Артур Скальский

© Babr24.com

КультураМир

4046

23.10.2002, 00:00

X-Files на АИСТе (суббота, 2 ноября)

9х09. Provenance ("Источник").

Однажды, примерно года два назад, на побережье Африки (видно, как раз там, где, как считают ученые, находится Колыбель Человечества) всплыл космический корабль. Лежал, значит, этот корабль в полосе прибоя, частично закопанный в песок, и никому не мешал, так как местное население вовсе не волновали проблемы пришельцев из космоса, им куда важнее были собственные насущные проблемы. Однако даже на Берегу Слоновой Кости нашлись ученые, которые жутко всполошились, обнаружив такой Артефакт, и принялись его ковырять, изучать и вообще гоношиться. Особенно их взволновали рисунки на поверхности корабля: предположительно, это были какие-то величайшие откровения, да только никто их не мог разобрать. Удалось это только агенту Скалли, прилетевшей в Африку по крайне срочному делу: ее напарник, едва взглянув на рисунки с того корабля, вдруг принялся читать мысли всех окружающих и от этого жуткого шума впал в кому, отказавшись подавать признаки жизни. Скалли очень нервничала из-за этого и решила, что если письмена расшифровать, то наверняка можно найти рецепт лекарства для Малдера, оставленный пришельцами в незапамятные времена. Кое-что ей и в самом деле удалось расшифровать (все шифровальщики ФБР отдыхают, когда в дело вступает "таинственный агент Скалли"!), и выяснилось, что на корабле выгравирована полная раскладка генетики человека вперемешку со Священным Писанием; но разобраться в этой каше она не успела, а потом было поздно: корабль исчез, как привидение с первыми лучами солнца. Куда он подевался - черт его знает, этим вопросом как-то никто не задавался, а Скалли к тому же какой-то таинственный африканский дух предупредил о том, что люди еще не готовы к такому знанию, так что и суетиться нечего.

И все, можно сказать, позабыли об этом случае (даже Малдер, который, казалось бы, мог использовать собранные свидетельства для доказательства своей Истины); но вот пришел заключительный девятый сезон, а как известно, это именно то самое время, когда стоит вспомнить о прошлом... И вернуться к нему.

Итак, эпизод.

Для начала нам показали набор кадров из "Биогенезис" - чтобы понятно было, о чем пойдет речь. Показали кусочки корабля, которые сами соединяются вместе и врезаются в Библию, показали Скалли на берегу возле космического корабля и потом в палатке над фотографиями таинственных знаков, а потом припомнили и не столь давние события - рождение Уильяма, его сверхъестественные способности, предупреждение Доггетта о том, что малыш может быть результатом эксперимента по созданию суперсолдат... В общем, все проблемы прошлых лет разом всплыли на поверхность.

Ну а потом...

На границе Штатов и Канады в Северной Дакоте, темной-претемной ночью, два пограничника сидели в машине и перебрасывались шуточками, чтобы не заснуть. Ничего не происходило, тишь да гладь, однако вдруг что-то такое зашевелилось во тьме. Вроде бы какой-то человек на мотоцикле маячил за деревьями... Пограничники сразу оживились и кинулись в погоню, про себя наверняка радуясь ниспосланному свыше развлечению - охоте на человека. Вскоре им удалось загнать мотоциклиста в ловушку: впереди него было ущелье, позади - погранцы, и бежать было явно некуда... Но он нашел выход! - рванул прямо вперед и загремел на камни. Мотоцикл взорвался, а наездник, вылетев из седла, приземлился на землю и остался лежать неподвижно. Рядом валялся его рюкзак, из которого вывалилось содержимое - рисунки каких-то подозрительно знакомых символов...

По этому поводу в ФБР поднялась большая шумиха. В кабинете Керша было не продохнуть от народу, и не каких-нибудь там заштатных агентов, а разнообразных чинов, включая Скиннера и Фоллмера. Еще там околачивался очень пакостный тип по прозвищу Зубочистка. Все почему-то стояли, даже Керш, и только Фоллмер сидел, развалившись на стуле. Когда все это общество собралось и немножко пошумело, в кабинет пригласили еще и агента (вновь агента!) Скалли - для экспертизы.

