Василий Чайкин

© Babr24

 Источник: https://www.riatomsk.ru/

Экономика и бизнесТомск

904

04.02.2021, 22:48

Андрей Тютюшев: "Мы переросли свой традиционный сибирский рынок"

Один из крупнейших производителей свинины в России – компания "Сибагро" в 2020 году начала масштабный ребрендинг и вывела на полки магазинов единую торговую марку. О том, что помогло холдингу успешно перейти на новую продуктовую стратегию и почему цены на мясо не рухнули при перепроизводстве, РИА Томск рассказал председатель правления "Сибагро" Андрей Тютюшев.

Рост инвестиций

– 2020 год отечественный бизнес оценивает в целом критично, но в сельском хозяйстве в прошлом году ситуация складывалась иначе. Вы довольны итогами прошедшего года?

– Мы довольны результатом, поскольку изначально 2020 год ожидался для отечественных свиноводов плохим. К началу прошлого года мы подошли с перепроизводством свинины в стране. Но внезапно на отрасль положительно повлияли два обстоятельства.

Первое: из-за пандемии люди летом остались в стране, поэтому спрос на мясо свинины не упал, а, наоборот, даже вырос. Второе: открытие экспорта по свинине. Для нас это прежде всего Вьетнам. Мы готовились к выходу на рынок этой страны, но любой экспорт – это в определенном смысле всегда шаг в неизвестность. Однако все оказалось не так страшно. И экспорт пошел.

– Пандемия повлияла на спрос, и это выровняло рынок от плохих ожиданий прошлого года. Но для многих отечественных компаний 2020 год так и остался худшим. Показатели многих из них к лету съехали вниз. Но "Сибагро" во втором квартале свои показатели даже улучшила. Более того, в середине года вы не стали пересматривать свои инвестиционные планы. Эта стратегия осталась неизменной до конца года, несмотря на вторую волну пандемии?

– Да. Наоборот, мы продолжали наращивать объем своих инвестиционных проектов. Это справедливо для отрасли в целом. Мало кто из производителей сельскохозяйственной продукции в прошлом году вдруг взялся что-то сворачивать. Сельское хозяйство – инертная отрасль. Если уж ты пошел вперед, то остановиться сразу невозможно.

По большому счету, инвестиции, которые мы сейчас делаем за счет собственных средств, направлены в первую очередь на увеличение эффективности действующего производства и снижение себестоимости. В рамках этого мы продолжим строительство собственных комбикормовых заводов и будем интенсивнее развивать растениеводство.

Ни в одной нашей инвестиционной стратегии нет планов по строительству новых свинокомплексов с нуля. Единственный регион, где в этом году мы начнем строить, – Республика Бурятия. Там будет строиться вторая очередь свинокомплекса.

Большой проект, который в этом году мы должны начать, – это строительство завода глубокой переработки зерна и производства биопластика "Биотех" в Красноярском крае.

– Вы сдвинули планы по строительству завода глубокой переработки зерна на год или даже два. С чем это связано?

– Проект движется не так быстро, как мы, может быть, хотели бы. Но это происходит объективно. Проект очень сложный, поскольку речь идет о новом производстве, которого до сих пор в России не существует. Я говорю не только о продукции, но и о технологии ее производства. Таких заводов в мире-то всего три – в Таиланде, США и Китае. Но все они производят несколько другой продукт и из другого сырья, чем собираемся использовать мы.

В процессе производства там меняется еще и концепция конечного продукта. Причем таких конечных продуктов может быть даже несколько, а не только биопластик. И когда я говорю про биопластик, это просто пока самое модное, что получается на выходе.

– В этом году вы начинаете строительство этого завода в Красноярском крае?

– Нет, в этом году мы начинаем реальное проектирование. У нас готов предпроект завода. Это что-то типа технического задания. В прошлом году мы на площадке в Красноярском крае сделали большую работу по геологии, геодезии и оформлению участка под строительство. Плюс потратили много времени на работу с производителями оборудования, обсуждая технологию производства.

