Артур Скальский

© Babr24.com

КультураМир

2991

18.12.2001, 00:00

X-Files на RenTV (АИСТ, во вторник днем, 11 декабря) - 1

эпизод 8х13 - Per Manum

Вот уже и половина сезона миновала - и настала пора группе "Секретных материалов" задуматься о двух вещах.

Во-первых, что же там дальше будет с неугомонным агентом Малдером, еще в начале сезона похищенным инопланетянами и зверски тестируемым по полной инопланетной программе? Понятно, что пришельцы вряд ли станут держать его на корабле вечно, корабль все ж таки не питомник для прытких землян, да и зеленых инопланетных пилотов, поди, уже давно домой потянуло... Ну и к тому же Д. Духовны, как известно, милостиво согласился сняться в половине серий нового сезона, и стало быть, пора ему объявиться в очередном "файле", пока нервные фанаты в приступе праведного гнева не разгромили свои голубые телеэкраны и рейтинг FOX не пал ниже уровня советского рубля.

А во-вторых, всех уже давно интересует вопрос, как это такая сдержанная и временами даже чопорная "ледяная королева" Скалли ухитрилась забеременеть, и кто же отец ее чада, и что это чадо из себя представляет. На первый взгляд, казалось бы, все просто: ну от кого, по вашему, Скалли может родить?! Не от Скиннера же. Но поскольку Картер еще семь лет назад торжественно поклялся, что до конца сериала (который наступит неизвестно когда) не позволит агентам ничего большего, чем целомудренный десятисекундный поцелуй (да и то лишь после очередной крутой заварушки, когда его можно списать на дружеские чувства и русские традиции, которые Малдер подцепил в России), то возникает подозрение, уж не дело ли это зеленых лап пришельцев? Вдруг это какие-нибудь коварные центавриане втихушку скрали Дану и подсунули ей в живот своего гибрида, предназначенного на роль Антихриста? Или злобный Консорциум (который, правда, уже вроде бы и не существует вовсе) опять прокручивает свои махинации и пытается вырастить очередного клона? А еще среди фанатов с самого начала сезона гуляет сплетня о том, что ребенок Скалли - это новая аватара Христа, спаситель человечества от второй волны пришельцев, который, унаследовав от родителей геройские гены и иммунитет к "черному раку", неизбежно вырастет лидером Повстанцев и окончательно выгонит всех негодяев не только с Земли, но даже, может быть, и из нашей Галактики. И этого юного вундеркинда, конечно, пришельцы попытаются обезвредить еще до рождения, а стало быть, Скалли сейчас, как никогда, нужна поддержка всех-всех соратников, начиная с Малдера...

О, сплетни такого рода вовсе не являлись секретом (почитайте только творчество юных и не очень поклонников X-Files на западных серверах!), и Картер, как видно, прослышав о них, попытался несколько разъяснить ситуацию. И как обычно, все в очередной раз запутал...

Начался Per Manum с воспоминаний о прошлом.

...сцены из второго сезона: Скалли в сияющей белизной комнате лежит на столе, ее живот раздут. Сверху опускается дрель, и глаза Даны распахиваются в ужасе...

... сцены из четвертого сезона: Малдер встречается к Куртом Кроуфордом и проникает в банк человеческих яйцеклеток. И крадет оттуда яйцеклетку Скалли (вот только что он с ней делает дальше - хранит в холодильнике? Или у него на дому есть специальный инкубатор?)...

...сцены из "Реквиема" (седьмой сезон): Скалли, лежа на больничной кровати, со слезами радости на глазах говорит Скиннеру, что она беременна...

