Андрей Гнатько

© Babr24

РасследованияЭкономика и бизнесИркутск

47219

12.05.2021, 10:30

«Трудовой садизм» Эдика Дикунова

В предыдущем материале мы приоткрыли тему деградации трудовых отношений в нынешней России на примере Янгелевского ГОКа. По привычке хотелось написать «современной России», но рука одернулась. Ведь нахваливаемый на собственном сайте «модернизацией» и «социальными гарантиями» ЯГОК ничего общего с современностью не имеет.

«Матрица» вместо кнута

Условия труда мало отличимы от древнеримских каменоломен, соляных копей Сахары или хлопковых плантаций Южной Каролины. Разве что формально рабочим вместо котелка с похлебкой выдают денежные знаки. Правда, их еле хватает на естественные потребности типа поддержания штанов. К тому же существенную часть тут же забирают в виде произвольных штрафов.

Эдуард Дикунов.

Еще собравшиеся здесь бедолаги не носят кандалов (пока). Они даже вольны уйти. Что и делают с завидной регулярностью, прознав о любой вакансии за пределами ЯГОКа. Плюс гендиректор Сергей Федоров и собственник Эдуард Дикунов, к их большой похвале, еще не внедрили телесные наказания! Вместо них продвинутые «реестры исполнительской дисциплины» и «матрицы ответственности».

Но, как ни крути, отношение, что к рабочим, что к ИТР, здесь, как к быдлу. Не имеющие никакого отношения к Трудовому кодексу «коэффициенты тарифной установки» преследуют единственную цель. Выжать максимум пота и сил из персонала за минимальный корм. Мы уже объясняли, как обогащает «Янгелевский горно-обогатительный комбинат» исключительно своего основного (рабо)владельца.

Только интеллигентоподобной личиной он отличается от хрестоматийного плантатора с кнутом Саймона Легри из «Хижины дяди Тома». Не удивимся, если сей американский роман – настольная книга Эдуарда Евгеньевича.

Саймон Легри умножает на ноль Дядюшку Тома.

Это всецело подтверждает реакция на уже опубликованную статью. На редакционную почту последовал чуть ли не шквал писем. Еще тянущие лямку работники обращались к нам очень осторожно, даже опасливо. Хотя и у них давно созрело решение сбежать с ГОКа, люди ужасаются «двух недель ада» перед увольнением и «волчьих» записей в трудовой книжке. Некоторым пока банально некуда податься.

Откровенней с нами общались бывшие работники, ведь худшее у них позади. Пострадавших из-за эгоизма и дичайшего отношения Дикунова оказалось вагон и маленькая тележка. Неуемная жажда чистогана и самодурство, словно ковшами погрузчика, вычерпывают здесь по песчинке человеческое достоинство. Унижение мужчин, попрание женщин. Слушая признания последних, даже у нас порой невольно накатывались скупые слезинки.

Понимаем, что за каждым человеком скрывается судьба. Однако и десятая часть этих горьких и, вместе с тем поучительных историй, заняла бы место увесистого «Томика» вроде упомянутой «Хижины». Потому ограничимся лишь несколькими обыденными примерами надругательства над трудовыми и человеческими правами на Янгелевском ГОКе.

«Гуманный» борец с роженицами и вдовами

Татьяна (имя женщины изменено по ее просьбе во избежание мести) отдала предприятию 14 лет жизни. А по сути – лучшую молодую пору. Теперь, когда вошедшая в привычку жуть позади, сама удивляется долготерпению. Начинала трудовой путь менеджером отдела снабжения и таможенного управления. Потом его переименовали в отдел материально-технического обеспечения.

Чередой сменились несколько гендиректоров. Каждый со своими «бзиками», однако со всеми можно было сработаться. Ведь и надсмотрщики порой входят в положение рабов. Она застала времена, когда люди в январе и феврале голодали без содержания. В кабинетах трудились без мебели. Роптал даже бывший гендиректор Сергей Базитов. Зато собственник ГОКа Дикунов грубо орал ему по скайпу:

«А вы докажите своей работой, что сюда мне выгодно вкладывать деньги!»