Так что в этом году у нас будет проект. Строительство начнется в 2022 году, но только после того, как мы подпишем соглашение о совместной деятельности с правительством края и федерацией. Потому что очень многие проекты, связанные с необходимостью государственной поддержки, до сих пор у нас реализовывались на уровне простых обещаний чиновников.

Поддержка может выражаться в разных формах. Чаще всего государство берет на себя расходы, связанные со строительством инфраструктуры. У нас масса примеров, когда региональные правительства просто переставали выполнять свои обязательства. Поэтому с правительством края и федерацией мы должны подписывать соглашение о совместной деятельности, которое будет иметь юридические гарантии по всем обязательствам всех сторон.

Перспективы открытых границ

– Вернемся к экспорту. В какие страны в прошлом году "Сибагро" открыло экспорт, кроме Вьетнама?

– Экспортировать мы начали еще в 2019 году. Реальные поставки во Вьетнам начались, да, в прошлом году. Сегодня страны экспорта – это Вьетнам, Казахстан, Монголия и Белоруссия.

– Объемы поставок менялись в течение прошлого года?

– Конечно, менялись. В течение года они росли. И по сравнению с началом года выросли кратно. Если в январе-феврале прошлого года мы отгружали примерно по 200 тонн, то в четвертом квартале – уже больше тысячи тонн в месяц. Это даже с учетом того, что Монголия в декабре закрылась из-за пандемии, и мы туда уже ничего не поставляли. За год мы увеличили экспорт мяса свинины в пять раз.

– Какие ожидания от экспорта "Сибагро" в 2021 году? Он продолжит расти?

– Исходя из ситуации и с прогнозом на этот год, можно сказать, что цена отсечения по свинине, то есть тогда, когда ее выгодно везти на экспорт, –150 рублей за килограмм в пересчете на тушу. И эта цена должна зафиксироваться в 2021 году. Однако это при условии, что мировые цены на мясо останутся на этом уровне.

– В 2020 году отечественные производители свинины столкнулись с резким ростом себестоимости производства. У вас она тоже выросла?

– У нас себестоимость производства свинины во второй половине года выросла более чем на 30%. На это повлияло два фактора. Первый – это, конечно, ослабление рубля. Второй: рост мировых цен на продовольствие. Это касается и пшеницы, которая подорожала в полтора раза, и масличных. Упадут ли цены в новом году, пока непонятно. Но, поскольку себестоимость у нас состоит не только из кормовых составляющих, я говорю о 30%.

Экономика пандемии

– В экономических итогах 2020 года нельзя обойти тему господдержки отечественных предприятий. И на федеральном, и на региональных уровнях были разработаны и постоянно дополнялись различные программы мер господдержки. Но бизнес все равно жаловался, что этого для такого сложного года недостаточно и реальной поддержки большинство компаний у государства не получают. Как прошедший год повлиял на ваши отношения с институтами господдержки на федеральном и региональном уровне?

– Новых мер поддержки для нашей отрасли не было. Единственное, что я могу тут отметить, связано с финансовой сферой. За 20 лет, что существует наша компания, это был единственный кризис, в котором не было снижения ликвидности и в котором снижались процентные ставки по кредитам. Правительство каким-то образом поддержало инвестиционную активность на рынке.

С точки зрения того бизнеса, в котором находимся мы, это крайне положительный факт. Любые инвестиции в нашей отрасли – длинные. И, несмотря на разговоры о кризисе, банки активно продолжали предлагать нам эти деньги. Они теперь стоят на уровне 6-7% годовых. А это уже нормально даже для сельского хозяйства.

– А на региональном уровне?

– Раньше компенсация процентной ставки для предприятий АПК шла через региональные бюджеты. Это создавало определенные сложности для всех. Поэтому структуру финансирования изменили, и теперь деньги из федерального бюджета напрямую получают банки. Поэтому на уровне региональных властей ни о каких особых мерах господдержки речь сегодня не идет. Я имею в виду крупный бизнес.

