Влияет ли национальность киллера на нашу веру в Бога? Ответ А.Кураеву.

Автор: Артур Скальский,

Источник: © Ислам.Ру,

Религия , Москва

27.09.2004 14:34

4968

210

Профессор Московской духовной академии, священнослужитель Русской православной церкви диакон Андрей Кураев ранее много и жестко критиковал другие религии. Бесланская трагедия стала для него поводом дать оценку исламскому вероучению и положению внутри мусульманского сообщества.

Его статья, озаглавленная «Как относиться к Исламу после Беслана?» появилась сначала на его же форуме, затем на националистическом сайте «Единое Отечество», а затем с политкорректным опущением стиха Юлия Кима в «Известиях» за 15 сентября 2004 г. – Видимо, после громкого суда с сайтом «Islam.ru» «Известия» стали осторожнее.

Приведем опущенный «Известиями» куплет барда-шестидесятника, поскольку именно он и выражает личную позицию Кураева, предварившего этот стих своей оценкой: «Так что прав Юлий Ким: “Ислам, ислам... Как это нам ни горько, Но ты в ответе за Беслан И за кошмар Нью-Йорка”».

Цель данной статьи - возразить по сути и диакону, и барду Киму, и драматургу Осетинскому, и израильскому психиатру, опубликовавшим свой антиисламский опус в «Известиях». Если свобода слова у нас еще есть, - опубликуют.

Кто может толковать Коран

Представители традиционных религий России, входящие в Межрелигиозный совет России, а также руководство Русской православной церкви (эта позиция была озвучена в выступлении митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова) на вечере памяти Александра Меня в ВГБИЛ в 2002 г. - авт.), согласились, что официальная позиция религиозной общины в ее интерпретации своих священных текстов - это единственный критерий оценок ситуаций, связанных с данной религией. Такой подход соответствует правовым нормам и в оценке всех субъектов общественной деятельности.

Безусловно, и православные христиане имеют свое воззрение на Коран, и мусульмане - на Библию, но немусульманам недопустимо выдавать свое толкование Корана за то, которому следуют сами мусульмане.

Поэтому, затрагивая межрелигиозные отношения, представители религий должны исходить из официальной декларации своих визави об их вероучении. Мы, мусульмане, оцениваем ситуации, связанные с православием, на основе официально публикуемых вероучительных норм этой церкви и трудов «святых отцов церкви», деклараций синода, заявлений патриарха и отдела внешних связей, а не по тому, как толковал Библию, например, лидер Союза безбожников Емельян Ярославский или как воспринимают «Новый завет» ортодоксальные иудеи.

В Исламе нет «священной» иерархии. Толковать Откровение имеют право не профессиональные храмовые служители, а благочестивые ученые. Однако официальные богословские заключения (фетвы) по соотнесению норм Корана с текущей жизнью являются обязательными для верующих той страны, где проживает этот ученый. Гибкость Ислама в том, что любой верующий человек может сам, изучив все предшествующие фетвы на эту тему, аргументированно предложить какой-то новый взгляд. Этот новый взгляд должен быть широко обсужден, чтобы новая аргументы могли победить предыдущие. Только после этого новый подход может обрести характер обязательности для верующих, а фетвы, доказательно опровергнутые, утрачивают силу, не опровергнутые - сосуществуют с новыми.

Поэтому абсолютно неправильно заявлять, что если некий мулла Омар или некто Усама бен Ладен издал в пещере ведомую только его солдатам «фетву», то это - такой же вариант толкования Корана, как и утвердившиеся в исламском ученом мире и многократно изданные тафсиры и фетвы.

Есть несколько крупных университетов, из которых бесспорным лидером на протяжении веков является каирский «Аль-Азхар», и там вообще ничего не слышали о таких «богословах», как Усама бен Ладен или мулла Омар. На международной конференции «Ислам в контексте диалога цивилизаций», проведенной Фондом Аденауэра 9-10 декабря 2002 г. в Москве, проф. А. А. Игнатенко поставил в вину Исламу следующее: «На основании Корана и сунны мне доказали, что убить неверного – это обязанность мусульманина. Вся эта система взглядов крепко держится на Коране и Сунне. Бен Ладен – это ваххабит… Бен Ладен издал несколько фетв относительно того, что нужно убивать неверных, в первую очередь, американцев, евреев и их союзников. …не существует ни одного опровержения этих фетв, сделанных мусульманами. Не существует никакого другого документа, в котором бы мусульманские ученые в любой точке земного шара сказали бы, что бен Ладен не прав в этом, этом и этом пункте».