...И снова больница, но теперь в настоящем. В родильной палате женщина, Кэт МакКриди, готовиться произвести на свет ребенка, но дела у нее идут не лучшим образом: ей больно, она раздражена и испугана и очень хочет поехать домой и "отложить все на завтра". Но ребенок с ней явно не согласен, равно как и Даффи Хаскелл (ее муж? во всяком случае, похоже на то). Даффи ободряет Кэт и уговаривает ее правильно дышать. В палату заходит медсестра; она проверяет Кэти и собирается выйти, чтобы найти доктора, однако в этот момент сердечный монитор малыша начинает подавать странные звуки. Озадаченная Кэт допытывается у сестры, что идет не так, и тут появляется доктор Лев, который немедленно отдает медсестре распоряжение подготовить все для кесарева сечения. Хаскелла выдворили из комнаты, отправив его за маской и халатом, а вторая медсестра почему-то заперла за ним дверь (видимо, на тот случай, если ему таки удастся их найти и он быстро вернется). Под звуки в высшей степени зловещей музыки доктор начинает операцию, и при этом ведет себя как-то странно... Вот, наконец, младенца извлекают на свет, и Кэт отчаянно пытается увидеть его, но ей мешает медсестра; и тут то, что из нее извлекли, начинает издавать довольно нетипичные для младенца звуки. Кэт, одурманенная каким-то наркотиком, который медсестра заботливо ввела ей, сквозь туман в глазах видит жутковатое существо на руках у доктора, начинает беспокоиться и звать мужа, но доктор отдает распоряжение медсестре ввести ей еще больше наркотика. Кэт отключается, а доктор внимательно рассматривает "младенца" - похоже, это новорожденный Серый Пришелец. Доктор хладнокровно перерезает пуповину и удаляет слизистую пленку с физиономии новорожденного; и он вовсе не выглядит удивленным...

...Некоторое время спустя (возможно, очень значительное время). Скалли у себя в спальне смотрит на ультразвуковой снимок младенца. Звучит уже знакомая нам мелодия (вероятно, ее можно назвать "темой Скалли"). Дана, задрапированная во все черное, сосредоточенно изучает результаты исследования, потом поворачивается, чтобы взглянуть на свое отражение в зеркале, и задумчиво поглаживает собственный выступающий живот; ее невеселые мысли написаны у нее на лице...

...Еще позднее. Офис "Секретных материалов".

Войдя в офис, Скалли сняла пальто и направилась к пустому столу Малдера; но ее отвлекли мужские голоса. Повернувшись, она увидела Доггета, сидящего за своим столом и беседующего с Даффи Хаскеллом. Напарники обменялись приветствиями, а Даффи нервно вскочил с места и посмотрел на Скалли со странным выражением... почти с ужасом... Похоже, это ее несколько смутило, и ее смущение перешло в изумление, когда Доггет небрежно заметил, что Даффи, оказывается, ее знает - или она знает его. Скалли смотрела на Даффи в явном замешательстве, и Даффи поспешил напомнить ей, что около восьми лет назад контактировал с их отделом по поводу своей жены, Кэт, которую похищали пришельцы. Скалли ответила, что это было еще до ее появления в "Секретных Материалах", а Доггет добавил, что обнаружил несколько писем от Даффи агенту Малдеру, касающихся похищения Кэт. Даффи торопливо сказал, что теперь его жена мертва, "они убили ее", а все потому, что она родила чужого. Скалли помрачнела и предложила Хаскеллу начать рассказ сначала. Даффи кивнул и поведал агентам, что его жену похищали несколько раз и проводили над ней какие-то тесты; результатом одной из процедур был рак, но другой тест вылечил ее. А в этом году обнаглевшие пришельцы заявились в семейную спальню и внедрили в Кэт инопланетный эмбрион. Скалли, выслушивая его исповедь, чувствовала себя явно не в своей тарелке, но все-таки робко поинтересовалась, нет ли у него случайно доказательств. Оказалось - есть! Ультразвуковые снимки в большом конверте, помеченном адресом "Zeus Genetics, Germantown, Maryland, 1-800-555-0100". Вручая конверт Скалли, Даффи гневно заявил, что любой мало-мальски обученный врач мог бы понять, что беременность протекает как-то странно, особенно если учесть, что роженица вообще не способна была забеременеть: после ее похищений врачи объявили ее бесплодной. И ведь Хаскелл обращался к разным докторам, но они все в сговоре! И вот результат: они убили Кэт и похитили младенца.

