Рамиль Гарифуллин

© Русский журнал

Общество Мир

2966

07.07.2005, 11:11

Портрет террориста

В настоящее время существует большой социальный заказ на психологические методы профилактики терроризма. Для того чтобы успешно вести профилактическую антитеррористическую деятельность, мы должны знать типологию потенциальных террористов-самоубийц: шахидов, камикадзе др. Можно было бы предложить следующую типологию потенциальных террористов-смертников.

1. Террористы-"экзистенциалисты". Необходимо признать, что в основе психотехнологии производства самоубийц лежит не только искусство манипулирования психопатологическим сознанием потенциального террориста-смертника, но и присущий всем людям феномен экзистенции- скрытой способности людей жертвовать своей жизнью ради Великой Цели или Ценности (детей, отечества, Бога, Святого и т.п.) и на этой основе ощущать свою уникальную сущность и значимость. Это разновидность духовной формы проявления влечения к смерти. Ради ощущения этой экзистенции многие искусственным образом подвергают себя различным рискам: играют в русскую рулетку, идут на войну, занимаются экстримом и т.п. Именно преодоление этого высшего барьера является источником специфической эйфории, называемой ощущением экзистенции. Человек всегда душой открыт к тому, чтобы почувствовать свою экзистенцию. Названное ощущение, согласно экзистенциальной философии, возможно только в пограничной ситуации между жизнью и смертью. Именно "экзистенциалисты", на наш взгляд, были непосредственными исполнителями теракта 11 сентября. Здесь не было никакого зомбирования, никакой психопатологии, это были нормальные с психической точки зрения люди, в силу того, что они творчески и умно провели этот террористический акт.

Неосознаваемое (замаскированное) любопытство к собственной смерти есть у всех. Только в состоянии экзистенции возможно истинное ощущение жизни и себя. Впрочем, именно эту способность организаторы терроризма и используют в своих психотехнологиях духовного и псевдорелигиозного манипулирования.

"Экзистенциалисты" самые непредсказуемые с точки зрения выявления личности. Порой трудно даже предположить, что кто-то из них может быть способным на теракт. В частности, теракт может быть протестом против глобализации и социального зомбирования долларом всего и вся, убивающих чувство экзистенции.

2. Террористы-психопаты. Если террористы-"экзистенциалисты" действуют на основании высшей формы инстинкта собственной смерти, то этот тип основывается на его низшем уровне. Он проявляется в виде садомазохизма, психопатологической агрессии, маниакального синдрома и мании величия (прославиться на весь мир по телевизору, стать Святым, Избранным и т. п.) Именно они чаще всего избирают своими жертвами знаменитостей: таких, как Кеннеди и Леннон. Подобный тип требует наименьшей обработки и манипуляции. Им достаточно указать на мишень воздействия и обосновать ценности, во имя которых смертник жертвует собой.

3. Террористы-суицидники. Они страдают сильными депрессиями, приводящими к девальвации индивидуальных ценностей, которые привязывали бы этих людей к жизни (позитивные переживания и т.п.) и придавали бы ей смысл. Данный тип желает избавиться от страданий, выключив собственную жизнь. Организатор теракта просит их о том, чтобы это выключение произошло с "пользой" не только для них (суицидников), но и для других, т.е. в нужной для террористического акта ситуации. Исполнитель, как бы продает свое желание суицида или жертвует им во благо терроризма. Организатор создает такие условия, чтобы усугубить суицидные желания исполнителя и воспользоваться ими.

4. Террористы-инфантилы. Это часто безграмотные, инфантильные (не способные к учебе и познанию) и неимущие фанатики (в частности религиозные), которые примитивно верят в существование "того света", где будет полное изобилие всяческих удовольствий и радостей. Только они забывают, что радость - это всегда продукт преодоления и дефицита, которого на "том свете" не будет. Их вера основана на нищете и голоде, которым они страдали в течение этой жизни. Организаторы терактов всегда знают, что "кормить" таких смертников нельзя, чтобы они всегда имели желание "наесться" в раю. Среди этой группы много больных начальной формой олигофрении. Психотехнология манипулирования в данном случае основывается на когнитивных структурах (незнании и безграмотности исполнителя).

5. Террористы-зомби. Это "продукты" одной из самых распространенных технологий манипулирования, основанной на воздействии на психофизиологические структуры. В таких случаях искусственно (часто скрытым образом, через систематическое и долгосрочное подсыпание наркотика в пищу) создается психологическая и физическая зависимость от психоактивных веществ. На этой основе развивается сильная депрессия, позволяющая "закачивать" в сознание информацию о враге, который является причиной всех страданий потенциального исполнителя теракта. Чрезмерное периодическое употребление наркотика постепенно приводит к деградации сознания и потере психического контроля, что способствует более эффективному проведению внешних рапортов и установок (т.е. наркогипноза и зомбирования) на проведение конкретных террористических действий. В этом случае смертника всегда ведут ("пасут") и лишь на заключительной стадии оставляют одного. Зомбированию чаще всего подвергаются женщины, в силу того, что деградационные процессы, вызываемые психоактивными веществами, у них протекают быстрее, чем у мужчин.