Региональная господдержка все-таки ориентирована на мелкий и средний бизнес – КФХ, кооперативы, фермы.

– В прошлом году ваша компания серьезно увеличила свое присутствие в бизнесе, связанном с растениеводством, сразу в нескольких регионах Сибири и на Урале. Насколько закрывает ваши потребности в пшенице тот объем, который вы производите сами для внутреннего потребления?

– В прошлом году мы потребили порядка 500 тысяч тонн. Вырастили 200 тысяч. Мы существенно прирастили объемы производства зерна. Общая площадь посевных земель по пяти регионам у нас в прошлом году составила около 65 тысяч гектаров. Что касается результатов, то по итогам уборочной кампании 2020 года урожайность у нас везде показала рост, и мы везде выше среднерегиональных показателей. В следующем году мы посеем уже больше 100 тысяч гектаров.

– А есть цель закрыть все потребности по пшенице самим?

– Нет. Задача по предприятиям – 80%. Столько в объеме собственного потребления мы должны выращивать сами. У нас и на этот год по зерновым большие планы. Мы практически в два раза увеличиваем объем производства зерна. Приобрели новые земли в нескольких регионах присутствия. Прежде всего это Кузбасс и Томская область.

Тютюшев Андрей © Проект "Лица Сибири"

В Томске мы в этом году растениеводством начинаем заниматься серьезно, для этого уже приобретаем порядка 20 тысяч гектаров. В оборот мы их введем уже в этом году, но сеять начнем только в 2022-м. Потому что земли долго не обрабатывались и по правилам севооборота их нужно подготовить.

Есть договоренности по новым землям в Красноярском крае. Планируем увеличить свои посевные площади и в Новосибирской, а также Свердловской областях, но пока рассматриваем варианты.

Новое имя – новые рынки

– В прошлом году холдинг "Сибагро" начал масштабный ребрендинг и разработал новую продуктовую стратегию. Такого опыта на отечественном сельскохозяйственном рынке в новейшей истории нет, поэтому интересно, как вы оцениваете первые промежуточные итоги ребрендинга? Услышал ли потребитель то, что вы хотели этим до него донести?

– Да, процесс запущен. Мы объединяем все бренды, задача – сделать единый бренд "Сибагро". Пока он будет только за Уралом. Поскольку у нас было несколько десятков брендов в разных регионах, были опасения, что убедить потребителей будет непросто. Но мы прилагаем к этому усилия.

В этом году у нас – вывод на рынок охлажденных полуфабрикатов. Это основное направление. Задача простая: чтобы потребитель на полке в магазине рядом с курицей имел возможность приобрести охлажденное мясо свинины. Сейчас такой возможности у них нет. Причем, думаю, нет не потому, что потребитель этого не хочет, а потому, что мы ему такой возможности раньше не предложили.

Отвечая на ваш вопрос, как я оцениваю первые результаты ребрендинга, скажу: чем дальше, тем мне больше нравится. Объективно говоря, Сибирская аграрная группа в том, виде, в котором она была год назад – с набором региональных брендов и ассортимента, устарела. Ребрендинг меняет эту историю.

– Когда ожидаете эффект от ребрендинга в виде роста основных физических показателей?

– Во втором квартале. Охлажденное мясо "Сибагро" уже на полках в магазинах. Колбаса под новой маркой появится во втором квартале. Задача – не просто избавиться от десятка торговых марок и сделать одну. Мы полностью пересмотрели ассортимент продукции, который выпускают наши предприятия. Маркетинговая служба провела с этим большую работу. Начиная со второго квартала мы вводим специализацию производственных площадок, чтобы делать продукцию с меньшими затратами.

– Вы упомянули про Урал как границу, по которой проходит рынок холдинга "Сибагро". Все ваши комбинаты находятся к востоку от Урала. Рынок европейской части страны вас вообще не интересует? Ваша продукция там как-то представлена?