Политолог Шамиль Султанов (ныне депутат Государственной Думы от блока «Родина» - авт.) справедливо возразил ему: «Насчет фетв: бен Ладен не является никаким авторитетным религиозным деятелем. Если бы г-н Игнатенко вдруг выступил с каким-либо православным заявлением, высказал бы свою точку зрения по поводу каких-либо религиозных событий, неужели Патриарх посчитал бы нужным опровергать г-на Игнатенко? Нет, конечно. Потому что г-н Игнатенко, может быть, хороший специалист, но как богослов он не является авторитетом для РПЦ» («Иракский кризис и становление нового мирового порядка». Сборник материалов. М., 2004. - С. 636,647).

Следует добавить, что уже много веков существует множество документов, доказывающих полную неправоту бен Ладена и ему подобных. С А. А. Игнатенко, с Кураевым и с другими критиками-исламоведами можно согласиться только в одном – исламский мир проигрывает в сфере пропаганды своего учения, в первую очередь – в масс-медиа, роль которых явно недооценивается. Нет ясных и четких заявлений, нет умения разъяснять истину современной лексикой на европейских языках. Чем и пользуются противники Ислама, легко оперирующие масс-медийными технологиями.

Чтобы иметь право толковать текст Корана, необходимо знать арабский язык и все предшествующие толкования и историю ниспослания аятов, а также вести добропорядочную жизнь по законам Бога. Диакон Андрей Кураев прочитал, судя по ссылкам, только неуклюжие нападки на Ислам в допотопном миссионерском журнале и перевод Корана в исполнении филолога Крачковского - может быть, иудея, но скорее - атеиста. Любой перевод есть интерпретация. С точки зрения корректности, следует, по крайней мере, пользоваться хотя бы мусульманскими интерпретациями Корана.

Крачковский переводил арабскую беллетристику и оставил после себя черновики с первичными набросками построчного перевода Корана, явно не готовыми для публикации. Однако после его смерти вдова зачем-то отдала черновики в печать, и в итоге - сырой малопонятный текст, интересный только профессиональным арабистам как базисный материал для последующей работы, но содержащий грубейшие искажения смысла аятов и явные ошибки. Например, у него часто используется странный для уха верующего оборот: «Может быть, вы попадете в рай», хотя любой араб скажет вам, что эта конструкция на арабском языке совершенно стандартно означает: «Чтобы вы попали в рай», «Да попадете в рай». Но читатель перевода Крачковского узнает, что, может быть, верные Богу попадут в рай, а может - и нет... А ведь это - прямое искажение воли Творца, твердо обещавшего верующим в Него рай! Изучать Ислам по такому переводу - то же самое, что изучать Библию по книге атеиста Крывелева «Библия для верующих и неверующих».

Не удивительно, что и в затрагиваемых оппонентами Ислама, в том числе и Кураевым, аятах 4-6 суры 47, где говорится о сражении с напавшими на мусульман многобожниками, Крачковский опустил упоминание о сражении, и получилось так: как встретите на улице неверных, так и отрубайте им голову! Многие исламофобы в российских СМИ именно это и цитируют. В пособиях по атеизму можно найти основу всех этих пассажей.

Чтобы не спорить о частных мнениях, приведу официальный краткий комментарий к Корану, изданный университетом Аль-Азхар и им же переведенный на русский язык: «А когда вы встретитесь с неверными на поле сражения, обезглавьте их ударом по шее (ибо так смерть безболезненна)... После окончания боя либо помилуйте пленных, освободив без выкупа, либо освободите за выкуп (контрибуция), либо обменяйте на пленных мусульман. Так поступайте с неверными, пока не кончится война... А те, которые погибли в борьбе на пути Аллаха, - деяния их Аллах не сделает тщетными (то есть, благие дела зачтутся Судией при определении конечной участи человека в Последний день), а поведет их по прямому пути к раю и исправит их сердца и введет в рай» (Аль-Мунтахаб фи тафсир аль-Кур’ан аль-Карим. Толкование священного Корана на арабском и русском языках. Издание Аль-Азхара, Министерства вакуфов и Высшего Совета улемов Арабской Республики Египет, 2000 г. - С. 1027). Речь идет только об условиях войны, где у всех сторон есть одна цель - поразить врага и победить, и, как видим, Коран дает более гуманные правила, чем знаменитая Женевская конвенция.

