Артур Скальский

© Babr24.com

Общество Мир

2938

17.06.2004, 00:25

Писатели, писатели...

Чего мы от них ждем? Зачем в числе школьных предметов, несмотря на всеобщее признание в ненависти – уверена, что даже академики и работники министерства образования считают, что современные уроки литературы окончательно отбивают желание читать, и не только классику – почему этот предмет практически не изменяется с самых глубоких совковых времен? Ведь даже то, что в него добавили Булгакова и Распутина и, по слухам, добавляют Стругацких, ничего ФАКТИЧЕСКИ в нем не изменили...

Что нам нужно от литературы?

Я не буду рассматривать современную молодежь. С ней все более-менее ясно. Есть уйма фильмов, в том числе экранизаций, есть изданные официально изложения сюжетов (вот где ужас, господа, вот где ужас! – лучше отменить литературу вообще, чем изучать ее по фильмам и, тем более, кратким пересказам!) – это чтобы отмазаться от школы, а для себя, если что и читать, так это экшн, фентези, дюдики, криминальные эпопеи... Проведите стат.опрос – гарантирую: не менее 75% молодежи от 12 до 30 ограничиваются этим (если вообще читают, чего не делает, по моим наблюдениям, не менее 30% недорослей). Учитывая даже только словарный запас большинства произведений из перечисленных жанров (опуская такую составляющую, как общение в семье и в ближайшем окружении – это общение чаще всего не набирает даже трети того словарного запаса, который обеспечивают всевозможные Дарьи Донцовы, Николаи Леоновы, Брайаны и Чадовичи и иже с ними), можно с уверенностью говорить о лексической неполноценности подрастающего поколения. Правда, надо оговориться: среди всей массы ВОСТРЕБОВАННОЙ литературы есть-таки и вещи вполне добротные (и языком не обделенные, и дающие представление не только о нищих духом, зато богатых возможностями слоях и прослойках, но и о других временах и нравах) – Акунин, Толстая, а время от времени, отрешившись от трудов доходных, но литературно-неправедных, и Бушков...

Так что я не буду говорить о чаяниях поклонников «Бешеных», «Дам с колготками»... пардон, «...с ноготками», «Волкодавов» и прочих разных «Страстных турков».

Оставим в покое желание провести время с приятностию (и/или льстящим самолюбию осознанием причастности к читающей публике) и без напряжения. Это желание вполне понятно, приятно и свойственно время от времени даже самым высоколобым интеллектуалам – если они кривят душой и говорят, что это не так, можете им не верить.

Оставим также желание получить представление о том, что сейчас считается в богемных кругах модным и престижным. Если вещь того стоит, она останется в списке читаемых, если же это пена волны (воде т.н. «Ван Зайчика»), то она уйдет, не причинив вреда. Кстати, о произведениях этого самого грызуна тоже можно поспорить – да, попса, да, непродуманность концепции, замешанная на протаскиваемых за уши и вовсю этому сопротивляющихся великодержавных идеях, - но ведь люди ИСКРЕННЕ пытались найти выход из имеющего место быть кризиса, одновременно делая свои идеи максимально понятными даже самой попсолюбивой публике. А там, где есть искренность намерений, еще не все потеряно, еще есть, о чем подумать...

Так вот, оставив все это в стороне, давайте подумаем, чего же мы ждем, что нам надо от писателей – как уже почивших, так и ныне здравствующих.

Во-первых, не напрасно Р.Р.Толкиен в свое время так активно протестовал против экранизаций (и даже просто иллюстраций) своих произведений. Любая иллюстрация навязывает читателю свое представление о героях, событиях, в конце концов – о самом духе книги. Профессор же считал, что только читатель имеет право как-то представлять себе то, о чем написано в произведении – и никто не вправе ему в этом мешать. Кстати, представляете, что бы он сказал на методы нашего преподавания литературы?! Толкиен считал, что описывает мир, который мог бы реально существовать, сложись история по-другому (или просто окажись базовые законы природы немного другими). Он дал возможность читателям получить опыт существования в мире, где добро и зло – персонифицированы и физически противостоят друг другу, хотя, как и в нашем мире, они – всего лишь две стороны одного произведения, и, несмотря на свою антагонистичность, не могут существовать друг без друга. Может быть, поэтому, несмотря на ярко выраженную «христианскость» «Властелина колец» некоторые поклонники находят в нем яркие признаки дзен... Итак, ОПЫТ проживания жизни в ОТЛИЧНЫХ от окружающего мира предлагаемых обстоятельствах, дающий большую лабильность психики, создающий условия для развития толерантности, готовящий к восприятию нестандартных ситуаций – это РАЗ.