– Нет. Мы никогда раньше не пытались перешагнуть уральский хребет со своим ассортиментом. Наш рынок всегда был здесь – Сибирь. А Сибирь, как вы знаете, это Урал, Алтай, Западная и Восточная Сибирь, Камчатка, Приморье. Но, думаю, что приходит время двинуться западнее от Урала. Нас интересуют не продажи и рынки, а действующие производства в европейской части страны. Покупая предприятие, ты покупаешь то, что оно производит вместе с рынком.

– Есть конкретные планы по покупке компаний за Уралом?

– Скорее, конкретная экономическая конъюнктура. Я уже говорил, что перепроизводство мяса свинины и рост себестоимости по сырью серьезно усложнили экономику свиноводческих компаний. Плюс к этому в центральной России цены на свинину ниже, чем за Уралом.

Так что, думаю, уже в этом году там будет немало компаний, владельцы которых задумаются о продаже бизнеса. Во многих вещах мы уже переросли свой традиционный рынок. Поэтому в 2021 году искусственно ограничивать его уральским хребтом точно не собираемся.

– В продолжение темы – очень логичный вопрос о конкуренции на отечественном рынке производителей свинины. В условиях перепроизводства она растет, она острее, поэтому зачастую приобретает некорректные формы. Вы это ощущаете?

– Конечно. Нашей компании 20 лет. Все эти годы мы активно росли и развивались. В последние два года мы показываем просто стремительный рост. И в перспективе ближайших пяти лет этот стремительный рост сохраним. Понятно, что на рынке это, мягко говоря, многим не нравится. Любое действие рождает противодействие. Это называется конкуренцией. И к этому мы относимся с пониманием.

Мы ощущаем давление этой конкурентной среды не только в виде агрессивных форм информационного воздействия через передергивание в СМИ реальных фактов. Но и в предвзятости контрольных органов, которые продолжают бороться со здравым смыслом. Экологические службы предъявляют нам штрафы за ущерб, который мы, якобы, наносим почвам. В суд идут иски за обнаруженные на наших землях кучи с навозом.

На участке у любого толкового хозяина можно обнаружить такие кучи весной и осенью. Ведь должно же быть у госорганов элементарное понимание. Чтобы навоз разбросать, его надо сначала сложить, а уж потом – разбросать. Но по закону это несанкционированное хранение отходов третьего класса опасности. Моя бабушка всю свою жизнь считала это удобрением. А у нас это стало третьим классом опасности.

15 гектаров земли, где у нас лежали органические удобрения, превратились в 22 миллиона рублей ущерба природе. А через год на этом самом поле мы получили рекордный урожай зерновых – 60 центнеров с гектара. Этим органическим зерном мы кормим наших животных. Кому здесь нанесен ущерб? Видимо, здравому смыслу. Мы отстаиваем здравый смысл и свою правоту в судах. И, надо сказать, делаем это достаточно успешно.

Василий Чайкин

© Babr24

 Источник: https://www.riatomsk.ru/

Экономика и бизнесТомск

904

04.02.2021, 22:48

URL: http://babr24.com/tmk/?IDE=210187

bytes: 14924 / 14540

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Василий Чайкин.

Другие статьи в рубрике "Экономика и бизнес" (Томск)

Андрей Тютюшев. Диагноз - провал

4 февраля на сайте агентства «РИА Томск» была опубликована очередная рекламная статья о группе «Сибагро» (владелец - томский миллиардер Андрей Тютюшев).

Александра Рубинштейн

Экономика и бизнесРасследованияТомск Красноярск

10176

23.02.2021

Бюджет для томичей не резиновый

Томские депутаты, члены бюджетно-финансового комитета Законодательной думы на заседании 18 февраля предложили отклонить законопроект Галины Немцевой, закрепляющий размер субсидии городу Томску в размере 0,5% от расходов облбюджета на осуществление функций областного центра.

Соня Совушкина

Экономика и бизнесОбществоПроисшествияТомск

5184

22.02.2021

Инсайд. Заметка о томском лесе

Недавно на выездном совещании о развитии лесопромышленного комплекса губернатор Томской области Сергей Жвачкин озвучил, что обратится в правительство с просьбой не ограничивать экспорт леса в страны Азии. «Горячие головы предлагают полностью остановить экспорт. Но мы с этим согласиться не можем.