Не выдерживает критики и попытка толковать арабские термины в Коране, точнее - перетолковывать их для изображения «агрессивности» Ислама. Кураев пишет по поводу трактовки аятов 4-5 суры 47: «Некоторые исследователи Корана предлагают вместо активной глагольной формы читать здесь пассивную... вместо “те, которые убивают” - “те, кто были убиты”». Что это за «некоторые исследователи»? Потратил ли Кураев, взявшись толковать Коран, - пусть не 12 лет, а хотя бы 12 минут на то, чтобы посмотреть, что пишут об этом не воинствующие атеисты и антиисламские миссионеры, а сами исламские ученые, признанные всей уммой? Официальный тафсир мы уже привели: «Те, которые погибли в борьбе на пути Аллаха, - деяния их Аллах не сделает тщетными».

Теперь намеренно приведу комментарий к этому аяту известного ученого Юсуфа Али, которого причисляют к «салафитской» ветви Ислама, чтобы показать и их точку зрения, которая здесь практически не отличается от традиционной:

«Это можно понимать двояко: “каталу” - 1) “те, кто сражается”, и 2) “те, кого убивают”. В первом случае значение шире, оно включает в себя и второе значение» («Значение и смысл Корана», SKD Bavaria Verlag, 1999. - С. 2420). То есть, речь вообще не идет об убийстве - хотя бы и врагов на поле боя - как об условии попадания в рай, а речь идет о героизме человека, вступившего в смертный бой с агрессором, который Создатель зачтет ему в Судный день. Причем, если он погибнет в этом бою, то оставшимся жить уже становится ясно, что своими последними делами в этой жизни - пролитой собственной кровью, самопожертвованием ради исполнения воли Бога - он очистил многие или даже все свои грехи. - Это и выражается понятием «шахид».

Самопожертвование в благих целях смывает многие грехи богобоязненного человека - схожее понятие есть и у православных: разница только в том, что мусульмане обращаются с просьбой об этом непосредственно к Самому Богу и не прибегают к профессиональным мистериальным культам с целью дополнительного «убеждения» или «понуждения» Всеведущего и Всемогущего.

В отношении суры 22, аятов 39-40. Коран, 22:39 в русском переводе говорит: «Разрешена борьба тем, кто подвергается нападению, потому что в отношении них совершена несправедливость».

Дадим слово опять «радикалу» Юсуфу Али: «Некоторые переводчики не заметили, что “йукаталуна” стоит в пассивной форме, т.е.: “против них ведётся война”, а не: “они ведут войну”. Фраза: “Поистине, у Аллаха есть власть помочь им” относится уже к аяту 40 и, примыкая к словам: “потому что в отношении них совершена несправедливость”, подробнее объясняет, какая. Это было первой причиной для разрешения вооружённой борьбы ради самообороны» (Там же, с. 1566).

Официальный тафсир Аль-Азхара к этому аяту гласит: «Верующим, на которых нападают многобожники, Аллах дозволил вести сражение, чтобы отразить нападение, - ведь они терпеливо и долго сносили несправедливость» (Аль-Мунтахаб, с. 659). Что здесь могло вызвать возмущение?

Кто попадает в рай

Ответ А.Кураеву. Библия, Коран и Беслан...

Влияет ли национальность киллера на нашу веру в Бога?

Профессор Московской духовной академии, священнослужитель Русской православной церкви диакон Андрей Кураев ранее много и жестко критиковал другие религии. Бесланская трагедия стала для него поводом дать оценку исламскому вероучению и положению внутри мусульманского сообщества. Его статья, озаглавленная «Как относиться к Исламу после Беслана?» появилась сначала на его же форуме, затем на националистическом сайте «Единое Отечество», а затем с политкорректным опущением стиха Юлия Кима в «Известиях» за 15 сентября 2004 г. – Видимо, после громкого суда с сайтом «Islam.ru» «Известия» стали осторожнее.

