Артур Скальский

© Babr24.com

ИркутскМир

6311

10.06.2013, 10:49

Частное мнение: Размышления на развалинах Иркутска

Иркутск хорош в своем отрицательном обаянии, считает Владимир Демчиков. На руинах города он рассуждает о трансцендентальном великолепии, авиакатастрофах и метаморфозах бабра.

Есть два образа Иркутска. Один — Иркутск красивых фотографий, резных наличников, гламурных видеороликов, всевозможных карнавалов и всего прочего из разряда «сделайте мне красиво». Не имею ничего против этого образа Иркутска, ибо раз есть спрос на «сделайте мне красиво» — будет и предложение. Этот красавец-город особенно любят предъявлять начальству и вообще официальным гостям города, этот образ на ура идет на всевозможных экономических форумах и конференциях. Именно к этому парадному городу многочисленные специалисты по брендингу территорий все стараются пришпандорить еще и какой-нибудь яркий бренд – чтобы было что-то типа розочки на торте. Обычно предлагают Байкал, но тут одна беда: до Байкала от Иркутска, вообще-то, как до космоса (70 км — это верхняя граница атмосферы). Этот парадный Иркутск, как и полагается, очень любит хорохориться. Поэтому все свежие наши памятники выглядят так, будто какая-то баскетбольная сборная разбрелась по улицам: все неестественно высокие, стройные и очень спортивные. Вот явно играющий центровым казак на Нижней Набережной, вот поджарый и мощный крайний нападающий Ножиков, вот крепкий разыгрывающий Вампилов, а вот их коллега, мускулистая дылда-жена декабриста. Парадный Иркутск вызывает много восторгов, но ничего кроме них не вызывает. Весь парадный Иркутск можно объехать на автомобиле за полчаса, он маленький и игрушечный, как городок в табакерке.

Но есть и другой Иркутск. Любители парада и гламура — особенно когда они на работе или при исполнении фуршетных обязанностей — стараются его не замечать и подальше прячут его от глаз официальных гостей. Но именно непарадный Иркутск мы обычно показываем оказавшимся в городе нашим друзьям.

И про этот, другой Иркутск мы можем говорить с приехавшими друзьями часами. Мы обязательно расскажем все, что знаем и помним про все крупные авиакатастрофы, обсудим обидную кличку «город падающих самолетов» и вспомним, кто из наших знакомых отказывался лететь в Иркутск по воздуху. Отправляясь выгуливать друзей по городу, мы, конечно, пройдем мимо заметных и красивых мест, но пойдем непременно дворами и теми переулками, где еще можно увидеть деревянные тротуары (сейчас их практически не осталось) и вообще старые деревянные дома. И если где-то по пути будут развалины какого-то деревянного памятника архитектуры, мы обязательно завернем к нему. И покажем, и все расскажем и про пожары-поджоги, и про исчезновение исторической застройки.

А кто помоложе — тот обязательно сводит своих гостей перекусить в китайскую «чифаньку», где в тесноте и обстановке жесткой антисанитарии гость наконец нутром почувствует про Иркутск что-то важное. Да и сам безумный «шанхай» в центре города — чем не место для экзотической познавательной прогулки с гостем из какого-нибудь несчастного Парижа?

И даже в 130-й квартал образованного и продвинутого гостя мы ведем, чтобы полюбоваться на него как на архитектурный курьез и «диснейленд», а заодно и перекусить в этом пивпарке, чем общепит послал. Знаю, любители парадного Иркутска ходят сюда и за лепотой, и чтоб сфотаться на фоне китайского сердечка — ну и на здоровье, каждому — свое. Кстати, задрипанный сарайчик на задворках аэропорта с деревенскими лавками вдоль стен и жутким вращающимся кругом для багажа, много лет служивший аэропорту «залом прилета» и знаменитый на всю Россию, был парадоксальными воротами в этот непарадный Иркутск.

В общем, гламур гламуром и парад парадом, но сами-то мы друзьям показываем в Иркутске то, что в нем действительно интересно. А интересны какие-то элементы стихийной жизни и истории, наглядные и явные проявления судьбы, рока, времени и вообще всего того, что от людей практически не зависит. Только это интересно по-настоящему.

Но вот такого непарадного Иркутска, в котором хозяйничает не какой-то там сиюминутный мэр или губернатор, а только судьба и время – его как бы не существует. О нем нет книг и альбомов, выставок и мероприятий, о нем почти не принято писать в нынешней прессе, не принято устраивать по его поводу круглые столы с фуршетами. А бедные любительницы «чифанек» и кулинарного экстрима вынуждены на работе, вздыхая, писать тоскливо-позитивные тексты о фитнесе и правильном питании.

