Борис Жуков

© Ежедневный журнал

ОбществоМир

2403

20.04.2007, 13:09

В смерти – отказать

То, что идея легализации эвтаназии сама умерла, не успев родиться, не удивительно. Удивительно то, что сама мысль об этом не только забрела откуда-то в коридоры Совета Федерации, но и не была отвергнута там с порога. Более того – в сопровождавших ее кончину комментариях политиков и чиновников наряду с универсально - бессодержательной мантрой, «основанной на глубоких корнях: российской культуре это не подходит и никогда не подойдет», звучали и более-менее разумные голоса, по крайней мере, не отвергавшие идею с порога. Это немного обнадеживает.

Надо сказать, что право на эвтаназию в мире отнюдь не считается общепринятым. На сегодня самоубийство с квалифицированной медицинской помощью легализовано при множестве самых разных оговорок только в Голландии, Бельгии, Швейцарии и некоторых штатах США. В остальных странах эвтаназия считается уголовным преступлением, причем в некоторых – например, во Франции – приравнивается законом к умышленному убийству. Однако трудно себе представить, чтобы изобличенного убийцу приговорили к году тюрьмы условно – а именно таким приговором закончилось во Франции месяц назад уголовное дело против врача Лоранс Трамуа, которая намеренно ввела умиравшей пациентке летальную дозу наркотика. Запись о судимости даже не внесли в личное дело осужденной, и она по-прежнему вправе лечить больных и занимать ответственные должности в медицинских учреждениях. И нетипичен этот случай лишь тем, что дело вообще дошло до суда и до обвинительного приговора – в ходе процесса над доктором Трамуа десятки французских врачей открыто заявили о том, что хотя бы раз делали то же самое. Закон смотрит на подобную практику сквозь пальцы не только во Франции, но практически во всех развитых странах: уголовные дела возбуждаются крайне редко и зачастую – по инициативе самих сторонников эвтаназии, пытающихся таким путем добиться ее полной легализации.

Можно сказать, что законодательство стран просто не успело отразить новое отношение западного общества к проблеме эвтаназии. Признание эвтаназии (хотя бы и де-факто) естественным образом следует из концепции здравоохранения, сложившейся в Европе и Америке в последние десятилетия – начиная примерно с середины 1960-х годов. Краеугольным камнем ее служит идея абсолютного суверенитета человека над своим здоровьем и своим телом. Никто не вправе навязывать ему какие-либо меры – сколь угодно полезные или даже спасительные. Врач обязан сообщить пациенту всю имеющуюся информацию (обязательно растолковав, что она означает), предложить возможные действия, рассказать об их вероятных последствиях. Он может рекомендовать тот или иной выбор, но решение всегда принимает только сам пациент. В рамках такого понимания отношений врача и пациента логичным выглядит и право последнего не только вообще отказаться от лечения (прямо зафиксированное в законодательстве ряда стран), но и ускорить наступление смерти.

Похоже, именно это больше всего и раздражает российских противников эвтаназии, порой высказывающихся открытым текстом – как, например, один из лидеров думской фракции «Единой России» Владимир Катренко, заявивший, что «разрешив эвтаназию, мы легализуем право на смертный приговор, вынесенный медициной человеку и человеком – самому себе». Российская медицина до сих пор исповедует принципы медицины советской, которая всегда смотрела на больного как на некий объект, порученный ее заботам, и считала себя не только вправе, но и обязанной принимать за него решения, утаивать информацию (включая истинный диагноз) и требовать повиновения. Такой подход был вполне эффективен в борьбе с традиционными угрозами (инфекционными болезнями, боевыми травмами, авитаминозами и т. д.), но в эпидемиологической ситуации современного общества он загнал отечественную медицину в беспрецедентный тупик: Россия – единственная страна в мире, где средняя продолжительность жизни не растет уже пятое десятилетие. Однако и государство, и врачебное сообщество полны решимости вопреки всему отстаивать именно этот подход – и было бы странно, если бы они, не признавая приоритета прав пациента в целом, признали бы их в столь экзотическом частном случае.

Нота-бене: оборотной стороной такого подхода стало тотальное недоверие общества к собственной медицине, отразившееся и в отношении к эвтаназии. Едва ли не самое частое возражение против ее легализации – это ссылки на «коррумпированность медицины», «толчок к развитию черного рынка органов», «возможные злоупотребления» и т. д. Все эти возражения явно или неявно основаны на представлении, что решение об эвтаназии будет приниматься так же, как и все остальные медицинские решения – не самим больным, а врачом, руководством клиники или еще каким-нибудь «начальством». Но даже на фоне этого страха, согласно проведенному в июле прошлого года опросу ВЦИОМ, 58% россиян считают эвтаназию оправданной в тех или иных случаях и только 28% отвергают ее в принципе.