Выслушав Хаскелла, Скалли пообещала разузнать все, что только можно, и связаться с ним позднее. Хаскелл поблагодарил ее и откланялся, и едва он ушел, как Дана с недовольной миной развернулась к Доггету. Джон торопливо сказал, что ему показалось, что это дело ее заинтересует; Скалли возмущенно спросила, как такая мысль вообще пришла ему в голову, но Доггет лаконично ответил, что история Даффи должна быть ей чертовски знакома, потому что это ее собственная история: похищение, тесты, рак - все, кроме беременности. Скалли как-то сразу притихла и ее лицо приняло тщательно контролируемое выражение, то самое, с каким она когда-то говорила Малдеру: "Я в порядке" (в то время, когда она вовсе не была в порядке). Она сдержанно поблагодарила Доггета за его внимание к "секретным материалам", но настойчиво подчеркнула, что ее дела - это только ее личные дела, и его они не касаются. Доггет только пожал плечами, но ее замечание явно выбило его из колеи: как только Дана вышла из офиса, он сердито вздохнул и швырнул на стол свой карандаш. А Скалли в растрепанных чувствах направилась к лифту, и тут ее захватили воспоминания...

...Двери лифта открылись, и там стоял Малдер, в костюме и с бэджиком ФБР. Он удивленно обернулся, глядя на напарницу, и сказал, что искал ее повсюду. Он вошел в лифт и остановился рядом со Скалли, которая теперь тоже выглядела по-другому: чуть моложе, в иной одежде и с другой прической. Избегая взгляда Малдера, она извинилась за задержку и объяснила, что ей нужно было встретиться с врачом. Обеспокоенный Малдер поинтересовался, нет ли у нее каких проблем, о которых ему следовало бы знать; она уклончиво сообщила, что все в порядке... Но потом печально объяснила, что все еще не может смириться с мыслью о том, что она не способна иметь детей. Теперь пришел черед Малдера смущенно отводить глаза; когда лифт остановился, он поспешил выйти... Но потом обернулся и, запинаясь, признался, что кое-что утаил от нее. А именно, причину того, что она не может иметь детей: ее яйцеклетки были извлечены из нее во время ее похищения и некоторое время находились в правительственной лаборатории клонов; а потом он, Малдер, в свою очередь украл их, чтобы показать специалисту и выяснить, жизнеспособны ли они. И врач сказал ему, что нет... А потом Скалли заболела раком, и он никак не мог решиться вывалить на нее еще и эти плохие новости. Скалли шокировано выслушала его, но потом взяла себя в руки и приняла решение. Она заявила, что хотела бы провести повторную проверку. Тут двери лифта закрылись, отрезая ее от Малдера...

...И открылись вновь, но теперь за ними стоял Доггет. Он удивленно посмотрел на задумчивую Скалли и спросил, зачем она стоит в лифте. Скалли, очнувшись от воспоминаний, рассеянно ответила, что просто задумалась и забыла нажать кнопку; она поспешила исправить это упущение, но тут Доггет ухватился за двери, не давая им закрыться, и поинтересовался, что они будут делать с делом Хаскелла. Скалли твердо ответила, что тут им делать нечего, и Доггет, кивнув и кинув последний взгляд на конверт в ее руке, позволил дверям лифта захлопнуться.