Скалли, мягко говоря, насторожилась, увидев все это сборище народу; и ее подозрительность только возросла, когда Фоллмер пригласил ее сесть и ответить на несколько "рутинных" вопросов. Дана кинула взгляд на Скиннера, но лицо Уолтера было бесстрастным. В это время Керш положил перед Скалли немного помятые и обгорелые рисунки - те самые, которые вывалились из рюкзака незадачливого мотоциклиста на границе. Или, если хотите, те самые, которые в свое время едва не отправили Малдера к праотцам. Скалли, конечно, их узнала, но сохраняла каменное выражение лица - что было непросто, учитывая, сколько взглядов скрестились на ней, ожидая ее реакции. Ее спросили, узнает ли она эти предметы; она молча пробежала взглядом по символам и заявила, что "не уверена". Зубочистка сверлил ее взглядом, а Керш полуутвердительно заметил, что она видела такие прежде, на что Дана поинтересовалась, уж не находится ли она под подозрением. Керш перевел взгляд на Уолтера и сказал в пространство, что вот Скиннер предположил, что она может кое-что порассказать им про эти улики. Скалли подозрительно уставилась на Скиннера и спросила, из чего следует это предположение. "Ну как же, - встрял в разговор Фоллмер, - вы ведь когда-то работали над "Секретными материалами"". Скалли предложила ему спросить у тех, кто сейчас занимается "Секретными материалами", и поинтересовалась, откуда взялись эти вот улики; Керш автоматически ответил, что их изъяли у нарушителя границы, но о том, кем был тот нарушитель, он умолчал. И тут Скалли все поняла. ФБР действительно не знало, с чем имеет дело! Фактически, Скалли сейчас знала об этих бумагах больше, чем любой из присутствующих, и у нее был шанс узнать еще больше, так что она согласилась сотрудничать - при условии, что ей расскажут, в чем, собственно, дело и почему всем этим интересуется ФБР.

Впрочем, в разговоре с чинами ФБР Скалли благоразумно умолчала кое о чем. О том, например, что символы на рисунках - не просто картинки, но слова, обладающие большой мощью. Силой, которой, возможно, нет равных на Земле. Дана прекрасно осознавала, что ее начальство тоже это чувствует; недаром расследование проводилось в большой тайне. ФБР рассчитывало прибрать эту силу к рукам! Так что, едва Скалли отпустили, она помчалась вниз, в отдел "Секретных материалов".

Доггетт и Рейес были на месте - обсуждали какое-то очередное дело. Но мирная дремотная обстановка подвального офиса враз разлетелась, когда в комнату ворвалась мрачная Скалли и с порога вопросила, уж не агенты ли Доггетт и Рейес настучали Фоллмеру о давних делах "Секретных материалов". Агенты ни слова не поняли, Доггетт только слабо возразил, что Фоллмер, поди, и не знает, где искать их офис. Тогда Дана ринулась к шкафу с папками, быстро отыскала нужные файлы двухгодичной давности и вручила их Доггетту. Вот эти рисунки, сказала она, были сняты с космического корабля (тут Джон тяжело вздохнул), найденного рыбаками на африканском берегу; а нынче утром точно такие же рисунки обсуждали в офисе Керша. Скалли пока не ответила на вопросы Фоллмера и Керша; но они могут все узнать и без нее, и в этом - большая опасность.

Ошеломленные агенты, конечно, согласились взяться за это дело (ну еще бы: слово "опасность" в "Секретных материалах" - все равно что красная тряпка, которой размахивают перед мордой быка!) и немедля отправились в Дакоту. Точнее, отправился один Доггетт: приехал на границу и потребовал отвести его к тому, кто тут командует. Оказалось, командует Фоллмер, и он определенно не был счастлив видеть Доггетта, о чем ему и сказал: вас, дескать, я о помощи не просил, так что гуляйте отсюда. Доггетт язвительно ответил, что он, похоже, единственный агент на все ФБР, которого Фоллмер не призвал на помощь. Фоллмер пожал плечами и заявил, что дело-то не особо важное: ну, какой-то парень пытался нелегально пересечь границу, бывает. Доггетт понимающе кивнул и спросил, а не было ли у этого парня чего-нибудь такого... ну, такого, чем должен был бы заняться отдел "Секретных материалов"? Фоллмер решил, что Доггетт просто шарит наощупь в поисках работы, так что улыбнулся и заявил, что ничего такого не было. Он не знал, к чему клонит Доггетт, а Доггетт очень ловко загнал его в ловушку. Мотоциклист ведь разбился, сказал он, правильно? Правильно. И мотоцикл взорвался, так что человек не мог выжить после этого. А тело вы нашли, а.д. Фоллмер? Что вы говорите, все еще ищите?

