Сергей Скляров, Ольга Шульга

© Коммерсантъ

Общество Мир

2909

06.02.2006, 16:33

Калеки по оружию

„Ъ“ стали известны подробности инцидента, в результате которого были ампутированы ноги срочнослужащему пятой роты в/ч 34091 386-го учебного мотострелкового полка, дислоцированного в Князе-Волконском, Евгению Коблову.

Выяснилось, что все девять месяцев со времени событий окружная военная прокуратура вела расследование в отношении самого Коблова — по ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части»). Только вчера вечером было возбуждено уголовное дело в отношении подозреваемого в избиении рядового Коблова сержанта Дмитрия Нагайцева по ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»).

О майском инциденте в князе-волконском военгородке, в результате которого были ампутированы ноги у рядового Евгения Коблова, стало известно накануне вечером (подробнее об этом см. на стр. 1 и 3). Как рассказала вчера „Ъ“ председатель Хабаровского краевого общественного движения «Комитет солдатских матерей» Валентина Решеткина, когда призывника избили в очередной раз сослуживцы, он сбежал и спрятался в подвале жилого дома, недалеко от места службы. Это случилось 2 мая 2005 года, когда было еще холодно. Солдат был легко одет, к тому же при прыжке в окно подвала он сильно ударился головой, и на второй день у него отнялись от холода ноги. Около 24 дней Евгений Коблов пролежал в подвале, то теряя сознание, то вновь приходя в себя. Все это время солдат питался из канализационных стоков. В конце мая его нашли слесари-сантехники домоуправления №1 в Князе-Волконском. Через два дня после госпитализации в конце мая Евгению Коблову ампутировали обе ступни, а позже и голени на треть.

„Ъ“ не удалось побеседовать с командиром в/ч 34091 Александром Маркиным по поводу инцидента с рядовым Кобловым. На КПП дежурный сержант заявил „Ъ“, что ему приказано никого не пускать в часть. Однако немного погодя часовой рассказал „Ъ“, что полчаса назад в часть прибыл комвзвода генерал-майор Романенко с проверкой, поэтому ни командир, ни другие офицеры сейчас недоступны ни для кого. По неофициальной информации, со дня на день в окружном учебном центре ждали главкома Алексея Маслова. В связи с инцидентом в танковом училище Челябинска, в результате которого без ног остался срочник Андрей Сычев, в воинских частях Хабаровского края командиры вот уже несколько дней проводят специальные беседы с рядовым составом. Так, в Волочаевском гарнизоне Хабаровска старшие офицеры убеждают солдат, что никакого избиения и пыток рядового Сычева на самом деле не было. Согласно их версии, срочник не хотел служить и, чтобы «откосить», ввел себе в вену какую-то жидкость, отчего у него и началась гангрена.

Корреспондент „Ъ“ побеседовал с бойцами, расчищавшими снежные завалы перед КПП. Они рассказали, что в последнее время офицеры части стали проводить проверки по любому поводу. Едва у кого-нибудь из солдат появится синяк, как, по словам бойцов, его «тащат в медпункт, раздевают и допытываются, кто его бил». По мнению солдат, в такой подозрительности офицеров виноват именно их бывший сослуживец Коблов.

Один из рядовых на условиях анонимности рассказал „Ъ“, что Евгения Коблова в части никто не уважал за его медлительность и нерасторопность. По его словам, для того, чтобы побриться, бойцу нужна была команда «включить воду», «взять станок», затем «выключить воду», «положить станок». Когда солдаты садились подшивать обмундирование, рядовой Коблов мог уснуть с иголкой в руках и не «подшиться». Старослужащие считали 20-летнего Коблова психически неполноценным. Именно за это ему, по словам солдата, доставались подзатыльники и затрещины. Еще чаще его обзывали. «Короче, его стали немного чмырить», — пояснил „Ъ“ собеседник.