Возможно, Скалли и в самом деле не заинтересовалась делом Хаскелла; однако спустя пару часов она вошла в здание "Зевс Генетикс". В приемном покое было удивительно пустынно, однако Дана, прогулявшись по коридору, обнаружила таки признаки жизни: в одной из комнат спорили мужчина и женщина, причем женщина казалась очень испуганной, а мужчина ее успокаивал. Судя по обрывкам фраз, женщина волновалась о своем ребенке, а мужчина - доктор Лев собственной персоной! - заверял ее, что делает все, что в его силах, и что нет никаких причин полагать, будто ее младенец похож на тех, других (видимо, подразумевались эмбрионы пришельцев). Скалли потихоньку подошла к комнате и заглянула внутрь. С той точки, где она стояла, у нее открывался вид на весьма беременную женщину, пребывающую на грани истерики; доктор Лев и медсестра успокаивали ее, но получалось у них не очень, женщина рвалась наружу, поэтому медсестра вколола женщине успокоительное, а доктор Лев направился за каким-то другим врачом. Скалли, не желая, чтобы ее обнаружили, быстро отступила в соседнюю комнату, закрыла за собой дверь, повернулась - и застыла в ужасе: стены комнаты были заставлены стеллажами, а на них стояла уйма банок с какими-то странными и уродливыми зародышами, вероятно, эмбрионами пришельцев. Но Скалли не успела посмотреть на них поближе, потому что дверь внезапно открылась и вошел доктор Лев. И он резонно поинтересовался, кто она такая. Скалли, не растерявшись, заявила, что она тут "с другом"; доктор, слегка расслабившись, поинтересовался, не миссис ли Хендершот она сопровождает, и Дана немедленно согласилась, сказав, что волнуется за подругу. Доктор заверил ее, что с миссис Хендершот все в порядке, но Скалли здесь находиться нельзя, нужно подождать снаружи. Скалли послушно вышла, а Лев проводил ее пристальным взглядом... Но задерживать не стал, даже если и заподозрил неладное.

Вернувшись домой, Скалли сразу же позвонила своему генетику, доктору Паренти. Пока секретарь соединяла ее, она сравнила собственные ультразвуковые снимки с теми, которые дал ей Хаскелл, и они выглядели очень похоже. Тут на другом конце провода подал голос доктор Паренти, который взволнованно поинтересовался, все ли у Даны в порядке; она ответила ему, что боится, и ей нужно, чтобы он проверил для нее кое-какие ультразвуковые снимки и сравнил их с ее снимками. Паренти согласился, сообщив, что он сейчас у себя в офисе и если она перешлет материалы, он займется ими немедленно. Очень любезен был этот доктор; но когда он повесил трубку, стало видно, в каком таком офисе он находится: в комнате с банками, наполненными зародышами. Закончив разговор, он подошел к столу и развернул маленькое тело инопланетного пришельца, которое мы видели в начале серии...

[Интересно, почему Скалли так не везет с врачами? Помнится, когда она легла в больницу с раком, вокруг нее тоже крутился такой разлюбезный и благообразный доктор, который на поверку оказался врачом Консорциума. После такого стоит призадуматься, идти ли в больницу, не так ли? Потом еще история с докторами Эмилии... А если еще вспомнить серию "Кровожадные" (про врачей-убийц, которые приканчивали пациентов по воле одного из хирургов - тот, видите ли, таким образом омолаживался), так и вовсе с врачами дело иметь не захочешь, разве что с патологоанатомами.]

Да, так вот. Очередной взгляд в прошлое: Скалли сидит в комнате ожидания, и к ней выходит доктор Паренти - весь такой добродушный и улыбчивый. Он приглашает ее в офис, сообщает о том, что проконсультировался с коллегами, и обнадеживает ее, говоря, что у них есть шанс сделать ее беременной. Скалли выглядит потрясенной; она говорит, что это слишком хорошо, чтобы быть правдой; и тут доктор добавляет, что начинать нужно как можно скорее, иначе ничего не получится. Однако одной яйцеклетки мало, нужен еще отец. Добрый доктор говорит, что мог бы посоветовать ей анонимного донора - если, конечно, у нее нет на примете подходящей кандидатуры. Скалли возражает, что кандидат есть, только она еще не знает, как попросить его...

...Снова настоящее. Скалли снова сидит в комнате ожидания, и опять Паренти приглашает ее войти. Сладко улыбаясь, он говорит, что те снимки, которые она прислала ему, на его взгляд выглядят безупречно, равно как и ее собственные снимки. Скалли благодарит его и собирается уходить; доктор говорит ей вслед, что единственное, о чем ей нужно побеспокоиться, это о том, как сообщить ФБР о беременности - ведь нельзя же скрывать это вечно! Скалли соглашается с ним, но выглядит весьма обеспокоенной и нервной, когда идет по коридору...

