью Ильи Кормильцева. В это же время группа АСТ, разглядев, что за безобразие творилось у нее под боком, начала запрещать опасные книги к изданию, а в феврале 2008 г. разорвала договор с Керви. Вместе с которым ушла вся команда: «Серия «Альтернатива» не выходила фактически год, с сентября 2008-го. До этого АСТ допечатывало тираж тех книг, которые были в планах. Недавно мне сообщили, что книги будет готовить уже другая редакция».

Расставание, как особенно часто бывает у культурных людей, вышло неприятным.

— Сейчас изданы две книги, которые я готовил, это «Мегатерион» Френсиса Кинга и «Лучше, чем секс» Хантера Томпсона. У меня есть авторские права на «Лучше, чем секс», но выброшен и я как редактор, и Adaptec/T-ough Press как издательство, — рассказывает Алекс. — Какова будет судьба тех книг, которые лежат до сих пор в АСТ, я не знаю.

«После смерти Кормильцева надеяться особо не на что», — безнадежно обронили в одной из интернет-дискуссий о судьбе контркультурной литературы. Не любящий читать интернет-дискуссии и принимать в них участие, Алекс Керви считает иначе.

У Алекса есть планы по реанимации издательства: «За два года я подготовил новый пакет. В этом пакете 52 книги, в том числе те, от которых отказалось АСТ. Сейчас я веду переговоры с потенциальными инвесторами о реанимации T-ough Press. Нужны серьезные вложения, чтобы полноценно работать год-два. А люди, готовые вкладывать ресурс, требуют немедленной отдачи уже сейчас. Знаете, так от тренера требуют победы на чемпионате и в противном случае выгоняют его через год».

Удивительно, но и в период автономии издание контркультуры не умирает: «До конца года выходит полноцветный журнал-альманах Baloon. Это проект моего друга и партнера по T-ough Press Валерия Пастернака, в котором приняли участие издательства «Кислород» и T-ough Press. Это то, из чего в идеале вырос бы альтернативный холдинг, аналогов которому нет».

Когда эти песни станут не нужны…

Логика развития культурного процесса нивелирует контркультурные ценности и установки. Больше чем чего бы то ни было нашей действительности не хватает мощного созидательного проекта. Того, что могло бы стать действенной альтернативой всеобщему разочарованию и пофигизму, что могло бы вывести культуру к единому прорыву, заново осмысленному развитию, что попыталось бы сдвинуть ценностные установки общества, открыть ему путь к новой высоте.

Но эта высота будет стоить гораздо меньше, если по пути к ней мы забудем о смертоносном опыте, муках и мыслях, которые были выстраданы и отхарканы детьми нашей цивилизации. О загубивших себя джанки и яхе, которые слали свою ненависть и боль тем, кто от нее отворачивался.

«Во многом из того, что я делаю, можно увидеть всего лишь насмешку над серьезными людьми, представляющими серьезную культуру, потому что я ненавидел то, что они «творили» и что собой представляли» — так отрезюмировал свое творчество Стюарт Хоум. Эти злые слова маскируют невероятной силы боль от диссонанса между высокой правдой культуры и ужасающей ложью жизни, в которой обречен существовать человек, воспринимающий высокие идеалы за насмешку.

А наши думы вам и не снились,
Наши беды вам и не икнулись,
Вы б наверняка подавились,
А мы же — ничего, облизнулись,—

пел Башлачев о духовном пространстве России. В котором угадывается невероятное душевное напряжение, надлом, переживаемые каждым живущим вразнобой с привычным укладом жизни, системой, истеблишментом, — выбирай что хочешь.

От большого ума лишь сума да тюрьма.
От лихой головы лишь канавы и рвы.
От красивой души только струпья и вши.
От вселенской любви только морды
в крови, —

универсальную формулу все о том же отличии от обычности выводит и Янка Дягилева. Им всем, молчаливо решившим жить «в стороне, на самом краю», только это и оставалось. Не потому, чтобы души так красивы. Просто потому, что иначе — не могли.

Наследие контркультуры нам необходимо. Должен быть кто-то, показывающий обратную сторону нас, должна существовать тень, отрезав которую, человек теряет душу. Ложка дегтя, резкий звук, разбитое спокойствие — для того, чтобы начать мыслить не по изъезженным рельсам.

Александра Кисель

© Новая газета

КультураМир

3041

10.10.2009, 10:08

URL: https://babr24.com/?ADE=81439

bytes: 9876 / 9821

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Александра Кисель.

Другие статьи в рубрике "Культура"

Ужасный уикенд. Возрождённый «Джиперс Криперс» и «Проклятие мачехи» – в топе проката

Хоррор «Джиперс Криперс: Возрождённый», вышедший на экраны 15 сентября и уже признанный худшим в серии, побил годовой рекорд среди фильмов ужасов в российском прокате, заработав за стартовый уикенд 33 миллиона рублей.