Впрочем, для пациентов, находящихся в сознании и более или менее здравом рассудке, эта проблема не так уж остра: если решение уйти из жизни принято не в минуту отчаяния, а обдуманно и твердо, пациент скорее всего справится и без помощи врача. Гораздо сложнее обстоит дело с теми, кто не может сам ничего решить: психически больными, слабоумными (старческая деменция – обычный спутник многих болезней, при которых встает вопрос об эвтаназии) и — особенно – больными, находящимися в длительной коме. К последним относятся люди с умершей корой головного мозга. Благодаря возможностям современной техники они могут десятилетиями оставаться в жизнеподобном состоянии, но уже никогда не «придут в себя» – поскольку на самом деле их уже нет. Такие тела подобны легендарной шхуне «Мария Селеста»: все снасти на месте, на камбузе греется завтрак, в капитанской каюте дымит недокуренная трубка – а обитатели ушли и никогда не вернутся.

Подробный разбор этого феномена не входит в нашу задачу. Отметим лишь, что хотя вопрос о прекращении поддержания жизни в этих телах обсуждается давно, до сих пор не удалось найти удовлетворительного и свободного от внутренних противоречий ответа. Общий подход в западных странах состоит в том, что это решение принимает тот, кто признан опекуном такого больного (обычно кто-нибудь из его ближайших родственников). То есть с формально-юридической точки зрения решение об отключении поддерживающих жизнь аппаратов принимается как бы от имени самого больного. (В некоторых странах человек имеет право, находясь в добром здравии, внести в свою историю болезни отказ от реанимации – и тогда в случае чего врачи будут обязаны его выполнить, даже если человека еще вполне можно вернуть к жизни.) В отношении таких пациентов практикуется так называемая пассивная эвтаназия (допускаемая законом в большинстве развитых стран, в том числе и во Франции): врачи прекращают поддерживать жизнедеятельность организма, но не делают ничего, что может ускорить смерть. В результате оставленное без помощи тело живет еще много дней и умирает, как правило, от обезвоживания. Представьте себе: на больничной койке слабо шевелится мучимое жаждой теплое тело, а рядом сидит полицейский, чья задача – пресекать как попытки спасения, так и попытки ускорить смерть... Трудно не увидеть в этом казуистику и жестокое лицемерие, но ничего более разумного и гуманного никто пока не предложил.

С другой стороны, не надо думать, что без закона об эвтаназии дело обстоит лучше. В современной России пассивная эвтаназия применяется не так уж редко. Есть даже некие общие правила: например, не реанимировать больных в терминальной стадии рака. Я не стал бы утверждать, что эта практика как-то особенно жестока или изобилует злоупотреблениями – просто в ее рамках решение принимает не больной и не его опекун, а врач. Кстати, ничем не защищенный в случае скандала и предъявления претензий – ведь с точки зрения закона любой отказ от лечения есть «неоказание медицинской помощи».

Впрочем, сам по себе закон в России тоже еще ничего не гарантирует. Примером чему может служить скандальное «дело трансплантологов», когда сотрудники милиции и прокуратуры, ворвавшись в операционную московской городской больницы № 20, пресекли изъятие почки у пациента, которому уже был поставлен диагноз «смерть мозга». На днях этой отвратительной истории исполнилось четыре года. За это время прошло три суда – и каждый из них вчистую оправдал всех обвиняемых. Тем не менее они фактически уже наказаны многолетней нервотрепкой и клеймом чудовищного обвинения – в то время как самобытное понимание закона и медицинской этики участниками налета на операционную так и не получило никакой правовой оценки. Нетрудно спрогнозировать, что даже если бы закон об эвтаназии был принят и паче чаяния оказался бы вполне цивилизованным, его применение на практике скорее всего немедленно было бы блокировано доблестными правоохранительными органами.

Так что скорее всего правы те, кто говорит, что вопрос о легализации эвтаназии в России не актуален и преждевременен. Не доросли-с.

Борис Жуков

© Ежедневный журнал

ОбществоМир

2403

20.04.2007, 13:09

URL: https://babr24.com/?ADE=37315

bytes: 8914 / 8914

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Последние новости

13.08 16:57
В Приангарье пресекли канал контрабанды леса в Китай на 265 миллионов

13.08 16:02
499 человек заразились COVID-19 за сутки в Прибайкалье

13.08 11:50
Томская прокуратура отреагировала на нарушение сроков подготовки проекта для строительства детской больницы

13.08 10:09
Автомобиль с туристами упал с обрыва в Дагестане. Житель Подмосковья погиб

13.08 09:56
В Томской области возбуждены уголовные дела за коммерческий подкуп и посредничество при подкупе

13.08 09:39
В Новосибирской области задержали мужчину, который держал школьницу в заложниках

13.08 09:27
18-летняя иркутянка упала на мраморном карьере в Бугульдейке

13.08 09:25
Туристка родила мальчика на высоте около 4 тысяч метров на горе Эльбрус

13.08 09:01
При заготовке сена в Томской области трактор задавил мужчину

13.08 08:47
Полиция Новосибирска нашла мальчика, который стрелял по детскому саду

Другие статьи в рубрике "Общество"

Южные ворота и Северный парк присоединят к Томску?

Микрорайоны Южные ворота и Северный парк необходимо присоединить к Томску. В этом уверен спикер гордумы Чингис Акатаев. С ним категорически не согласен депутат думы Томского района VII созыва от округа «Южный» Денис Гесполь.