Позднее Скалли вновь приехала в офис ФБР (на работу ходить приходится, ничего не поделаешь!), и тут же наткнулась на Доггета, который с кем-то болтал по телефону. Когда она вошла, он как раз повесил трубку и голосом обвинителя сообщил напарнице, что звонили от доктора Паренти по поводу снимков. Скалли рефлекторно защищаясь, сообщила, что Паренти - ее врач. Доггет скептически ответил, что доктор Паренти - один из тех врачей, с которыми консультировался Хаскелл во время беременности его жены. Скалли, решив, что лучшая защита - это нападение, поинтересовалась, уж не следит ли за ней Доггет; но Джон флегматично ответил, что перед тем, как последовать ее совету и забросить дело Хаскеллов, он навел кое-какие справки. Скалли, нервно роясь в столе Малдера, заявила, что она вовсе не говорила ему бросать дело, она только сказала, что там нечего исследовать. Доггет поинтересовался, зачем же она тогда копается в нем. Очень трудно работать с человеком, который все время что-то от тебя скрывает, добавил он с осуждением. Скалли заверила его, что ничего такого не скрывает, и Паренти действительно ее врач. Доггет пожал плечами и сказал, что он таки покопается в деле Хаскелла и поставит ее в известность, если что-то узнает.

И он таки узнал. Какое-то время спустя Доггет и Скалли в компании с раздраженным Хаскеллом заявились в кабинет Скиннера. Даффи очень злился и спрашивал, в чем его обвиняют; но Скиннер грозно на него посмотрел и сообщил, что он, Даффи Хаскелл, будучи президентом взаимной сети людей, похищаемых НЛО, посылал Малдеру угрожающие письма. И не только Малдеру - врачам тоже. Доктора Лева, например, он угрожал убить, если что-то случится с его женой. Хаскелл гневно заявил, что Лев убил его жену и похитил младенца, пусть даже и инопланетного; но Скиннер спокойно ответил, что он даже не нашел свидетельств того, что Даффи и Кэт вообще были женаты. Ну а доктор Лев - известный специалист, и у него, конечно, не было никаких оснований убивать кого-то. Хаскелл печально сказал, что именно поэтому он и обратился в отдел "Секретных материалов"; потом он повернулся к Скалли и спросил: "Вы ведь верите мне, не так ли?" Скалли не ответила, зато Скиннер мягко пригрозил Даффи, что если он не перестанет рассылать свои угрозы, ФБР придется зачислить его в особо опасные индивидуумы. Хаскелл мрачно сказал, что он теперь остался один "из-за них", но есть и другие женщины, такие же, как Кэт; с этими словами он вышел, а Скиннер и Доггет, как по команде, уставились на Скалли. И зря: лучше бы они присматривали за Хаскеллом... Потому что, как только он вошел в лифт, то удрученное выражение разом слетело с его лица, он вытащил сотовый, быстро настучал номер и связался с доктором Левом, чтобы сообщить ему, что его вызвали в ФБР, дабы "заткнуть дыры в его легенде". Доктор Лев довольно заметил, что они этого ожидали, а Даффи тревожно заметил, что они сейчас рискуют потерять миссис Хендершот. Лев невозмутимо ответил, что, стало быть, теперь самое время "отпустить ее", и повесил трубку; в его защитных очках отразился инопланетный младенец...

Ближе к вечеру разбитая и усталая Скалли вернулась домой. Закрыв за собой дверь, она привалилась к ней спиной и опустила руку на живот...