Фоллмер решил, что Доггетт над ним издевается, и готов был уже выгнать настырного подчиненного, но у Доггетта были козыри на руках: ведь трупы не каждый день пропадают с места крушения, а "Секретные материалы" уже не раз занимались подобными делами. Фоллмер понял, что его переиграли, и ему это очень не понравилось, так что он сказал Джону, чтобы тот не совал свой нос в это дело, а то пожалеет. Увы! - Доггетту пришлось уйти.

И никто не видел, как где-то совсем неподалеку из-под палой листвы высунулась рука, а за ней на свет божий выполз и весь человек - тот самый мотоциклист, весь потрепанный и покрытый ожогами. Он кашлял и шатался, но сумел вытащить небольшой кусочек металла с космическими символами и зажать его в ладони. И тут, буквально на глазах, все его раны, царапины и ожоги стали исцеляться... пока не исчезли совсем...

Рейес, тем временем, пригласила Скалли к себе домой - хотела поговорить о том, с чем Дана столкнулась два года назад. Из отчетов Рейес узнала, что тому кораблю в море были миллионы лет и что письмена на его боках содержали как священные тексты из разных религий, так и научные данные, периодическую таблицу элементов и все такое. А это означало, что те символы - не что иное, как "Слово Бога". Рейес хотела знать, верит ли во все это Скалли, и Дана ответила, что тогда, два года назад, ей очень не хотелось верить, но теперь... Теперь она думала, что в письменах могут быть сокрыты ответы - ответы на все вопросы касательно ее сына. Но ни она, ни Моника не понимали, почему ФБР скрывает все эти данные и что собирается с ними делать дальше.

Возможно, кое-что об этом знал Скиннер, но он не отвечал на звонки Доггетта и Рейес, и вообще, похоже, скрывался от них; так что Доггетт подкараулил его вечером у двери офиса и спросил, что, черт возьми, происходит. Скиннер, отводя глаза, сказал, что это дело не касается "Секретных материалов". Доггетт гневно спросил, почему же тогда все силы ФБР брошены на поиски трупа, который вовсе трупом не является; а Скиннер спокойно ответил, что Доггетт не понимает, что тут происходит, и лучше, чтобы он и дальше оставался в неведении - ради блага всех заинтересованных лиц. Доггетт очень обиделся и решил, что он и без помощи Скиннера найдет ответы; так что, когда ассистент директора ушел, Джон без зазрения совести пролез к нему в офис и порылся в столе. Поиски увенчались успехом: в одном из ящиков Доггетт обнаружил ворох рисунков с инопланетными символами.

В столе у Скиннера нашлись и еще кое-какие интересные документы - например, файл на Роберта Комера - того самого парня, которого федералы обыскались на границе. Оказывается, Роберт и сам был федералом. Эта информация так взволновала Доггетта, что он помчался к Монике прямо посреди ночи, вытащил ее из постели и вручил ей бумаги. И тут оказалось, что Рейес знает этого парня - как-то раз работала с ним в Новом Орлеане. Из файла следовало, что последние шесть месяцев он работал под прикрытием, правда, Доггетт пока еще не узнал, над чем именно. Плюс ко всему, агентам предстояло разобраться с рисунками, так что на подмогу вызвали Скалли.

Да, ночка предстояла та еще... и не только для агентов "X-Files"...

...В Канаде тоже была ночь, озаряемая только светом, пробивающимся сквозь полог большого шатра посреди поля. А в этой палатке более дюжины мужчин и женщин сосредоточенно пытались отрыть из-под земли что-то очень и очень большое... Определенно космический корабль...

...А в Мэриленде на парковке грузовиков объявился Комер - под прикрытием темноты подкрался к грузовику, оглушил водителя, забрал у него ключи и поехал в Джорджтаун...