Приведем опущенный «Известиями» куплет барда-шестидесятника, поскольку именно он и выражает личную позицию Кураева, предварившего этот стих своей оценкой: «Так что прав Юлий Ким: “Ислам, ислам... Как это нам ни горько, Но ты в ответе за Беслан И за кошмар Нью-Йорка”».

Цель данной статьи - возразить по сути и диакону, и барду Киму, и драматургу Осетинскому, и израильскому психиатру, опубликовавшим свой антиисламский опус в «Известиях». Если свобода слова у нас еще есть, - опубликуют.

Кто может толковать Коран

Представители традиционных религий России, входящие в Межрелигиозный совет России, а также руководство Русской православной церкви (эта позиция была озвучена в выступлении митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия (Пояркова) на вечере памяти Александра Меня в ВГБИЛ в 2002 г. - авт.), согласились, что официальная позиция религиозной общины в ее интерпретации своих священных текстов - это единственный критерий оценок ситуаций, связанных с данной религией. Такой подход соответствует правовым нормам и в оценке всех субъектов общественной деятельности.

Безусловно, и православные христиане имеют свое воззрение на Коран, и мусульмане - на Библию, но немусульманам недопустимо выдавать свое толкование Корана за то, которому следуют сами мусульмане.

Поэтому, затрагивая межрелигиозные отношения, представители религий должны исходить из официальной декларации своих визави об их вероучении. Мы, мусульмане, оцениваем ситуации, связанные с православием, на основе официально публикуемых вероучительных норм этой церкви и трудов «святых отцов церкви», деклараций синода, заявлений патриарха и отдела внешних связей, а не по тому, как толковал Библию, например, лидер Союза безбожников Емельян Ярославский или как воспринимают «Новый завет» ортодоксальные иудеи.

В Исламе нет «священной» иерархии. Толковать Откровение имеют право не профессиональные храмовые служители, а благочестивые ученые. Однако официальные богословские заключения (фетвы) по соотнесению норм Корана с текущей жизнью являются обязательными для верующих той страны, где проживает этот ученый. Гибкость Ислама в том, что любой верующий человек может сам, изучив все предшествующие фетвы на эту тему, аргументированно предложить какой-то новый взгляд. Этот новый взгляд должен быть широко обсужден, чтобы новая аргументы могли победить предыдущие. Только после этого новый подход может обрести характер обязательности для верующих, а фетвы, доказательно опровергнутые, утрачивают силу, не опровергнутые - сосуществуют с новыми.

Поэтому абсолютно неправильно заявлять, что если некий мулла Омар или некто Усама бен Ладен издал в пещере ведомую только его солдатам «фетву», то это - такой же вариант толкования Корана, как и утвердившиеся в исламском ученом мире и многократно изданные тафсиры и фетвы.

Есть несколько крупных университетов, из которых бесспорным лидером на протяжении веков является каирский «Аль-Азхар», и там вообще ничего не слышали о таких «богословах», как Усама бен Ладен или мулла Омар. На международной конференции «Ислам в контексте диалога цивилизаций», проведенной Фондом Аденауэра 9-10 декабря 2002 г. в Москве, проф. А. А. Игнатенко поставил в вину Исламу следующее: «На основании Корана и сунны мне доказали, что убить неверного – это обязанность мусульманина. Вся эта система взглядов крепко держится на Коране и Сунне. Бен Ладен – это ваххабит… Бен Ладен издал несколько фетв относительно того, что нужно убивать неверных, в первую очередь, американцев, евреев и их союзников. …не существует ни одного опровержения этих фетв, сделанных мусульманами. Не существует никакого другого документа, в котором бы мусульманские ученые в любой точке земного шара сказали бы, что бен Ладен не прав в этом, этом и этом пункте».