...В дверь постучали, и рука Скалли, теперь в белой манжете блузки, потянулась к ручке. Это снова воспоминания. За дверью стоял Малдер, и он явно чувствовал себя неловко... равно как и сама Скалли. Дана пригласила напарника войти и робко поинтересовалась, что он надумал относительно ее просьбы (надо полагать, просьбы стать донором спермы для ребенка). Малдер, смущаясь, объяснил, что к нему не каждый день обращаются с подобными просьбами, но он даже польщен... Скалли, избегая его взгляда, обеспокоено заметила, что если это означает "нет", то все в порядке, она поймет, если он откажется; однако Малдер покачал головой и ответил, что только не хотел, чтобы это испортило их отношения. Скалли, поникнув, сказала, что все понимает и не собирается принуждать его; и Малдер, вдруг осознав, что она восприняла его слова как отказ, торопливо ответил, что согласен помочь ей. Скалли от его слов буквально расцвела, напарники улыбнулись друг другу и обнялись (надо сказать, довольно неуклюже для очень близких людей... похоже, Картер таки сдержал свою клятву: вряд ли между этими двоими было что-то серьезное в этом отношении, по крайней мере, до недавнего времени). Скалли застенчиво сказала, что доктор Паренти, наверное, захочет встретиться с Малдером, чтобы провести донорскую процедуру, и Малдер с улыбкой согласился. Потом он ушел, и Скалли закрыла за ним дверь, на миг прислонившись к ней...

...И снова вернулась в настоящее - туда, где она стояла, держась за живот. В двери снова постучали, но на сей раз это оказалась Мэри Хендершот, которая тоже держалась за живот (правда, куда более выступающий, чем у Скалли), и взгляд ее был полон паники. Она с порога назвала свое имя и сказала Скалли: "Мой ребенок в опасности. И ваш тоже".

Намеренно или нет, Хендершот выбрала верный тон: после таких слов Скалли не только впустила ее в квартиру, но и выслушала ее историю (нам, впрочем, этого не показали). После чего спешно вызвала на встречу Скиннера и Доггета (на редкость разумное действие; а ведь еще в начале сезона она, скорее всего, кинулась бы расследовать все сама, не сказав никому и слова, и неизбежно угодила бы в неприятности). Встретились они уже поздней ночью в каком-то кафе. К моменту появления Доггета Скалли и Скиннер уже сидели за столиком, и полицейское чутье Джона немедленно подсказало ему, что тут что-то не так. Он поинтересовался у Скалли, не собралась ли она уезжать, и Скалли коротко ответила: "Да". Доггет подивился собственной догадливости и спросил, не пропустил ли он чего; вероятно, он надеялся, что ему, наконец, объяснят странное поведение его напарницы, но вместо этого Скиннер резковато заявил, что отпускает Скалли в отпуск. Доггет саркастически поинтересовался причиной этих скоропалительных каникул, но ни Скалли, ни Скиннер не снизошли до объяснений. Доггет, злясь на открытое недоверие напарницы, спросил, уж не хотят ли они, чтобы он в одиночку управлялся с "Секретными материалами", но Скиннер ответил, что Скалли не уходит из ФБР, она только берет несколько свободных дней. Доггет мрачно поблагодарил начальника за то, что тот вытащил его из постели, чтобы порадовать такими новостями, и удалился, напоследок сердито бросив Скалли: "Черкни мне пару строк, если будет время". Скалли явно чувствовала себя виноватой; но когда Скиннер мягко посоветовал ей рассказать все Джону, она ответила, что не может сделать этого. Однако она вышла следом за напарником и, окликнув его, попросила понять ее. Доггет с упреком заметил, что она, как напарник, должна "прикрывать ему спину", а не поворачивать тайные дела у него за спиной; Скалли ответила, что готова в любой момент прикрывать его, однако пока не может рассказать ему все, и сейчас ей нужно идти. Она села в машину, где ее ожидала миссис Хендершот, и умчалась во тьму. Доггет, провожая ее взглядом, спросил у Скиннера, кто это был с ней в машине, но Скиннер только пожал плечами и сказал, что сам не знает. Так что Доггет сел в свой грузовик и тоже укатил.