И впоследствии платили лишь копейки да просили «за спасибо» трудиться внеурочно. Но никто из директоров по собственной прихоти не проявлял трудового и психологического садизма к сотрудникам. Кроме самого владельца, а с 2014 года еще и его молодой помощницы сомнительного назначения. Но к ней вернемся позже.

А в 2011 году Таня родила первенца, и через несколько дней трагически погиб муж. Именно тогда Эдуард Дикунов потребовал ее уволить. Как работница, она полностью устраивала. Ведь уже несколько лет пахала, словно вол, и умудрялась постоянно повышать квалификацию ради разнообразных (и бесплатных) нагрузок. Но необходимость держать молодую специалистку в декретном отпуске полтора года этот «столп человеколюбия» посчитал угрозой своей финансовой безопасности.

То, что овдовела с малюткой на руках, – даже мелкой рябью не колыхнуло в поле зрения Дикунова. И предыдущие заслуги Тани автоматически списались в утиль по факту досадного для Эдуарда Евгеньевича декретного отпуска рабыни сотрудницы.

Как кроме редкостного цинизма воспринимать его слова про заботу о людях в интервью газете «Байкальские Вести» от 27.07.2015?

«Успешно, с желанием и с настроем на лучшее будущее могут трудиться только те люди, для которых созданы достойные условия жизни – и работы, и отдыха».

Лишь когда главный бухгалтер Марина Леонидовна разъяснила господину, что по российскому Трудовому кодексу за пребывание в декрете женщину нельзя просто так ни отправить на живодерню, ни даже уволить, тот с огорчением сдался.

Всё же, опасаясь потерять столь «перспективную» работу, Татьяна вышла из декретного отпуска досрочно – через год и три месяца. К тому времени на комбинате сменился гендиректор. Вместо перекинутого на пост главы Янгеля Базитова Дикунов назначил бывшего ревизора–экономиста предприятия Сергея Федорова.

Впрочем, даже нынешний «мастер прогиба» в отсутствии собственника понапрасну на подчиненных не лютовал. Понимал, что вместе тянут чужую лямку. А неполный год с ноября 2017-го по сентябрь 2018-го, когда Эдуард Евгеньевич отбывал в Иркутске срок председателя комиссии Заксобрания по депутатской этике (!!!), все в ЯГОКе вспоминают, словно оттепель. Всё равно, если бы барак усиленного режима на время превратился в пионерлагерь.

«Федот за Якова, а Яков за всякого»

Неудачу на перевыборах Дикунов явно решил выместить на персонале. С возвращением хозяина сносная рабочая атмосфера была начисто вытравлена пресловутыми «задачами дня» и «матрицами ответственности общества». Последние к здравому управленческому инструменту – «матрице РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ответственности» – не имеют никакого отношения.

Скорее, это извращенная противоположность. Ведь, вместо общепринятой специализации и грамотного распределения работы, в ЯГОКе на одного сотрудника вешают самые разнородные задачи.

Приведем свежие примеры начала 2021 года. После бегства с ГОКа старшего специалиста отдела охраны его функции прилепили мастеру АБК. Помимо проверки пломб и технического состояния тепловоза Наталье Николаевне перешла по эстафете задача «борьбы с вредительством». Потому, что обаявшая Дикунова неписанной красотой и микроскопическим умом Ольга Чермантеева убеждена – машинисты тепловоза специально его время от времени ломают. Видимо, молодая дама в «Википедии» что-то читала про «Шахтинское дело» 1928 года.

Ольга Чермантеева.

Офигев от такого разворота, мастер АБК по-быстрому уволилась. Ее полномочия, недолго думая, перекинули на менеджера по управления персоналом. Нынешнего же мастера АБК Марию нагрузили и секретарского работой, и вещанием в Instagram о меценатстве владельца Янгелевского ГОКа.