Политолог Шамиль Султанов (ныне депутат Государственной Думы от блока «Родина» - авт.) справедливо возразил ему: «Насчет фетв: бен Ладен не является никаким авторитетным религиозным деятелем. Если бы г-н Игнатенко вдруг выступил с каким-либо православным заявлением, высказал бы свою точку зрения по поводу каких-либо религиозных событий, неужели Патриарх посчитал бы нужным опровергать г-на Игнатенко? Нет, конечно. Потому что г-н Игнатенко, может быть, хороший специалист, но как богослов он не является авторитетом для РПЦ» («Иракский кризис и становление нового мирового порядка». Сборник материалов. М., 2004. - С. 636,647).

Следует добавить, что уже много веков существует множество документов, доказывающих полную неправоту бен Ладена и ему подобных. С А. А. Игнатенко, с Кураевым и с другими критиками-исламоведами можно согласиться только в одном – исламский мир проигрывает в сфере пропаганды своего учения, в первую очередь – в масс-медиа, роль которых явно недооценивается. Нет ясных и четких заявлений, нет умения разъяснять истину современной лексикой на европейских языках. Чем и пользуются противники Ислама, легко оперирующие масс-медийными технологиями.

Чтобы иметь право толковать текст Корана, необходимо знать арабский язык и все предшествующие толкования и историю ниспослания аятов, а также вести добропорядочную жизнь по законам Бога. Диакон Андрей Кураев прочитал, судя по ссылкам, только неуклюжие нападки на Ислам в допотопном миссионерском журнале и перевод Корана в исполнении филолога Крачковского - может быть, иудея, но скорее - атеиста. Любой перевод есть интерпретация. С точки зрения корректности, следует, по крайней мере, пользоваться хотя бы мусульманскими интерпретациями Корана.

Крачковский переводил арабскую беллетристику и оставил после себя черновики с первичными набросками построчного перевода Корана, явно не готовыми для публикации. Однако после его смерти вдова зачем-то отдала черновики в печать, и в итоге - сырой малопонятный текст, интересный только профессиональным арабистам как базисный материал для последующей работы, но содержащий грубейшие искажения смысла аятов и явные ошибки. Например, у него часто используется странный для уха верующего оборот: «Может быть, вы попадете в рай», хотя любой араб скажет вам, что эта конструкция на арабском языке совершенно стандартно означает: «Чтобы вы попали в рай», «Да попадете в рай». Но читатель перевода Крачковского узнает, что, может быть, верные Богу попадут в рай, а может - и нет... А ведь это - прямое искажение воли Творца, твердо обещавшего верующим в Него рай! Изучать Ислам по такому переводу - то же самое, что изучать Библию по книге атеиста Крывелева «Библия для верующих и неверующих».

Не удивительно, что и в затрагиваемых оппонентами Ислама, в том числе и Кураевым, аятах 4-6 суры 47, где говорится о сражении с напавшими на мусульман многобожниками, Крачковский опустил упоминание о сражении, и получилось так: как встретите на улице неверных, так и отрубайте им голову! Многие исламофобы в российских СМИ именно это и цитируют. В пособиях по атеизму можно найти основу всех этих пассажей.

Чтобы не спорить о частных мнениях, приведу официальный краткий комментарий к Корану, изданный университетом Аль-Азхар и им же переведенный на русский язык: «А когда вы встретитесь с неверными на поле сражения, обезглавьте их ударом по шее (ибо так смерть безболезненна)... После окончания боя либо помилуйте пленных, освободив без выкупа, либо освободите за выкуп (контрибуция), либо обменяйте на пленных мусульман. Так поступайте с неверными, пока не кончится война... А те, которые погибли в борьбе на пути Аллаха, - деяния их Аллах не сделает тщетными (то есть, благие дела зачтутся Судией при определении конечной участи человека в Последний день), а поведет их по прямому пути к раю и исправит их сердца и введет в рай» (Аль-Мунтахаб фи тафсир аль-Кур’ан аль-Карим. Толкование священного Корана на арабском и русском языках. Издание Аль-Азхара, Министерства вакуфов и Высшего Совета улемов Арабской Республики Египет, 2000 г. - С. 1027). Речь идет только об условиях войны, где у всех сторон есть одна цель - поразить врага и победить, и, как видим, Коран дает более гуманные правила, чем знаменитая Женевская конвенция.