А почему, собственно, мы стесняемся этого непарадного Иркутска? Почему надо гримировать наш город, как покойника, навешивать на фасады нелепые баннеры и от чего-то отводить глаза? Наоборот, когда идешь по милому сердцу и будто послевоенному центру Иркутска — стесняться стоит, скорее, новенькой строительной глупости в сайдинге, а не покосившихся деревяшек. В этих деревяшках, какие бы страшные они ни были — больше века теплится городская жизнь и живая история. А воткнутая рядом новостройка не говорит нам ни о чем, кроме ушлости ее хозяина.

Иркутск проживает свою сложную жизнь. И в этой жизни есть не только подъемы, не только «славные страницы» и не только трогательный провинциальный гламур на цыпочках. В его истории есть много достаточно сложных, а порой и мрачных страниц, говорить о которых у нас не любят. Даже последние десятилетия дали немало таких примеров, в том числе криминальных. Иркутск — город, в котором произошла одна из самых трагических историй позднего СССР — гибель семьи Овечкиных. А серийный убийца Кулик? А дача Лунного короля? Да, обо всем этом где-то есть какая-то информация, иногда появляются статьи в газетах… И тем не менее, это неприятные темы, и в них никто особо не лезет. Но это было у нас, нам и разбираться с этим. Что же за город такой, почему здесь такое случалось? В одном из обсуждений в фейсбуке Валентина Рекунова, занимающаяся историей Иркутска, оставила интересный комментарий о нашем городе: «Даже в пору, когда Иркутск был богат и силен, персоны с трудом договаривались друг с другом, а то и просто топили друг друга (как Иван Степанович Хаминов братьев Бутиных, например). А в последующие годы неспособность договариваться лишь усиливалась и в десятые годы ХХ века уже приняла характер катастрофический. Кажется, в последний раз иркутское общество объединилось в 1904-ом, провожая свои полки... Было ли общество после того? Не уверена. Но сейчас его нет, ибо кланы — не общество». То есть Иркутск — город многолетнего и традиционного внутреннего неспокойствия и борьбы всех со всеми. Попробовать бы понять причину этого постоянного раздрая, — он ведь, как ни странно, сопровождает Иркутск вплоть до наших дней. И, кстати, то, как легко Иркутск избавлялся от ярких художников, разрывая с ними всякие связи — это ведь тоже наша городская традиция, и она возникла не на пустом месте. Художникам всегда здесь жилось непросто, еще в советское время они выбивались из спокойной колеи: молодым утонул Вампилов, покончил с собой любимец города артист Жибинов, позднее оставили Иркутск режиссеры Кокорин, Вырыпаев, мим Шевченко, список рано ушедших и уехавших можно продолжать долго…

Есть в истории города и комические страницы. Первое, что приходит на ум — история нашего герба. Еще в 1690 году, как пишут, Иркутску был пожалован герб, представлявший собой «в серебряном поле бабра, бегущего по зеленой траве в левую сторону щита и имеющего в челюстях своих соболя». Бабр — это название уссурийского тигра, только и всего. В 1790 году Екатерина II утвердила герб Иркутска, в описании которого тигр назывался тигром, и слова «бабр» не было вообще. Но через сто лет, в 1878 году, во время реформы российской геральдики, какой-то канцелярский грамотейка решил «исправить ошибку» в старом еще написании (а может, просто описАлся), и вместо бабра появился бобр: «В серебряном щите черный бегущий бобр с червлеными глазами, держащий во рту червленого соболя». И дальше началась абсурдная история наподобие тыняновского «Подпоручика Киже» (в этом рассказе вместо «подпоручики же» писарь написал «подпоручик киже» — и в результате орфографической ошибки в армейских списках появился несуществующий подпоручик Киже, который дослужился до генерала). Поскольку на рисунке герба был тигр, а в описании теперь появился бобр, неизвестный художник вынужден был как-то выкручиваться, адаптировать тигра к бобру, вот и пририсовал тигру хвост бобра и перепонки на задних лапах. А заодно — видимо, уже до кучи, гулять так гулять! — украсил герб Иркутска венком из дубовых листьев. К сожалению, история не сохранила ни имени московского грамотейки, ни имени талантливого и изворотливого художника. Зато бедный тигрокентавр с перепонками и бобровым хвостом так и закрепился в гербе города. Его почему-то называют мифическим, хотя мифов о нем никаких нет, а есть только вот эта анекдотическая по сути и канцелярская до мозга костей история его появления. Но согласитесь, история смешная, иметь вымышленное животное в качестве городского герба – это небанально, и по-своему это редкая удача. Мы тут, можно сказать, нечаянно оказались в одном ряду со старинными европейскими городами с их крылатыми конями и драконами на гербах. Но даже и к этой по-настоящему комической странице истории мы относимся с тоскливой серьезностью. И этот смешной и фантастический бабр-тигр-бобр в появившийся недавно в городе известной скульптуре никак не обыгран, а просто скучно воспроизведен под копирку, «чтоб было похоже на картинку». А неожиданную версию бабра работы Намдакова, которая могла бы украсить город, забраковали искусствоведы в депутатском.