«Всё смешалось в доме Облонских». Менеджера снабжения и секретаря вынудили взять еще и по пол ставки диспетчеров – внутренним приказом «в связи с производственной необходимостью». От такого свалившегося «счастья» секретарь Вероника тоже недавно убежала. Как и ее предшественница. Дикунов и Федоров не придумали ничего лучше, чем и ее обязанности накинуть на менеджера снабжения.

Менеджер по управлению персоналом Жанна Георгиевна Чагина ведет часть бухгалтерии. А, помимо этого, обязана ездить по всему Нижнеилимскому району в поисках новых сотрудников. Так как старые почему-то упорно сбегают.

Ну не бред ли? Ведь, если б на предприятии не было всё поставлено через задницу и нормально платили, «headhunter» не потребовался. Наоборот, пол Янгеля выстроилось в очередь перед проходной. Представьте для сравнения кадровика с БрАЗа или ВСЖД, который расклеивает по подъездам объявления с предложением там потрудиться. Бумажные объявления!!!

Без оглядки бегут и из представительства ЯГОКа в Иркутске. За последние месяцы уволились заместитель главного бухгалтера, юрист и экономист.

«Как негров помножить на ноль?»

В чем экономический смысл такой белиберды? – спросите вы. И припомните слова Генри Форда:

«Заберите у меня мои деньги, заводы, станки и фабрики, но оставьте мне моих людей – и вскоре мы создадим заводы лучше прежних».

Да, с точки зрения созидательного бизнеса, менеджмент Дикунова выглядит диким самовредительством. Но порочная логика в нем всё же есть. Во-первых, загоняя людей пахать за двоих, троих или пятерых, фирма им платит за одного.

Во-вторых, речь идет не об умевшем делать сразу семь дел Юлии Цезаре. И не о пламенных большевиках из Совнаркома 1917 года, которые совмещали кучу комиссий и постов. И даже не о водителях маршруток, что одновременно могут вести «Газель», выдавать сдачу, разговаривать по телефону и пить кофе.

Обычному человеку со шквалом разнородных «задач дня» вовремя справиться в принципе невозможно. Сроки исполнения подогнаны таким образом, чтобы сотрудник хронически на пару дней не успевал.

Конечно, несмотря на непрерывный стресс, работа в итоге будет сделана. Но вместо благодарности потребуют писать объяснительную.

А главное – в «коэффициенте тарифной установки» (КТУ) взамен единички проставят круглый нолик. И бедолага, выполнив свои да чужие задачи, останется без премиальной части. Если неблагодарный раб начнет возмущаться, еще и схлопочет выговор в трудовую.

На очередном карьерном вираже Татьяне как раз и довелось контролировать нереальные «задачи дня». Писать отчеты по «матрицам ответственности» и начислять КТУ. Задача не из благодарных, особенно, когда и ее душу переполняло негодование тотальным концлагерем. Но Татьяну никто не спрашивал. Приказ есть приказ. Хотя основной должностью женщины была «секретарь–референт». Обязанности «менеджера по персоналу» Федоров с подачи Дикунова ей влепил довеском.

Поэтому, помимо кучи собственно секретарской отчетности, нашей героине пришлось параллельно олицетворять в своем единственном лице «отдел штрафов и наказаний». Рассказывает, что самым позорным было требование «тачковать» персонал.

«Утром выходишь из автобуса и проверяешь, не опоздал ли кто на пару минут. После обеда заново проверки по цехам».

Причем, всю эту кадровую отчетность – внушительную и на 90% бесполезную – нужно было ежедневно вести не только в рабочие дни, но и на выходных. Не позднее 10 утра по субботам и воскресеньям выгружать в общей группе «Telegram».

«Я вас заставлю любить Янгель!»

Но и это еще не все. Помощница Дикунова Ольга Чермантеева заставила Татьяну вести страницу в «Instagram» «Я люблю Янгель». Писать репортажи о «добрых делах» Янгелевского ГОКа. Про подаренные гирлянды детскому саду, помощь многодетным матерям. А чаще – про любой чих руководства.