По словам одного из прапорщиков части, Евгений Коблов «не был создан для армии», и надо «не искать крайнего, а наказывать тех, кто призвал на службу этого юношу». Прапорщик пояснил: «Вы сами подумайте, стал бы нормальный человек прятаться в течение 24 дней в подвале и питаться фекалиями, когда можно пойти в прокуратуру напротив части или в милицию и заявить, что тебя избивают?!»

Однако, по словам жителей военного городка в Князе-Волконском, в подвалах здешних домов люди прячутся достаточно часто. Так, слесари местного домоуправления №1 рассказали „Ъ“, что в подвалах «полно бичей и алкоголиков», нередко там находят трупы.

Евгения Коблова тоже сначала сочли погибшим. По словам сантехников, представившихся Андреем и Юрой, они нашли Евгения Коблова в подвале дома №54 (улицы в городке никак не называются) буквально в ста метрах от части, где служил рядовой. Он лежал под половиком возле прорвавшейся сточной трубы. Сантехники подумали, что какой-то бродяга умер от голода, так сильно солдат отощал. Но когда рабочие подняли половик, человек пошевелился и что-то простонал. Солдат был настолько истощен, что долго не мог дать никаких показаний. Следователи до сих пор точно не знают, с какого именно дня Евгений Коблов находился в подвале без нормальной пищи, так как рядовой потерял счет дням. Сразу после исчезновения Евгения Коблова с места службы окружная прокуратура возбудила уголовное дело по ст.337 УК РФ («Самовольное оставление части»), и девять месяцев, с мая 2005 года, здесь вели проверку.

Позже, когда Евгению Коблову уже ампутировали в 301-м окружном госпитале ноги, он рассказал, что его избивали сержанты Нагайцев, Кащеев и Арифулин. Однако доказать это следователи якобы не смогли. Медики не нашли на теле Коблова ни переломов, ни тяжких телесных повреждений. Если и были какие-нибудь синяки, то за 24 дня, проведенные в подвале, они сошли. Сами сослуживцы отрицают свою причастность к избиениям Коблова. Они признаются, что действительно иногда обзывали рядового, но никогда не били его.

Тем не менее вчера прокуратура возбудила уголовное дело по ст. 286 ч. 2 п.«а» УК РФ («Превышение должностных полномочий с применением насилия или с угрозой его применения»). Дело возбуждено в отношении сержанта Дмитрия Нагайцева. Именно на него больше всего жаловался Евгений Коблов. По сведениям „Ъ“, следователи неожиданно нашли свидетелей, которые видели, как сержант Нагайцев избивал рядового Коблова.

Командование Дальневосточного военного округа отказывалось от любых комментариев по поводу случившегося. Начальник 301-го окружного военного клинического госпиталя полковник Борис Корсяков категорически отказался разговаривать с корреспондентом „Ъ“ до тех пор, пока не получит на то разрешение начальника штаба округа. В свою очередь замначальника пресс-службы округа Леонид Кожин настоятельно посоветовал корреспонденту „Ъ“ не торопить события и дать военным чиновникам время для подготовки официальных комментариев. «Вы поймите, что для того, чтобы дать обоснованные ответы на ваши вопросы, нужно подготовиться — поднять личные дела, обобщить информацию, — обосновал отказ подполковник Кожин. — Поймите, военные — это такая структура, со своими секретами, своими порядками. Мне нужно будет сначала согласовать ваши вопросы с ФСБ, 8-м отделом (военная контрразведка. — „Ъ“), воспитателями (отдел по воспитательной работе ДВО. — „Ъ“), и только после всех согласований я пойду за разрешением к командующему». По оценке Леонида Кожина, официальные комментарии от командования округа и военных врачей следует ожидать не ранее чем в среду на следующей неделе.

Сергей Скляров, Ольга Шульга

© Коммерсантъ

Общество Мир

2909

06.02.2006, 16:33

URL: https://babr24.com/?ADE=27656

bytes: 7191 / 7191

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Лица Сибири

Маякова Наталия

Кузьмин Михаил

Гаращук Александра

Долгих Владимир

Лбов Александр

Кондратов Антон

Жилкин Олег

Дронова Ксения

Букрей Юлия

Костина Оксана