Мы привыкли мерить окружающих по своим собственным меркам. Мы смотрим на поступок человека и думаем, вернее, где-то на донышке нашего сознания нам думается: так мы поступили бы, если бы хотели того-то и того-то, если бы считали этого человека таким-то и таким-то. В таком нашем отношении нас поддерживает современная психология, основанная, как и психиатрия, на СТАТИСТИКЕ. Но нет – НЕТ! – двух людей, воспринимающих мир одинаково. Закономерности поведения еще не есть тождественность мышления, восприятия, побуждений. Статистический подход только множит непонимание и отчуждение между людьми, потому что как за деревьями часто не видят леса, так и за лесом практически никто не видит уже дерева. Книга (не фильм – в фильме мы снова видим то же, что в жизни – ВНЕШНИЕ проявления человека) позволяет заглянуть в побуждения, в восприятие, учесть то, что мы привыкли игнорировать, заметить то, мимо чего мы пройдем, не останавливаясь. Книга точнее в деталях, чем любой фильм, если это не экшн, разумеется, или не боевик. Только она дает опыт многостороннего взгляда на поведение другого человека, а со временем – и привычку не судить односторонне, не рубить сплеча, быть вечным адвокатом оппонента, не говоря уж о соратниках, т.е. снова – толерантность, терпимость, сопереживание, та самая «милость к падшим» (которую почему-то в последнее время превратили в «одобрение презревшим законы» - может быть, из-за нехватки именно настоящего опыта соереживания). Это ДВА.

Мы живем в эпоху перемен, тем самым примерив на себя древнее проклятие китайцев. Над нами экспериментируют в очередной раз, и после провала очередного гениального проекта начинают рвать на себе рубахи – ах, не просчитали, ах, не учли, ах, пренебрегли. И, отметив таким образом свои добрые намерения, начинают новый проект, затратнее и опаснее прежнего. И это мы тоже уже проходили, было и такое, причем именно литераторы – да и маститые писатели, чего греха таить – поддерживали этот эксперимент и даже готовили к нему общественное мнение, подогревали жажду перемен и звали к идеалам, ЗАБЫВАЯ, что люди – не ангелы, что идеальное – не реальное, что человек СНАЧАЛА существо, а уж потом – дух, и святых, подвижников и мучеников за идею ВСЕГДА были единицы, это непреложный закон социума. Очень немногие попытались построить модель того общества, которое должно было вырасти из эксперимента, и их очень старательно уничтожили. Но таки были пророки в своем отечестве, те, кто смотрел на мир не через розовые очки и говорил вещи горькие, страшные, но справедливые. Были и те, кто внял этим пророчествам – и либо сделал все, чтобы уцелеть самому и спасти своих близких, либо пытался изменить реальность, воздействовать на экспериментаторов или хотя бы на тех, кто внедрял идеи на низоых уровнях... С каким успехом – мы знаем. Итак, ТРИ – это быть пророком, видящим ДАЛЬШЕ В БУДУЩЕЕ, а не в свое представление о том, как все должно быть.

Хватит? Я думаю, на превый случай – да. Если кому-то нужно что-то еще – пишите...

Надежда Шапарова, БАБР.RU

Артур Скальский

© Babr24.com

Общество Мир

2938

17.06.2004, 00:25

URL: https://babr24.com/?ADE=13398

bytes: 7586 / 7540

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Артур Скальский.

Лица Сибири

Надымов Дмитрий

Фаразутдинов Радик

Тумурова Ольга

Воронин Александр

Леонов Сергей

Князев Александр

Зенков Сергей

Коломиец Виктор

Мингалеев Фарит

Меняйло Сергей