Если вы подумали, что за такой массив работы Татьяне сдельно платили, то вы никогда не работали на Дикунова. Официальный МРОТ (12 тыс. 130 руб.) вместе с районными, северными надбавками и неотобранной частью премий совокупно тянули на 25 тысяч рублей. Это максимум! Чаще же, за минусом НДФЛ, женщине выдавали на руки 18–19 тысяч.

Самый лютый месяц январь. Потому, что установленные государством новогодние праздники Эдуард считает недопустимым расточительством. Пока вся прочая Россия торжествует в режиме «солдат спит – служба идет», на Янгелевском ГОКе зарплата падает еще на треть.

В разгар очередных приступов «меценатства» секретарю–референту приходилось бесплатно работать блогером до 11 часов вечера. Это замужней женщине с двумя детьми, один из которых школьник – всякий понимает и разжевывать не нужно. За промедление с публикацией, как и за задержку кадровой безумной отчетности, Татьяну безбожно штрафовали.

Услышав этот факт, мы удивленно переспросили:

«Кто вас штрафовал? Вы же сами олицетворяли «отдел штрафов и наказаний».

Вскрылась омерзительная картина. Чермантеева звонила из Иркутска и требовала, чтобы Татьяна САМА СЕБЕ выписывала штрафы, проставляя нули в КТУ. Ну типа как рабыня на хлопковой плантации должна перед экзекуцией сбегать за кнутом.

Если учесть, что штрафуют здесь поголовно и порой – на гораздо большие суммы, – становится очевиден источник дикуновского «меценатства».

Вдвойне унизительно, что Ольга Чермантеева даже не являлась ее начальницей. Вынося мозг работникам ГОКа, она занимается у Эдуарда Дикунова так называемым «фондом «В поле зрения». На сайте обозначена, как «специалист по связям с органами государственной власти». Не будем повторять упорные разговоры, которые ходят в ЯГОКе про ее отсутствующее образование. У самой же Татьяны, которая вынуждена была ей безропотно повиноваться, четыре диплома среднего профессионального обучения: «Менеджер по управлению персоналу», «Секретарь–референт», «Оператор ЭВМ» и «Бухгалтер–экономист».

Не мудрено, что при таком темпе работы у женщины случился микроинсульт. Однако, даже во время больничного отпуска Чермантеева продолжала доставать ее «контент–планами». Потому что за ними с одержимостью маньяка следил Дикунов. К слову, на Янгелевском ГОКе запрещено брать более двух больничных за год. Хотя самому предприятию по закону приходится выплачивать лишь два дня больничного отпуска. Остальное – за счет Фонда социального страхования России.

За болезнь «сверх нормы» сотрудников тоже «депремируют». Учитывая, что по «черно-белой» схеме «премией» именуется «конвертируемая» часть зарплаты, фактически обирают. Руководству начхать и на вспышки сезонного гриппа. Не сделали исключения и в связи с пандемией коронавируса. Даже в пик объявленных губернатором ограничений, водителей заставляли отправляться на дальние выезды.

«На свободу с чистой совестью!»

Чтобы во славу Янгелевского ГОКа не стать инвалидом или отправиться на тот свет, Татьяна приняла для себя решение увольняться. Чермантеева готова была снизить объем ее работы, но поставила условие: «стучать» на других сотрудников. Выросшая в Янгеле и сохранившая за 14 лет форменного ГУЛАГа человеческое достоинство женщина отказалась наотрез.

В результате с кадровой работы ее убрали. Правда, одновременно повесили обязанности «специалиста по экологии». К тому времени Эдуард Дикунов решил, что для имиджа компании нужно изображать не только «социальную», но и «экологическую ответственность». Плюс фиктивное участие в природоохранных программах позволяет рассчитывать на налоговые вычеты.

Татьяна даже прошла корпоративный дистанционный курс экологического обучения с 1001 параграфом. Но так как это туфта и очередное дикуновское очковтирательство, окончательно решила – час уходить пробил!