Для меня наш город, — каким я его вижу и люблю, — это город во многом с «отрицательным обаянием», это такой, если хотите, наш аналог балабановского Питера. Город фантастически красивый — и мрачноватый в своей запущенности и неухоженности, город открытый — но со своими тараканами, город выдающихся людей — и трагических сломанных судеб, город всеобщего сибирского братства — и непримиримой вражды каких-то групп между собой. И именно этим Иркутск и интересен, отрицательное обаяние города — тоже обаяние, причем гораздо более мощное и притягательное, чем обаяние парадной открытки. Способность не отворачиваться от непарадных страниц своей истории, исследовать их и использовать это знание себе во благо — это и есть признак настоящего города, все крупные города умеют это делать. А кто пошустрее — на чем-то подобном даже зарабатывает. Пизанская башня ведь когда-то тоже была всего лишь нелепым покосившимся строением.

Мой старинный товарищ Виктор Штрассер, уличный фотограф, много лет фотографировал Иркутск, и его всегда привлекали те дома, улицы, закутки, двери, стены, на которых заметны приметы разрушения. Я даже ругался с ним когда-то по молодости и глупости, говорил ему: ну что ты снимаешь? Зачем снимать этот завалившийся дом? Зачем фотографировать вот эту облезлую дверь с пятью сломанными звонками столетней давности? Сейчас я смотрю на его фотографии и не могу оторваться: тогда мне казалось, что он снимал разруху, а на самом деле он снимал течение времени. И в фотографии облезлой двери с кучей сломанных звонков на раздолбанном косяке – почти физически слышны голоса этих звонков и голоса людей, которых уже нет. Иркутск на таких фотографиях — живой, это как раз и есть мой город.

Говорят, что в имении графа Аракчеева (того самого) были по его указанию специально построены «романтические развалины». Была такая мода в начале 19 века, положено было иметь что-то такое в усадьбе. Среди таких романтических развалин, демонстрирующих как раз разрушительную работу времени и судьбы, этим самым графьям в 19 веке, видимо, хорошо думалось о бренном и вечном. Так вот с романтическими развалинам у нас в городе, в отличие от имения графа Аракчеева, проблем нет. Их строить не надо, их полно на каждом шагу. Так где еще, если не среди этих развалин, нам и предаваться размышлениям о драматичной судьбе нашего такого прекрасного, а порой и такого ужасного города? Вот так и развалинам найдем применение, чем мы хуже графа?

Разговариваем недавно по телефону со старым товарищем, который давно уехал из Иркутска, вполне состоялся в столицах, но – судя по соцсетям – все время следит за Иркутском, участвует в местных полемиках и пристрастно комментирует местные дела. «Так возвращайся!» — говорю. «Нет, — отвечает, — я на третий день пребывания в Иркутске ухожу в запой. Не могу вернуться, не выдержу там, я просто физически чувствую, как этот город меня разрушает». Город, в котором невозможно жить, невозможно оставаться, а, уехав, невозможно оторваться от него окончательно — это и есть Иркутск.

Владимир Демчиков
Фото: Ольга Романова
Источник: "Провинция"

Артур Скальский

© Babr24.com

ИркутскМир

6311

10.06.2013, 10:49

URL: http://babr24.com/?ADE=115661

bytes: 13035 / 12522

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Артур Скальский.

Другие статьи в рубрике "Иркутск"

Все идет по плану

Водноспортивный комплекс в иркутском микрорайоне Солнечный будет готов к концу мая 2015 года. Это подтвердили на заседания штаба строительства объекта представители подрядной организации. Водноспортивный комплекс сдадут в конце мая 2015 года – как и предусмотрено в контракте.

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

3842

13.04.2015

Неосторожная оппозиция Сергея Тена

Депутат Госдумы от Иркутской области Сергей Тен выступил с жесткой критикой политики Правительства РФ в области дорожного строительства. Понятное желание переизбраться в Госдуму в 2016 году толкает "слуг народа" на достаточно неосторожные политические шаги.

Антoн Херсонцев

ИркутскМосква

5008

31.03.2015

Слабак и город

Да, текст - про Виктора Ивановича Кондрашова, неудачное мэрство которого заканчивается на этой неделе. Иркутску трагически не везет с начальством. Не в последнюю очередь это связано с отсутствием крупных производств в пределах городской черты. Так сложилось исторически. И это проблема.