А Скалли увезла Мэри Хендершот в армейский исследовательский центр Уолдена-Фридмана, где их уже поджидала бригада из четырех врачей. Некто доктор Мириум приветствовала Скалли, представилась и сообщила, что у них тут наготове лучшая бригаду акушеров, но лучше бы Дане самой объяснить им ситуацию. Скалли коротко сообщила, что Мэри полагает, будто она носит в себе чужого ребенка, возможно, нечто нечеловеческое, и ее жизнь, вероятно, подвергается опасности, потому что уже несколько женщин при схожих обстоятельствах были убиты во время родов. Кто-то из врачей спросил, есть ли у Хендершот медицинская карта; но Мэри ответила, что она не может доверять ее прежним врачам, они убили ее подругу за то, что она увидела слишком много. Доктор Мириум распорядилась подготовить все для стимуляции родов, и врачи увезли Мэри, а Мириум, оставшись со Скалли наедине, спросила, как та женщина нашла ее. Скалли ответила, что ее направил к ней человек по имени Хаскелл; его собственная жена умерла во время родов. Мириум, кивнув, направилась за остальными врачами, но Скалли остановила ее и сказала, что Мэри тут не единственная женщина, чья жизнь находится в опасности; она хотела, чтобы врачи проверили и ее тоже...

А в полутемном офисе "Секретных материалов" Доггет задумчиво изучал ультразвуковой снимок, когда к нему зашел другой агент, Джо Фарах. Джон окликнул его, и Джо испуганно вздрогнул: он не заметил Доггета в темноте. Доггет саркастически заявил, что он находится в потемках с тех пор, как связался с "Секретными материалами", и Фарах радостно заявил, что он способен пролить свет по крайней мере на одно его дело - то, которое касается Даффи Хаскелла. Доггет еще раньше просил Джо проверить этого парня, но теперь мрачно сообщил, что дело Хаскелла закрыто; однако Фараха это не смутило и он заявил, что, согласно его данным, это дело было закрыто еще в 1970 году, когда морской пехотинец по фамилии Хаскелл (отпечатки пальцев совпадают) был с почестями похоронен на кладбище в Вирджинии. Потом Джо посмотрел на Джона и сказал, что у того такой вид, словно он увидел призрака; а Доггет помрачнел еще больше и ответил, что скорее узрел змею в траве.

Тем временем, в больнице над Мэри Хендершот работали врачи. Скалли находилась рядом, и Мэри плакалась ей о том, что всю жизнь хотела иметь детей, а теперь до смерти боится того, что растет внутри нее. Ее пугает даже сам факт беременности, потому что она тщательно проверила даты, и оказалось, что это дитя никак не могло быть зачато: она вообще не занималась сексом в то время. И она уверена, что ребенка поместили в нее во время очередного похищения. Скалли действительно начала волноваться, слыша собственную историю из уст этой женщины, но тут как раз пришла Мириум и сказала, что они все подготовили для проверки Даны. Мириум лично сделала ей ультразвук и сообщила, что она видит перед собой вполне здорового младенца 14 недель; а чтобы Скалли не сомневалась, она даже повернула к ней монитор (хотя вряд ли Дана способна была разобрать что-то на этом мониторе - она все-таки была специалистом другого профиля). На всякий случай Мириум предложила еще провести исследование околоплодных вод, чтобы исключить всякие сомнения.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

Артур Скальский

© Babr24.com

КультураМир

2991

18.12.2001, 00:00

URL: https://babr24.com/?ADE=1214

bytes: 25548 / 25481

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Артур Скальский.

Другие статьи в рубрике "Культура"

Блогнот. Карина Пронина о смерти Русского театра в Улан-Удэ

Вчера на моих глазах умирал театр. В Улан-Удэ давали «Вишневый сад». Режиссёра «Сада» выгнали из театра за антивоенные взгляды, а исполнитель главной роли играл в спектакле последний раз – он уходит в конце сезона. На сцене было веселье, музыканты играли, актёры пили шампанское, танцевали, кричали.

Андрей Светлов

КультураПолитикаБурятия

815

17.05.2022

Синдром постотмены: опальный Кевин Спейси сыграет в фильме о Батые

Великобритания, Венгрия и Монголия снимают исторический фильм о вторжении монгольского полководца Батыя в Европу. Роль знаменитого чингизида, по слухам, может сыграть американский актёр Кевин Спейси, которого обвиняли в педофилии.