В ЯГОКе хорошо известно про двухнедельный ад при отработке накануне увольнения. На человека сваливаются все самые изощренные издевательства. Кстати, только нагнетаемый террор перед увольнением останавливает от бегства порядочного человека – начальника производства Романа Макагончука.

За последнюю неделю на Татьяну повесили еще одну форму отчета, которую не применяли несколько лет. Публично унижали. Четырежды оштрафовали по 100 рублей. А также на нее повесили штраф предыдущего специалиста по экологии (также сбежавшего) в размере 2000 рублей.

Женщина не захотела тратить время и уже расшатанные нервы, оспаривая их в судебном порядке. А получив «щедрый» месячный расчет в 22 тысячи, вздохнула и трижды перекрестилась.

Как ни странно, ее звали обратно. Хотя, если при такой текучке некому работать, не столь и странно. Однако она твердо решила: «Больше на Янгелевский ГОК ни ногой! Цепи сброшены».

«Рабам дипломы ни к чему»

Валентин пришел на комбинат примерно в одно время с Татьяной. Однако вырвался из девяти кругов ада на шесть лет раньше.

В начале 2010-х годов на Янгелевском ГОКе решили строить «завод по сушке и классификации песка». Конечно, определение «завод» звучит столь же громко, как и весь «Янгелевский горно-обогатительный комбинат». Эдуард Дикунов любил на совещаниях козырять пафосными названиями. По своим размерам этот завод максимум тянет на небольшой цех, в котором трудятся несколько человек.

Тем не менее, как его не назови, цех–завод был важен. Без него, собственно, никакого «обогатительного комбината» более 10 лет не существовало.

Старожилы утверждают: заполучив рейдерскими схемами имущество предприятия-предшественника, Игирменского ГОКа, Дикунов на радостях решил, что уже достаточно обогатился. К хранившемуся на складе оборудованию по обогащению кварцевого песка отнесся, как к случайному трофею, и недальновидно его распродал.

Так ли это, утверждать не станем, но очень похоже на правду. Ибо до 2014 года в линейке товаров ЯГОКа были только: а) погрузка сырца с примесью и взвесью навалом: б) тоже самое в мягкую тару. Лишь когда взыскательные потребители всё чаще стали просить концентрат определенного калибра песчинок, Эдуард Евгеньевич спохватился.

Нанял научно-исследовательское и конструкторское бюро «Стройтехника» (г. Санкт-Петербург) по разработке линии производства сухого фракционирования песка.

Вести часть проекта и подготовить его к пуско-нададке Сергей Федоров поручил Валентину, который тогда исполнял обязанности главного энергетика. Являясь ответственным за электрохозяйство предприятия, в штатном расписании значился «горным электромехаником».

Работа, как всегда, шла здесь в авральном режиме. Начальство и собственник подгоняли, так как приближалась дата приезда питерских конструкторов–разработчиков. А у Валентина, заочно обучавшегося в ИрГТУ, в то же самое время, началась сессия. Он предоставил справку «вызов» и приступил к сдаче зачетов.

Однако гендиректор, ссылаясь на архиважность задачи, упросил энергетика якобы на пару дней приехать в Янгель. Фактически, обманным путем аннулировал вызов, и Валентин оказался в ловушке. Лишившись возможности сдать оставшиеся зачеты и экзамены, ему грозило вылететь с «политеха». И остаться на всю жизнь недоучкой.

Про то, что отпуск в период сессии – неотъемлемое право работников по КЗоТу РФ, напоминать оказалось бесполезной затеей. Да и цех–завод за месяц никуда бы не убежал – при его пуско-наладке было достаточно работы для всех. Чтобы мужчина не сорвался на учебу, Федоров пообещал решить закрытие сессии напрямую с руководством вуза. Заверял, что чуть ли не пинком открывает дверь кабинета и.о. ректора Александра Афанасьева.

В общем, Валентин дал себя уговорить, о чем вскоре горько пожалел, когда нависла реальная угроза отчисления. На его вопросы гендиректор пожимал плечами, рассказывал, что и с ректором якобы всё порешал, и с деканом. Да вот только зав. кафедрой оказался «непробиваемым». Потом уже выяснилось, что Сергею Владиславовичу нужно было любой ценой выслужиться перед Дикуновым. А высшее образование и дальнейшая судьба и.о. главного энергетика оказались до лампочки. Короче, по ушам ездил…

«Прощай, дикуновщина!»