Не выдерживает критики и попытка толковать арабские термины в Коране, точнее - перетолковывать их для изображения «агрессивности» Ислама. Кураев пишет по поводу трактовки аятов 4-5 суры 47: «Некоторые исследователи Корана предлагают вместо активной глагольной формы читать здесь пассивную... вместо “те, которые убивают” - “те, кто были убиты”». Что это за «некоторые исследователи»? Потратил ли Кураев, взявшись толковать Коран, - пусть не 12 лет, а хотя бы 12 минут на то, чтобы посмотреть, что пишут об этом не воинствующие атеисты и антиисламские миссионеры, а сами исламские ученые, признанные всей уммой? Официальный тафсир мы уже привели: «Те, которые погибли в борьбе на пути Аллаха, - деяния их Аллах не сделает тщетными».

Теперь намеренно приведу комментарий к этому аяту известного ученого Юсуфа Али, которого причисляют к «салафитской» ветви Ислама, чтобы показать и их точку зрения, которая здесь практически не отличается от традиционной:

«Это можно понимать двояко: “каталу” - 1) “те, кто сражается”, и 2) “те, кого убивают”. В первом случае значение шире, оно включает в себя и второе значение» («Значение и смысл Корана», SKD Bavaria Verlag, 1999. - С. 2420). То есть, речь вообще не идет об убийстве - хотя бы и врагов на поле боя - как об условии попадания в рай, а речь идет о героизме человека, вступившего в смертный бой с агрессором, который Создатель зачтет ему в Судный день. Причем, если он погибнет в этом бою, то оставшимся жить уже становится ясно, что своими последними делами в этой жизни - пролитой собственной кровью, самопожертвованием ради исполнения воли Бога - он очистил многие или даже все свои грехи. - Это и выражается понятием «шахид».

Самопожертвование в благих целях смывает многие грехи богобоязненного человека - схожее понятие есть и у православных: разница только в том, что мусульмане обращаются с просьбой об этом непосредственно к Самому Богу и не прибегают к профессиональным мистериальным культам с целью дополнительного «убеждения» или «понуждения» Всеведущего и Всемогущего.

В отношении суры 22, аятов 39-40. Коран, 22:39 в русском переводе говорит: «Разрешена борьба тем, кто подвергается нападению, потому что в отношении них совершена несправедливость».

Дадим слово опять «радикалу» Юсуфу Али: «Некоторые переводчики не заметили, что “йукаталуна” стоит в пассивной форме, т.е.: “против них ведётся война”, а не: “они ведут войну”. Фраза: “Поистине, у Аллаха есть власть помочь им” относится уже к аяту 40 и, примыкая к словам: “потому что в отношении них совершена несправедливость”, подробнее объясняет, какая. Это было первой причиной для разрешения вооружённой борьбы ради самообороны» (Там же, с. 1566).

Официальный тафсир Аль-Азхара к этому аяту гласит: «Верующим, на которых нападают многобожники, Аллах дозволил вести сражение, чтобы отразить нападение, - ведь они терпеливо и долго сносили несправедливость» (Аль-Мунтахаб, с. 659). Что здесь могло вызвать возмущение?

Кто попадает в рай

Что касается рассуждений, что Ислам якобы автоматически зачисляет в рай всех погибших на поле брани мусульман - все равно, как и с кем воевавших, то они не выдерживают критики, и приведенная выше цитата об обязательном «исправлении их сердец» Аллахом это доказывает. «Шахидом» может считаться только тот, кто сам был убит, выполняя закон Бога, но, не желая быть самому убитым. В этом смысле шахидами могут считаться погибшие в Беслане дети - как мусульмане, так и христиане, ибо они верили в Бога и, по крайней мере, выполняли Его закон о спасении своих невинных жизней. Зато убившие их бандиты находятся за рамками даже радикальных ваххабистских представлений, ибо всех невиновных и не вооруженных людей, а тем более женщин и детей, нельзя умышленно убивать даже в ситуациях войны.