Андрeй Темнов

ИркутскИркутск

10261

23.03.2015

Экстрасенсы вышли из сумрака

Колдуны, маги и экстрасенсы приняли участие в кастинге на шоу «Битва экстрасенсов», который состоялся в Иркутске. Телеканал ТНТ организовал в столице Приангарья кастинг для всех желающих принять участие в известном телевизионном шоу «Битва экстрасенсов».

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

5718

23.03.2015

«Оранжевое солнце» согреет иркутян

В Иркутске начал работу благотворительный магазин «Оранжевое солнце». Магазин принимает в дар новые и бывшие в употреблении вещи: одежду, обувь, бижутерию, игрушки и так далее.

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

5112

22.03.2015

Консервированные «деревяшки»

Иркутск включен в список российских городов, исторические центры которых будут законсервированы. Министерство культуры Российской Федерации стало инициатором программы сохранения древних российских городов.

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

3528

19.03.2015

Иркутск без «Труда»

Дворец спорта «Труд» закрывается на ремонт. С 6 апреля ДС «Труд» закроют на косметический ремонт. В ходе ремонтных работ заменят зрительские кресла, покрасят и побелят стены. Завершение ремонта планируется в начале июля. i-irk.

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

3922

18.03.2015

«КомсоМОЛЛ» открыли еще раз. Но не весь

Сегодня, 26 февраля, в Иркутске состоялось открытие торгово-развлекательного центра «КомсоМОЛЛ».

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

5772

26.02.2015

Дмитрий Бердников обещает навести порядок на Центральном рынке Иркутска

Спикер Думы города Иркутска Дмитрий Бердников в очередной раз берется устранять недоработки администрации Виктора Кондрашова. 20 февраля он пообещал навести порядок на многострадальном Центральном рынке.

Максим Бакулев

ИркутскИркутск

10563

24.02.2015

Спортивный подарок на Масленицу

В Иркутске появится парк спортивных развлечений. На левом берегу реки Ангары рядом с Академическим мостом и микрорайоном «Союз» в Иркутске появится новый парк спортивных развлечений «Поляна».

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

4519

19.02.2015

Мировой Ёхор

В Иркутске состоится флешмоб «Глобальный Ёхор».

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

4369

16.02.2015

Они сошлись. Снежок и пряник.

В Иркутске состоится веселый зимний праздник «День снежка и пряника». 21 февраля в 11:00 в роще между остановками «Гос. Университет» и «19 школа» начнется «День снежка и пряника-2015», организованный Студией Креативных Идей «Постскриптум».

Фрося Бурлакова

ИркутскИркутск

3865

11.02.2015

Смарт: Бабр для умных

Как не стать жертвой произвола. Алгоритмы коммуникации с полицией

Полиция получает всё новые и новые полномочия. С тех пор, как внутренние войска МВД были отчужденны у ведомства и выделены в созданную в 2016 году Росгвардию, между силовыми ведомствами идёт борьба за полномочия.

Алиса Беглова

Интернет и ИТМосква

535

25.05.2020

Физический факультет Иркутского государственного университета приглашает абитуриентов 2020 года

Физический факультет предлагает абитуриентам следующие направления подготовки по программам бакалавриата (4 года): Физика (профили: фундаментальная физика, солнечно-земная физика и астрофизика, физика конденсированного состояния).

Алиса Канарис

Интернет и ИТМосква

724

22.05.2020

То нельзя, а это можно. Долой замшелые мифы о питании

Продукты питания окутаны мифами. Диетологи и нутрициологи навязывают нам множество пищевых установок: что полезно, а что вредно; что помогает похудеть, а что, напротив, прибавит лишние килограммы.

Алиса Беглова

Интернет и ИТМосква

144

26.05.2020

Что изменится в мае

Законодательные нововведения мая - в подборке SmartBabr. Бесплатное питание для воспитанников начальной школы 1 мая вступает в силу закон о бесплатном горячем питании для учеников начальной школы. Все дети будут получать горячее блюдо и горячий напиток не реже раза в день.

Алиса Беглова

Интернет и ИТМосква

2030

03.05.2020

Во всём виноваты китайцы. Как Китай становится мировым изгоем

Мир после пандемии может ознаменоваться не только глубочайшим мировым экономическим кризисом за последние десятилетия, но и обострением международной геополитической обстановки. Между США и Китаем явственно назревает конфликт. По всему земному шару растут антикитайские настроения.

Алиса Беглова

Интернет и ИТМосква

2268

09.05.2020

Лица Сибири

Чертилов Алексей

Селедцов Евгений

Климов Константин

Лис Любовь

Широглазов Андрей

Дементьева Екатерина

Зюганов Геннадий

Дворниченко Виктория

Куликов Константин

Мантатова Татьяна