Вызванная посреди ночи Скалли бросила Уильяма на матушку и поехала к Доггетту и Рейес. Правда, миссис Скалли была этим очень недовольна и к тому же не могла понять, зачем Дана все ищет ответы - ну, найдет она их, и что дальше? В конце концов, заметила она, этот ребенок был чудом, даром свыше, так почему бы просто не принять это? Но Дана ответила, что она хочет быть уверена в том, что это действительно Бога она должна благодарить за свое дитя, и отправилась к Монике.

У Моники дома вовсю кипела работа: агенты разбирались с крадеными бумагами. Доггетт с порога выдал Скалли новости: оказывается, Комер по заданию ФБР внедрился в религиозную группу - культ НЛО. Культ укочевал в Канаду, Комер отправился туда же и связь с ним прервалась, а потом вдруг этот случай на границе. ФБР предположило, что их агент переметнулся, так сказать, на темную сторону, вот они и пытались скрыть этот прискорбный факт. Скалли подумала и возразила, что дело гораздо сложнее: ведь ее вызвали в офис Керша ради рисунков, и именно они, похоже, будоражили сейчас умы начальства. В этот момент Рейес, изучавшая таинственные символы, оторвалась от своего занятия и задумчиво сказала, что Скалли, похоже, права, да только ФБР еще не знает самого интересного: ведь они не добрались до изображений, хранившихся в архивах "Секретных материалов", и не ведали, что рисунки из архива и из рюкзака Комера совершенно разные. Ошеломленная Скалли спросила, как это может быть, и Моника со вздохом подвела итог: поклонники НЛО, судя по всему, откопали где-то другой космический корабль.

Не сказать, чтобы эта новость ободрила уставших агентов; скорее уж наоборот. Над бумагами они просидели весь остаток ночи и часть следующего дня, и потому Скалли вернулась домой уже за полдень. Ее мать уже успела погулять с Уильямом и вернуться домой... Не зная, что ее там поджидает Комер.

Дана вошла в квартиру, и Мэгги вылетела ей навстречу, крича, что Уильям в спальне и его хотят убить. Скалли выхватила пистолет и кинулась к сыну. Уильям лежал в кроватке, вроде пока живой и здоровый; но когда Дана шагнула в комнату, Комер, спрятавшийся за дверью, вышиб пистолет у нее из руки. Однако он, видно, и не представлял, на что способна мать, защищающая свое дитя: пока он наклонялся за оружием, Дана налетела на него, словно тигрица, и они немножко поборолись... Однако Комер оказался сильнее. Он заломил Дане руки за спину старым полицейским приемом и выпихнул ее за дверь. Уильям начал плакать, а Дана отчаянно ломилась в дверь и клялась, что если он хоть пальцем дотронется до ее малыша, то она пришибет его на месте. И тут появилась миссис Скалли с пистолетом.

В комнате Комер взял большую подушку и задумчиво смотрел на Уильяма. Его намерения были вполне ясны: наверняка негодяй планировал задушить ребенка. Однако как раз в ту минуту, когда он шагнул к кроватке, дверь распахнулась; на пороге стояла Скалли. Раздумывать она не стала: три выстрела в живот решили дело... Уильям все еще вопил, а Комер молча осел на пол... и все стало темным.

Доггетт и Рейес примчались, когда все уже давно закончилось. Влетев в квартиру, они увидели миссис Скалли, прижимавшую холодный компресс к шишке на лбу, и тихо запаниковали. Тут из комнаты вышла Дана, прижимавшая к себе Уильяма; она была помята и избита куда больше, чем ее матушка, но ей явно было не до ушибов, все ее мысли сейчас были только о безопасности сына. Доггетт сразу кинулся к ней. Скалли сказала, что ей нужна помощь, но пока не стала рассказывать, в чем дело, а попросила Монику забрать ее мать и Уильяма. Моника, не колеблясь, согласилась, взяла малыша и они с Мэгги ушли. Доггетт повернулся к Дане, ожидая объяснений, и тут услышал стон из детской. Конечно, он взволновался еще больше (может, предположил, что там раненый Малдер?), но Скалли и тут не промолвила ни слова, просто открыла дверь в комнату, и Джон увидел Комера. Тот был еще жив, Дана даже соорудила ему повязку, но вид у него был не ахти какой. Скалли прошипела, что этот тип собирался убить ее ребенка! Доггетт обеспокоено заметил, что его нужно отвезти в больницу, но Дана сказала, что не собирается помогать негодяю, пока он не расскажет ей все; и на этот раз ФБР не удастся прикрыть это дело! В гневе она готова была буквально выбить нужные сведения, но Доггетт рассуждал более здраво и таки вызвал "скорую": он хорошо понимал, что Комер того и гляди отдаст Богу душу, и тогда никто и ничего от него не узнает. В этот момент Комер разлепил окровавленные губы и с трудом прошептал, что младенец должен умереть, а вот почему - сказать не успел, потерял сознание.