Цех успешно запустили. Валентин самостоятельно сумел перенести экзаменационную сессию на осень, но необходимо снова было решить вопрос с отпуском. Всё это время от Федорова ни ответов, ни приветов. А любое телодвижение на комбинате не решается без его участия. После долгого ожидания в приемной горный электромеханик всё-таки попал в кабинет генерального директора. Между ними состоялся неприятный для Валентина разговор, в ходе которого Сергей Федоров отказал тому в вызове на сессию, забыв все свои обещания.

Более того, мужчина уже четыре года не был в очередном отпуске. На законное требование предоставить хотя бы его, получил грубый отказ. В распоряжении редакции есть и письменный отказ гендиректора от 1 августа 2014 г.

В интервью «Лучший выбор – созидательные силы» Эдуард Дикунов рассказывает:

«Только на оборудование при реализации первого пускового комплекса было направлено несколько десятков миллионов рублей. И эти затраты оправданны – прогрессивная технология дает еще одно конкурентное преимущество».

Если затраты на запуск цеха составили несколько десятков миллионов, очевидны и масштабы экономической выгоды – при мощности 40 тонн песка в час. Человека же, без которого была бы невозможна пуско-наладка комплекса, заставляли годами работать без отпусков. Платили гроши – в нашем распоряжении справки 2–НЛДФ. Среднемесячная зарплата на руки меньше 35 тысяч. Так еще и отказывали в праве получить высшее образование.

Не удивительно, что Валентин решил распрощаться с прелестями дикуновщины.

Post Scriptum

Просим считать факты, изложенные в данной публикации, основанием для проверок УФНС, ПФР и Государственной инспекции труда в Иркутской области в отношении АО «Янгелевский горно-обогатительный комбинат».

Новости Прибайкалья - в Вайбере. Только эксклюзив! Подписывайтесь!

Читайте нас в Одноклассниках!

Читайте нас в Телеграме!

Андрей Гнатько

© Babr24

РасследованияЭкономика и бизнесИркутск

47219

12.05.2021, 10:30

URL: http://babr24.com/irk/?IDE=213726

bytes: 21902 / 20760

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Андрей Гнатько.

Другие статьи в рубрике "Расследования" (Иркутск)

Дело полковника Бардаханова: за 15-милионной взяткой стоит семья мэра Шутенкова?

За дачей взятки одному из руководителей МВД могут стоять бизнесмены, связанные с мэром Улан-Удэ Игорем Шутенковым - в том числе зять мэра Александр Воробьев. Об этом свидетельствует целый ряд деталей уголовного дела, приданных огласке.

Андрей Светлов

РасследованияЭкономика и бизнесПолитикаБурятия Иркутск

13092

29.07.2021

Free-spins адвоката Шайдурова

Хорошо иметь адвокатскую корочку! Без неё если ты не работаешь, бухаешь, проигрываешь все деньги в казино и игровых автоматах, и зарылся в куче исполнительных производств за неуплату алиментов и коммунальных услуг - тебя могут назвать опустившимся бичом.

Максим Бакулев

РасследованияИркутск

20220

29.07.2021

Иркутский фонд «Оберег»: большие деньги под «крышей» областной соцзащиты. Расследование Бабра

Благотворительный фонд «Оберег» хорошо известен в Иркутской области. Его единственный учредитель, он же президент, Александр Соболев, пиарится буквально везде, где можно: в фейсбуке, в инстаграме, в Общественной палате, членом которой он является, в телевизоре и на радио.

Максим Бакулев

РасследованияЭкономика и бизнесОбществоИркутск

28425

28.07.2021

Навариться и слиться: уроки бизнеса от СК «Колымская»

В редакцию Бабра обратилась иркутянка, которая пострадала от реформ страховой компании «Колымская». Приводим выдержки из письма, а заодно и анализируем ситуацию. Ирина рассказала, что в 2006 году застраховала свою пожилую маму по программе ритуального страхования.