Виктор Кулагин

КультураСкандалыМонголия

872

17.05.2022

Виват «Непослушник»! Братья Котт вне фестивальной конкуренции

15 мая в Санкт-Петербурге завершился XXX Всероссийский кинофестиваль «Виват кино России!». Церемония закрытия и вручения призов прошла на сцене Молодёжного театра на Фонтанке. Фестиваль «Виват кино России!» учреждён в 1993 году.

Филипп Марков

КультураРоссия

4062

17.05.2022

«Украиновидение», или Песенно-политические игры

В ночь на 15 мая в итальянском Турине завершился 66 Международный конкурс «Евровидение». Европейский песенный форум проходил без участия России и не транслировался на территории нашей страны. Не принимала Россия участие и в голосовании. Напомним, события развивались стремительно.

Филипп Марков

КультураМир

15242

16.05.2022

Деньпобедный уикенд. Триумф «Артека» и провал премьер в ожидании «Флешбэка» и «Супербабы»

Несмотря на подогреваемый со всех сторон патриотизм в преддверии празднования Дня Победы, все без исключения новинки кинематографического уикенда в России ожидаемо провалились, а перевыпущенные к празднику отечественные военные ленты прошлого «Подольские курсанты», «Брестская крепость» и ...

Филипп Марков

КультураРоссия

8556

13.05.2022

Первая навсегда. К юбилею Кэтрин Хепбёрн

Она блистала на киноэкране и театральных подмостках 66 лет, чаще кого‑либо в истории удостаивалась премии «Оскар», а на исходе XX века была признана величайшей актрисой эпохи Голливуда по версии Американского института киноискусства.

Филипп Марков

КультураСобытияМир

8101

12.05.2022

“Поэтический микрофон”: творческая тусовка Улан-Удэ о провале проекта

Небрежное и отталкивающее отношение организаторов “Поэтического микрофона” удивило участников мероприятия, ведь поэтический вечер рассчитан на широкую огласку и долгосрочное сотрудничество с творческими организациями. Такой бардак не происходит даже на мероприятиях районного уровня.

Виктор Кулагин

КультураПолитикаСобытияБурятия

5293

12.05.2022

РГИСИ и Пилигримы: высшее образование в помощь талантам. Интервью по теме с Анной Агапитовой

Иркутский театр-студия «Театр Пилигримов» в разгар майских праздников огорошил культурную общественность объявлением о начале сотрудничества с Российским государственным институтом сценических искусств (РГИСИ, бывший ЛГИТМиК, Санкт‑Петербург) и наборе заочного курса по специальности «Актёр ...

Филипп Марков

КультураИркутск

9858

11.05.2022

Достойный сын великого отца. Валерию Тодоровскому – 60!

«Подмосковные вечера», «Страна глухих», «Любовник», «Стиляги», «Оттепель»...

Филипп Марков

КультураСобытияРоссия

10559

08.05.2022

Пройдоха Жакуй, Астерикс и Бонапарт. К 70‑летию Кристиана Клавье

Он мог стать неплохим политиком левого толка, но вовремя одумался и предпочёл иную популярность.

Филипп Марков

КультураСобытияМир

8694

07.05.2022

100-летие Владимира Этуша: новый памятник и лучшие роли

Реализм в чистом виде – скучное дело. Если показывать всё, как есть, будут одни котлеты и пирожки. Владимир Этуш Владимира Этуша нет с нами чуть более трёх лет.

Филипп Марков

КультураСобытияРоссия

9519

07.05.2022

Парад премьер. «Крылья», «Бука» и «Артек» поделили кассу уикенда

Уникальная ситуация сложилась в российском кинопрокате в минувшие выходные: сразу четыре новых фильма отечественного производства заняли первые места чарта по итогам уикенда. Как и предположил Бабр неделей ранее, лидером проката стал военный боевик Константина Буслова «1941.

Филипп Марков

КультураРоссия

8249

06.05.2022

Лица Сибири

Федоров Александр

Аносова Елена

Рассолов Константин

Буханов Владислав

Ружников Игорь

Ботоев Борис

Жвачкин Сергей

Газизов Марсель

Моисеев Роман

Гордина Юлия