Потом Комера забрали парамедики, и Доггетт остался со Скалли наедине. Дана была странно тихой, видимо, пыталась удержать эмоции под контролем, но Джон на всякий случай держался от нее поодаль - боялся, видно, попасть под горячую руку. Он осторожно спросил, было ли у Комера какое-либо оружие; Скалли ответила, что он подобрал подушку, но и ей, и Джону понятно было, что полиция и ФБР вряд ли сочтут это оружием... Доггетт ушел, а Скалли вернулась в детскую и тихо расплакалась. Тут ей на глаза попался пиджак Комера, она подняла его и обшарила карманы... и извлекла на свет кусочек металла с инопланетными символами.

Не прошло и полгода, как новость о ранении Комера долетела до Канады. Газета с броским заголовком попалась на глаза одной из женщин, откапывавших НЛО; и женщина тут же кинулась с этой новостью в обитель культа. Когда она показала газету лидеру группы, тот только вздохнул и сказал, что "это все меняет". Женщина гневно заявила, что "он может предъявить им доказательства, он может все разоблачить", и тогда лидер, Жозефо, сказал, что они сейчас могут сделать только одно. Женщина кивнула и ушла.

В ФБР, тем временем, шло очередное заседание: разбирали происшествие в квартире Скалли. В кабинете Керша опять было людно: присутствовали сам Керш, Фоллмер, Скиннер и Зубочистка (с зубочисткой во рту), а потом еще вызвали на допрос Доггетта и Скалли. Скалли держалась вызывающе, а Доггетт, наоборот, как-то притих - и Скиннер тоже. Керш и Фоллмер все пытались замять вопрос о нападении на Уильяма и упирали на то, что Комер работал под прикрытием, собирал информацию о культе с бывшим военным во главе (и очень опасным военным, у которого полно бредовых идей насчет пришельцев), а тут его подстрелили, можно сказать, свои же... Скалли зло спросила, почему же, если речь шла о пришельцах, это дело так тщательно скрывали от отдела "Секретных материалов"; и тут вдруг Скиннер заявил, что это он так решил - он, видите ли, боялся, что это дело сломает Скалли. Керш посмотрел на него и добавил, что этот самый культ "основывался на ряде угроз - угроз жизни агента Малдера". После этого в комнате стало очень неуютно: все, включая Керша и Фоллмера, избегали встречаться глазами со Скалли и мялись, не решаясь продолжить разговор. В конце концов, Фоллмер выдавил, что от их агента пришла информация, которую они пытались проверить... информация о том, что агент Малдер уже мертв.

Скалли молча уставилась на Фоллмера, и он встретил ее взгляд. Керш был само сочувствие, Скиннер вообще сжался, не в силах даже посмотреть на Дану, Доггетт печально молчал... И Скалли поняла, что с нее достаточно. Она повернулась и вышла, дверь захлопнулась за ней.

Рейес сидела у Скалли дома - присматривала за Уильямом. Она встретила Дану с малышом на руках и улыбнулась; но при виде грустного лица Скалли ее улыбка исчезла, и она встревожено спросила, что случилось. Скалли, пошатываясь, прошла мимо нее в квартиру, взяла на руки Уильяма, готового снова разреветься, прижала его к себе и стала успокаивать, пытаясь собраться с силами... Моника тихо повторила свой вопрос, и Скалли прошептала в ответ: "Дело в Малдере..."