Андрей Игнатьев

ОбществоЖКХТомск

2761

12.08.2022

От заката до забора. Мэрия Новосибирска отказалась убирать «кладбищенские оградки» в городе

Вообще, заборы – вещь нужная. Они защищают имущество хозяина дома от недобрых людей и непрошеных гостей, да и просто украшают. Иногда.

Анна Леро

ОбществоЭкономика и бизнесНовосибирск

3986

10.08.2022

В конкурсе «Лучший по профессии-2022» ИНК определены 168 победителей

Итоги XII конкурса профессионального мастерства за звание «Лучший по профессии-2022» подвели в Иркутской нефтяной компании (ИНК). Лучшие специалисты продемонстрировали знания и навыки в теории и на практике.

Алина Саратова

ОбществоИркутск

1094

10.08.2022

35 призраков среди нас! Сёла Сибири умирают

Эти горожане понятия не имеют, как мы, не городские, живем, им-то можно нянчиться со своими кошечками да собачками, будто с малыми детьми. А у нас тут все по-другому.

Адриан Орлов

ОбществоНедвижимостьТранспортНовосибирск

1377

09.08.2022

Индустриальный конструктивизм и самый большой голубь в России. Томская дизайн-студия создала фирменный стиль Стрежевого

Томская студия Design-orchestra разработала фирменный стиль Стрежевого — города нефтяников на севере области. Модернизм, нефть, высотки и голубь мира — посмотрите, каким дизайнеры увидели Стрежевой.

Пепел

ОбществоТомск

1941

09.08.2022

Инсайд. Куда едут монголы

MONUZEL приводит результаты исследований последних лет о том, в каких странах больше всего мигрантов-монголов. Выяснилось, что в Корее (45 тыс. чел.) и США (27 тыс. чел.). На эти две страны приходится около 90 % мигрантов из Монголии.

Пётр Нокс

ОбществоЭкономика и бизнесПолитикаМонголия Корея

4216

08.08.2022

Локальный стиль: как сибирские дизайнеры преобразят зимние скверы

Дизайнеры из Томска, Новосибирска, Кемерово и Иркутска создадут новый стиль ландшафтной архитектуры «Сибирский сад».

Пепел

ОбществоТомск Новосибирск Иркутск

4922

08.08.2022

Все желающие могут посетить летние кинопарковки, онлайн-парки и лектории Tele2

В Иркутской области, как и по всей России, российский оператор мобильной связи Tele2 организует онлайн-парки, кинопарковки и арт-пространства. Гостям интерактивных площадок Tele2 предлагает бесплатный топовый контент: кино, лекции, выступления музыкантов и тренировки.

Алина Саратова

ОбществоИркутск

1828

06.08.2022

Баброконтроль в «Хлеб-Соли» в Первомайском: Лестница — вот главное зло

В микрорайонах, расположенных на горе, есть своя классификация одинаковых магазинов — их зовут по местоположению: «верхний» или «нижний». Если микрорайон большой, а магазинов — больше двух, то может быть «средний» или «третий». Вот в Первомайском, к примеру, две «Хлеб-Соли».

Алина Саратова

ОбществоИркутск

1687

05.08.2022

Мэрии Новосибирска придется перейти на хлеб и макароны. Суд обязал муниципалитет выплатить более 293 миллионов рублей

Для мэрии Новосибирска закончились праздники жизни и начались суровые будни. Балы, охоту, гольф, ананасы и рябчиков придется упразднить. Во всяком случае, до того счастливого дня, когда долг в размере 293 575 198 рублей 68 копеек в пользу ООО «АльянсСтрой» будет полностью погашен.

Анна Леро

ОбществоЭкономика и бизнесСкандалыНовосибирск

8283

04.08.2022

Какое небо голубое. Анатолию Локтю не удалось ограбить новосибирское общество инвалидов

Все-таки есть справедливость в этом лучшем из миров. Главному «барину» Новосибирска не удалось вытрясти из своих «холопов» очередной оброк, да еще и созданный буквально из воздуха. Кировская организация Всероссийского общества инвалидов выиграла суд у мэрии на тридцать четыре тысячи рублей.

Анна Леро

ОбществоСкандалыКак по-писаномуНовосибирск

2012

03.08.2022

Гастробабр в «House mafia»: заведение, которое не стоит посещать

«House mafia» — семейные ценности. Журналисты Бабра посетили ресторан «House mafia» по адресу: улица Седова, дом 30. Несмотря на достаточно хорошие отзывы, заведение оставило у нас неоднозначные впечатления. Давайте подробнее рассмотрим плюсы и минусы ресторана.

Денис Миронов

ОбществоЭкономика и бизнесИркутск

8957

02.08.2022

Лица Сибири

Корочкина Антонина

Емелин Алексей

Зимин Виктор

Истомин Геннадий

Винарский Сергей

Рябикин Александр

Слипенчук Михаил

Нимаева Лидия

Ушаков Игорь

Зуляр Юрий