Василий Чайкин

Экономика и бизнесРасследованияТомск

1406

22.02.2021

В ногу со временем: Томский политех научит зарабатывать в Tik Tok

В 2021 году не только молодежь зависает в Tik Tok. Томский политех выходит за рамки традиционного образования и решает учить бизнесу в популярной соцсети. Tik Tok – самая быстрорастущая социальная сеть, нацеленная на видеоконтент.

Анна Амгейзер

Экономика и бизнесОбразованиеНаука и технологииТомск

5734

11.02.2021

Инсайд. Как Газпром едва не заморозил Северск

Немногие знают, но Северск в декабре мог замерзнуть. Виной всему не только морозы до -40, но и Межрегионгаз-Новосибирск, который поставляет газ единственному источнику тепла для города - Северской ТЭЦ.

Максим Бакулев

Экономика и бизнесТомск

2510

04.02.2021

Андрей Тютюшев: "Мы переросли свой традиционный сибирский рынок"

Один из крупнейших производителей свинины в России – компания "Сибагро" в 2020 году начала масштабный ребрендинг и вывела на полки магазинов единую торговую марку.

Василий Чайкин

Экономика и бизнесТомск

904

04.02.2021

Справедливость для временного мэра Томска

18 ноября 2020 года мэр города Томска был временно отстранен от должности и заключен под стражу. Временно исполняющим обязанности мэра был назначен его заместитель Михаил Ратнер. До ареста Кляйна Михаил Ратнер получал заработную плату в размере 290 тысяч рублей с учетом премий и надбавок.

Соня Совушкина

Экономика и бизнесПолитикаТомск

3561

04.02.2021

Мировой туризм в 2020 году недосчитался 1,3 триллиона долларов

В 2020 году количество туристов во всем мире сократилось на 74 процента. Доходы мировой туристической отрасли уменьшились на 1,3 триллиона долларов.

Елена Бeрёзка

Экономика и бизнесТуризмМир

2578

31.01.2021

Томский электро-ламповый завод: денежная скважина для элиты или обнищавшее предприятие для народа?

Угроза закрытия Томского электро-лампового завода (ТЭЛЗ) приводит в волнение рабочих и местных жителей. Руководитель завода также привлекает к себе немалый интерес. Чем же так обеспокоены томичи?

Соня Совушкина

Экономика и бизнесРасследованияТомск

5701

29.01.2021

Инсайд. Инфляция в Томской области ниже, чем в СФО и России

В ноябре годовая инфляция в Томской области замедлилась до 3,8%, сейчас она ниже, чем в других регионах Сибирского федерального округа и в целом по России. В связи с ухудшением эпидситуации усилилось дезинфляционное влияние спроса.

Василий Чайкин

Экономика и бизнесТомск

2674

23.12.2020

Вьетнам: счастливая калиточка для Андрея Тютюшева

Как говорится, кому война, а кому мать родна. Пандемия коронавируса неожиданно оказала благоприятное экономическое воздействие на компанию «Сибагро», которая погрязла в кредитах и уже не знала, куда сбывать свою свинину.

Александра Рубинштейн

Экономика и бизнесРасследованияТомск Россия

11091

03.12.2020

Ху из мистер Аминов, закрывший мэра Томска?

Итак, пока бывший мэр Томска находится под арестом, дожидаясь суда, попробуем разобраться, кто такой Ринат Харисович Аминов. Для этого мы поднимем некоторые статьи «Московского комсомольца». Спойлер: человек он не менее алчный, чем Иван Кляйн.

Андрей Игнатьев

Экономика и бизнесКриминалРасследованияТомск

14048

30.11.2020

Лица Сибири

Лагунова Ирина

Свинина Марина

Правенький Вячеслав

Хохряков Евгений

Гупалов Виктор

Щапов Виктор

Федоров Андрей

Протопопова Наталья

Звонарев Сергей

Харитонов Арнольд