Роман Русских

РасследованияСкандалыОбществоИркутск Забайкалье Россия

10059

27.07.2021

Сын Сергея Чемезова попал под суд в Иркутске

В крайне неприятную ситуацию попал Станислав Чемезов, сын главы "Ростеха" Сергея Чемезова. Станислав Чемезов является соучредителем ООО "Лесная компания Тайга".

Максим Бакулев

РасследованияЭкологияЭкономика и бизнесИркутск

17715

23.07.2021

Депутатские закрома. Виталий Матвийчук выбрал «Инфинити»

Вице-спикер иркутской думы Виталий Матвийчук, главный местный ростовщик и любитель пазиков, окончательно пересел на «Инфинити». Виталий Матвийчук занимает депутатское кресло с 2014 года. В 2019 стал заместителем председателя думы. Является председателем постоянной комиссии по социальной политике.

Роман Русских

РасследованияПолитикаЭкономика и бизнесИркутск

12879

22.07.2021

Мэр Ангарска Сергей Петров: безотходное коррупционное производство

Бабр описывал если и не все, но многие криминальные схемы ангарского мэра Сергея Петрова. А там, поверьте, есть что описывать и по количеству преступлений, и по их вопиющей беззаконности так и по то смелости, с которой криминальные афёры Сергея Петрова и его команды реализовываются.

Михаил Бломберг

РасследованияЭкономика и бизнесИркутск

12980

22.07.2021

Евгений Бакуров: истинная подоплека скандала

Ушедшая в последние месяцы из публичного поля тема рубок леса в Приангарье внезапно вернулась в повестку. Причём вернулась громко, потеснив на пару дней ставшие уже привычными новости о коронавирусе.

А. Ларин

РасследованияЭкономика и бизнесИркутск

33585

21.07.2021

Он же "Дядя", он же "Лëха". Чего не видит министр Колокольцев

16 июля в Иркутске побывал федеральный министр МВД Владимир Колокольцев. В ходе встречи с губернатором региона он особо отметил высокие показатели сотрудников подразделений экономической безопасности и противодействия коррупции по борьбе с «лесной мафией».

Максим Бакулев

РасследованияЭкономика и бизнесИркутск

31910

17.07.2021

Ритуальная страховка от «Колымской»: как кинуть стариков на деньги

Страховая компания «Колымская» решила закрыться, а заодно и кинуть своих вкладчиков. Крупная страховая компания «Колымская» отказалась от выполнения своих обязательств в одностороннем порядке. С 15 июня 2021 года заключение договоров остановлено.

Роман Русских

РасследованияСкандалыОбществоИркутск Забайкалье

24328

15.07.2021

Рэкетиры от бурятской науки. Кто и зачем шантажирует правительство России

Продолжается малопонятная псевдонаучная деятельность мелкой группы бурятских ученых, чья активность все более напоминает банальный рэкет. Напомним, уже несколько лет отдельные представители бурятской науки поднимают громкий хайп по поводу то низкого, то высокого уровня Байкала.

Максим Бакулев

РасследованияЭкологияНаука и технологииБурятия Иркутск Байкал

17962

15.07.2021

Иркутская коммунальная «мафия»: как сделать миллиарды на банкротстве

Продолжаем подробный рассказ о криминальной схеме по отмыванию денег хозяевами крупнейших управляющих компаний Иркутска в связи с огромным общественным резонансом жителей Иркутской области. Речь идёт о владельцах трёх крупных УК – Южная, Северная и Западная.

Роман Русских

РасследованияЖКХЭкономика и бизнесИркутск

41389

12.07.2021

Лица Сибири

Чернышев Андрей

Тупицын Алексей

Псарёв Артур

Самойличенко Владимир

Ощепков Александр

Винарский Сергей

Секулович Эвелина

Барданов Александр

Матиенко Владимир

Лыкова Мария