Продолжить она не успела - в соседней комнате что-то загрохотало, и обе женщины вскочили, готовясь отражать новое нападение. Уильяма положили в его кроватку, но защищать малыша было не от кого: грохотал запертый шкаф, словно что-то пыталось вырваться из него. И Скалли поняла, что рвется на свободу: кусочек железа, найденный в кармане пиджака Комера! Скалли осторожно открыла шкаф, и обломок инопланетного корабля радостно устремился наружу - прямо к Уильяму. Он едва не врезался в погремушки над детской кроваткой и завис над младенцем, неторопливо вращаясь по часовой стрелке. А Скалли и Рейес ошеломленно смотрели на это диво...

Вскоре после этого Моника позвонила Доггетту и велела приехать к Скалли. Джон, конечно, примчался, но Рейес перехватила его на пороге и сказала, что ей нужно немедленно с ним поговорить. Она рассказала ему о том, как левитировал кусочек железа, и о том, что ребенок явно как-то связан с этой вещью. Возможно, Уильям и не пришелец, но культ явно считает его таковым и более чем готов убивать ради своей веры. Тут появилась Скалли и передала Уильяма Монике, а та усадила его в машину. Ну а Доггетт заметил поблизости какой-то фургон, который очень и очень ему не понравился; так что он сказал Скалли, чтобы она с Моникой ехала, куда собиралась, а он только кое-что проверит и последует за ними. Женщины поехали, и фургон немедленно тоже завелся, готовый следовать за ними. Доггетт отважно загородил ему путь и велел остановить машину, а потом выпустил обойму в ветровое стекло; но женщина из Канады, сидевшая за рулем, и не подумала остановиться, сшибла Доггетта и помчалась за Скалли и Рейес...

Была уже глубокая ночь, когда Моника свернула в какой-то переулок, где уже поджидали "стрелки". Фрохики бережно взял Уильяма и передал его Ленгли. Байерс сел за руль фургона "стрелков", а Скалли, сдерживая слезы, попросила парней беречь ее дитя и доставить его в безопасное место. "Стрелки" поклялись, что сделают все возможное и невозможное; тогда Скалли резко повернулась и пошла к своей машине.

Моника и Дана вернулись к дому Скалли и первое, что увидели, это мигалки полицейских машин. Встревоженная Рейес выскочила из машины и кинулась к Скиннеру, говорившему с полицейскими. Скиннер был мрачен, и у него были на то веские причины: парамедики как раз загружали в "скорую" носилки с Доггеттом. А Скалли так и замерла у машины: она внезапно осознала, что ее сын и "стрелки" находятся в опасности, и ее переполнила паника. В отчаянии она прыгнула за руль и помчалась назад, в переулок.

"Стрелки" были полностью очарованы Уильямом, возможно, потому и задержались в переулке; а потом дорогу им перегородил фургон, и управлявшая им женщина без тени сомнения вытащила пистолет... Выстрелив несколько раз, она удовлетворенно наблюдала, как терпит крушение фургон "стрелков", а потом решительно направилась к нему. Уильям плакал в объятиях Байерса, ошеломленные Фрохики и Ленгли пытались опомниться от удара... А женщина все приближалась, неумолимая, как сама Смерть...

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

(C) Натали
специально для БАБР.RU

Артур Скальский

© Babr24.com

КультураМир

4046

23.10.2002, 00:00

URL: https://babr24.com/?ADE=4248

bytes: 22682 / 22616

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Артур Скальский.

Другие статьи в рубрике "Культура"

Блогнот. Мария Бокова: «Чиновники саботируют поручение президента о сохранении исторического наследия Томска!»

Анализируя ситуацию, сложившуюся в Томске с сохранением исторического наследия, пытаюсь разобраться в существующей нормативно-правовой базе и понять быть или не быть новым многоквартирникам на территории достопримечательного места «Татарская слобода – Заисточье».

Андрей Игнатьев

КультураИсторияПолитикаТомск

1138

09.02.2023

Блогнот. Серебряный юбилей Эраста Фандорина

Сегодня исполняется 25 лет со дня выхода моего первого романа «Азазель». Ух, как же я 8 февраля 1998 года волновался. Поехал в «Библио‑Глобус». Смотрю: стопка лежит, никто не покупает... Это была моя первая книжка. У издателя Игоря Захарова – тоже (или, может быть, вторая, не помню).