6. Террористки-вдовы. Здесь особо следует выделить феномен, который мы назвали "феноменом вечно страдающей вдовы". Социально-психологические исследования показывают, что многие вдовы после смерти супругов очень долго, вплоть до собственной кончины, страдают депрессией. И часто, это бывает связано не столько с чувствами вдовы к умершему, сколько алкоголизацией, первичной депрессии, возникшей в день поминок. Задача террористов перехватить такую вдову из рук родственников и врачей и оказать "свою помощь". Ее подсаживают на наркотики, чтобы снять нестерпимые муки. Благодаря этому, по мере развития наркотической зависимости, тоска по мужу лишь усугубляется. На этой основе внедряются установки "отомстить за смерть супруга". Таким образом, в данном случае профилактика терроризма состоит в том, чтобы вовремя перехватить вдову из рук опасных для нее "доброжелателей".

7. Террористы-солидарники. В этом случае чувство солидарности становится опасной психологической ловушкой для потенциального террориста-смертника. Он не должен подводить тех, кто уже ушел в рай. Он должен так же, как и они, уйти из этого мира и "встретиться с ними в раю", - ведь его там ждут. Психологами еще не до конца изучен феномен солидарности. Но уже существуют методы нейро-лингвистического программирования, направленные на снятие зависимости от нее, когда подобная зависимость представляется опасной.

8. Террористы-эксплуатируемые. До сих пор, мы рассматривали потенциальных террористов-смертников, которые являлись жертвами скрытой манипуляции и для которых была характерна иллюзия самостоятельности принятого решения. В данном случае все делается в открытую. Жертва не желает погибать, но по определенным причинам (насилие, финансовая зависимость, льготы для родственников после смерти шахида, долг, искупление грехов и позора, безысходность, дуло пистолета за спиной, и т.д.) Кроме того, организуется все таким образом, чтобы обречь индивида на теракт. Так, например, у летчиков-камикадзе отбирали парашют, шасси и т.д.

9. Террористы-гибриды. Необходимо отметить, что вышеприведенная типология условна и в действительности имеют место смешанные типы потенциальных террористов-смертников.

От психологических аспектов терроризма перейдем к социальным. В силу того, что мы живем в эпоху масс-медиа и информационных технологий, терроризм в настоящее время принимает специфические черты, отличные от террористических актов прошлого (например, феномена камикадзе). Терроризм камикадзе был продуктом модернизма, при котором:

1. Был конкретный враг, которого необходимо уничтожить.

2. Было конкретное место, где находится враг.

3. Действия камикадзе производили свой эффект на достаточно ограниченной территории.

Современный терроризм - это транстерроризм, который уже смешался не только с политикой и экономикой, но и религией и др. Для современных террористов нет конкретного врага, именно поэтому часто гибнут ни в чем невиновные люди. Для террористов важнее не само насилие как таковое, а тот резонанс, который может быть вызван терактом во всем мире. Планета как никогда стала синергетичной и непредсказуемой. Шахиды стали постмодерновыми камикадзе.

Хаотические террористические акты, обусловленные патологическими личностями, локальными криминальными группировками, политическими диссидентами (революционерами), исполнителями-одиночками и т.д., в настоящее время уходят на задний план. Хотя их также нельзя упускать из внимания, поскольку в любой социальной группе есть процент скрытно действующих агрессивных личностей. Кроме того, нельзя не учитывать роль архетипов социума, сформировавшихся революционным и коммунистическим прошлым России.

Терроризм в настоящее время приобретает четкие целенаправленные черты, обусловленные геополитическими противостояниями. Он стал немым диалогом этой войны. При этом обе стороны делают вид, что ничего не происходит и снимают с себя ответственность за эти действия, перекладывая их на инфернальных "козлов отпущения", специально выращенных для этих целей. Поэтому исполнители, как правило, не имеют целостного понимания места и роли террористических актов в этой сложной социально-политической и экономической конфронтации, руководствуясь лишь материальными или маниакально-психологическими мотивами, подпитанными различными идеологиями (национальной, религиозной, военной и т.п.) и местью за своих погибших родственников.

Основываясь на этих соображениях, всех исполнителей гипотетически можно разделить на следующие группы:

1. Прагматики, преследующие чисто финансовый интерес. (Согласно латентному соц. опросу, есть такой процент и он будет расти по мере ухудшения материального положения.)

2. Актеры, выступающие перед всем обществом. Эта группа удовлетворяет свои маниакально-психологические потребности благодаря СМИ. Стоит лишь прекратить освещать террористические акты в СМИ, как у них резко исчезнет интерес к террору.

3. Мстители за погибших родственников.

4. Психопатологические личности.

5. Национал-патриоты (ригидно-религиозные личности). Их число падает по мере получения ими объективной информации о месте и роли терроризма в обществе.

6. Психогенетические агрессивные самородки (Феномен беспричинного терроризма).

7. Активисты радикальных движений типа "Народ против мафии".

8. Члены организованных преступных групп.

9. Смешанный тип.

Таким образом, проблем с выбором исполнителей террористических актов у заказчиков нет. На наш взгляд, социум имеет значительные социальные группы, предрасположенные к совершению террористических актов. Однако, цели и задачи исполнителей и заказчиков в большинстве случаев, по-видимому, не совпадают. Это лишь на руку самим заказчикам, в силу того, что благодаря этому их трудно рассчитать.

кандидат психологических наук, Казань

Рамиль Гарифуллин

© Русский журнал

Общество Мир

2966

07.07.2005, 11:11

URL: https://babr24.com/?ADE=22854

bytes: 11095 / 11095

Поделиться в соцсетях:

Лица Сибири

Цветкова Людмила

Куглянт Александр

Пур Григорий

Брагина Светлана

Распутин Валентин

Кириленко Александр

Попов Олег

Колесов Роман

Артамонов Константин

Тетерина Оксана