Филипп Марков

КультураРоссия

5394

23.09.2022

Дом открытых сердец. Томская театральная КвАРТира Ларисы Отмаховой и Сергея Иванникова отмечает годовщину

Что случится, если человек захочет поговорить с вами о любви, верности и дружбе? Если это могучий, но очень романтичный волшебник – то получится чудесная сказка. Но сказкам, как и людям, нужен дом. И он существует – в Томске.

Анна Леро

КультураОбществоСобытияТомск

2895

23.09.2022

О крысе с сифилисом и цене мужских игрушек. Лучшее от Кинга к юбилею автора

В любом безумии таится своё ужасное веселье. Стивен Кинг Армия его поклонников не имеет аналогов в литературном мире, как и его работоспособность.

Филипп Марков

КультураСобытияКак по-писаномуМир

4217

22.09.2022

«Новосибирск научил меня самому главному», или Где на самом деле родился Алексей Маклаков?

Улыбка и смех — непременные атрибуты комедийного персонажа. И неважно, плохое у тебя настроение или нет. Это никого не волнует. Ты актёр — будь добр, доказывай это постоянно. Стараюсь быть хорошим актёром в любой ситуации.

Адриан Орлов

КультураНовосибирск

4443

21.09.2022

Видео дня. «Восставший из ада»: новая версия

Стриминговый сервис Hulu опубликовал трейлер фильма Дэвида Бракнера «Восставший из ада». Русская версия опубликована на YouTube-канале «В рейтинге».

Филипп Марков

КультураМир

3437

21.09.2022

«Декабристка» Пугачёва: в иноагенты вслед за мужем

18 сентября в России произошло уникальное событие. Впервые в истории страны гражданин добровольно попросил о присвоении статуса иностранного агента.

Филипп Марков

КультураПолитикаРоссия

7774

21.09.2022

Бабродвиж в Иркутске: выставка «Тала», органный хит-парад и квартирник «Настроение Питер»

Бабр вновь подготовил список интересных мероприятий на текущую неделю. С 20 по 25 сентября в Иркутске пройдут выставки, концерты и фестивали. Выставка «Тала» На этот раз мы начнём путешествие в мир развлечений с выставки «Тала», про которую Бабр уже рассказывал ранее.

Денис Миронов

КультураСобытияИркутск

8558

19.09.2022

«Завтра уже не будет»: как прошел последний томский фестиваль Street Vision

«Только сегодня, ведь завтра уже не будет», – под таким девизом в минувшие выходные в бывшем цехе томского завода «Манотомь» прошел фестиваль уличной культуры и современного искусства Street Vision. Рассказываем, как это было. История Street Vision началась в 2012 году.

Пепел

КультураМолодежьОбществоТомск

3880

19.09.2022

Видео дня. «Пришелец» от Кураж‑Бамбей, или Комедия о невесёлом

Независимая дистрибьюторская компания Arna Media на своём YouTube-канале опубликовала трейлер фильма «Пришелец из будущего», озвученный студией «Кураж‑Бомбей».

Филипп Марков

КультураРоссия

5834

19.09.2022

Легенда «Современника» и МХТ. К юбилею Аллы Покровской

45 лет на сцене театра «Современник» и 15 лет на сцене Московского Художественного театра... 18 сентября исполняется 85 лет со дня рождения великой русской актрисы, лауреата премий имени Станиславского, «Чайка» и «Золотая маска», народной артистки РСФСР Аллы Покровской.

Филипп Марков

КультураСобытияРоссия

6845

18.09.2022

Фэнтезийный уикенд: «Три тысячи лет желаний» против «Календаря ма(й)я» и «Иронии судьбы»

Всё-таки катастрофическая ситуация, сложившаяся в российском прокате после ухода из него фильмов ведущих американских киностудий, не испортила окончательно вкус отечественного зрителя.

Филипп Марков

КультураРоссия

6234

18.09.2022

Денег нет, но вы держите: Монголия завлекла Netflix и HBO в страну с помощью субсидий

Netflix, HBO, Warner Bros и другие известные киностудии начали проявлять пристальное внимание к монгольской культуре и кинематографу.

Виктор Кулагин

КультураПолитикаЭкономика и бизнесМонголия

3939

15.09.2022

Лица Сибири

Юмашев Евгений

Коломиец Виктор

Грошева Надежда

Ерощенко Сергей

Зуляр Юрий

Назимова Анжелика

Тетерина Оксана

Тюменев Олег

Турбянов Леонид

Натаров Сергей