Филипп Марков

КультураСобытияКак по-писаномуРоссия

4421

08.02.2023

В «Старом доме» Новосибирска все новые

Новосибирский государственный драматический театр «Старый дом» сменил своё руководство. Уникальность художественного центра Сибири, а также его эстетичность признаёт каждый. Театр прославился не только на свой регион, но и далеко за его пределами.

Адриан Орлов

КультураОбществоНовосибирск

3014

08.02.2023

Кто бы мог подумать... Лучшее от Жюля Верна к юбилею автора

Если читатель может догадаться, как кончится книга, то её не стоило и писать. Жюль Верн «Путешествие к центру Земли», «Дети капитана Гранта», «Двадцать тысяч лье под водой», «Таинственный остров», «Пятнадцатилетний капитан»...

Филипп Марков

КультураСобытияКак по-писаномуМир

3966

08.02.2023

Гендир томского фонда капремонта: «15 миллионов на резьбу – это застрелиться!»

В конце января 2023 года стало известно, что генеральному директору фонда капитального ремонта многоквартирных домов Томской области Николаю Савотину плевать на историческое наследие города. Он вообще не особо понимает, зачем его (наследие) сохранять.

Андрей Игнатьев

КультураИсторияЖКХТомск

3164

08.02.2023

Михалков за три миллиона, или Территория любви к Уссу

2 марта в Малом концертном зале имени И. В. Шпиллера Красноярской краевой филармонии должна состояться творческая встреча с кинорежиссёром Никитой Михалковым «Территория моей любви».

Филипп Марков

КультураКрасноярск

7835

07.02.2023

«Переход в культурную деятельность — веление времени»: Батодалай Багдаев о работе в Бурдраме и гастролях в Монголию

2022 год стал для Бурятского театра драмы особым: летом на территории учреждения прошла настоящая молодежная тусовка с бурятским колоритом, электронной музыкой и турниром по игре «Шагай Наадан», а осенью спустя 44 года Бурдрама съездила на гастроли в Улан-Батор.

Виктор Кулагин

КультураМолодежьСкандалыБурятия Монголия

4889

07.02.2023

Весной и без Нагиева. Шоу «Голос»: наставники, ведущий, даты

6 февраля на Первом канале стартовали съёмки одиннадцатого сезона шоу «Голос». Накануне руководитель и главный продюсер Дирекции музыкального и развлекательного вещания телеканала Юрий Аксюта объявил участникам имена наставников. В составе наставников два дебютанта.

Филипп Марков

КультураРоссия

7008

06.02.2023

Бабродвиж в Иркутске: спектакль «Бесприданница», игра в «Мафию» и скульптурный мастер-класс «Слепок»

Сегодня Бабр вновь расскажет о самых интересных и разнообразных мероприятиях этой недели. С 6 по 12 февраля в Иркутске пройдут мастер-классы, спектакли и встречи.

Денис Миронов

КультураСобытияИркутск

5067

06.02.2023

Кошачий уикенд. «Изумительный Морис» – второй. Угадайте, кто первый

«Чебурашка», которому после успешного старта в прокате предсказывали итоговые сборы в пять миллиардов рублей, потихоньку подбирается к шести. В минувшие выходные потери в сборах ушастого кинорекордсмена составили 36 %.

Филипп Марков

КультураРоссия

10286

03.02.2023

Short Film Days: в Бурятии покажут лучшие короткометражки 2022 года

Жители Улан-Удэ смогут познакомиться с коротким метром молодых российских и зарубежных авторов. Они увидят призовые работы московского смотра «Дни короткометражного кино» (или Short Film Days), который в 2022 году получил статус международного.

Виктор Кулагин

КультураОбществоСобытияБурятия Монголия Россия

5516

03.02.2023

Блогнот. Деятелям патриотической культуры

Самое невежественное, что приходилось встречать в последнее время – это радость деятелей патриотической культуры по поводу выбытия из отечественного творческого пространства тех или иных режиссёров, писателей, актёров и художников, под возгласы «ну и отлично, ну и больше нам свободного места».

Филипп Марков

КультураРоссия

7041

02.02.2023

Лица Сибири

Гедзевич Алексей

Кириллов Юрий

Алексеева Майя

Кошелева Оксана

Дубровин Александр

Минченко Андрей (Гедеон)

Грачев Михаил

Кадыров Валерий

Слипенчук Михаил

Костовский Анатолий