Даже кавказская доисламская «кровная месть» (запрещаемая Исламом, ибо возмездие может быть только преступнику, а не его невиновным родственникам, единоплеменникам или единоверцам) не простирается на женщин и детей. Согласно Корану и Сунне, беслановские бандиты действительно исполняли законы сатаны - в этом мы согласны с заявлением Патриарха Московского и всея Руси. Поэтому и упомянутый Кураевым мальчик-христианин с крестиком, и другие дети праведны перед единым Создателем, поскольку «невольных» грехов Ислам не признает, а вольных грехов перед Богом единым они не имеют. Кстати говоря, крест не является для мусульманина ни «спасительным оберегом», ни его демоническим антиподом – это просто символическое украшение, которое может являться для желающих еще и знаком религиозной принадлежности к последователям Иисуса Христа (мир с ним). Для правоверных запрещено только верить в его собственную способность воздействовать на людей и события, ибо это противоречит вере во всемогущество и всезнание Бога. Многие свидетели из бесланских заложников описывают, что бандиты снимали с них все украшения, а не только крестики.

Не согласимся только с тем, что Кураев квалифицировал действия бандитов, как «сатанинский ритуал с человеческим жертвоприношением». Ритуал - это утвердившаяся последовательность повторяемых символических действий. Скажем, сожжение на костре инквизиции - это повторяемый ритуал, в котором духовенство было не только судом, но и участником ритуала. В России по призыву «канонического святого», иерарха Иосифа Волоцкого, инакомыслящих христиан, насильно христианизированных татар и башкир, вернувшихся в Ислам, и «жидовствующих» сжигали в деревянной клетке - это тоже имеет черты ритуала. А здесь – не ритуал, а дьявольский план, разработанный извне, и мечущиеся боевики, сами ставшие заложниками своего командира, получавшего инструкции по телефону и убившего трех «своих», хотевших отпустить детей.

Довольно мерзкое чувство возникло при чтении того места статьи диакона Кураева, где он говорит о своем понимании рая, как он описан в Коране: «Их религия обещает каждому шахиду, павшему на поле, немедленное вхождение в мусульманский рай с гуриями (а для желающих и с юношами - “обходят их мальчики, вечно юные” (Коран, 56: 17)». Очевидно, что здесь намеренное уничижение - профессор МДА должен знать, как толкуют священные тексты. Пусть он попробует с таким же методом толкования подойти к евангельской притче о 10 девах, ждущих одного жениха, - 5 из них дождались и вошли во врата на брачный пир. Почему 5 райских девиц-жен у одного мужчины - нормально, а 72 - слишком много? (Гурия – черноокая девушка). Или диакон-философ посчитал, что в раю количество тоже переходит в качество?

А ведь и в Коране это - такие же притчи, описывающие в очень условной, прикровенной форме вечное блаженство так, чтобы реальные слушатели и читатели могли это понять. Неужели православный диакон настолько увлекся «Алисой», что не верит в вечное райское блаженство, которое будет именно в новом, не умирающем, не стареющем и не болеющем теле? Но именно в теле, которое, однако, не будет иметь обмена веществ и необходимости в деторождении! Или он не верит, что материально осязаемое беспрепятственное общение человека с теми, кого он в этой жизни любил, и будет ему вечной наградой? И в этом, и в том, что главная награда - общение со своим Творцом, между Кораном и Библией нет серьезных противоречий. Их пытаются находить только ангажированные миссионеры, для которых эталон – не Иисус Христос, а Чичиков, цель - не истина, а отчет за «приобретенные» души перед спонсорами.

Какая правда больше - комсомольская или Божья?

«Комсомольская правда» намеренно опубликовала рассказ именно мальчика с крестиком, хотя среди детей-заложников было множество мусульман, чтобы разжечь межрелигиозную рознь. Напомним, что после 11 сентября 2001 г. эта газета, оправдывая свое историческое название, вышла под большим лозунгом: «Бей Ислам, спасай планету!», - причем на фоне этого лозунга было фото восточной женщины, сидящей в автобусе в платке (хиджабе) с напуганным ребенком на руках - видимо, этих беженцев и предлагалось бить российским читателям. - Некоторые даже вняли этому призыву - в Петербурге забили насмерть 9-летнюю девочку-таджичку, а подростка столкнули под поезд метро (милиция объясняет это обычным «хулиганством» или «криминальными разборками»). Странно, что очередную провокацию молодых газетных коммунаров с целью разжигания реального межрелигиозного конфликта воспроизводит не какой-нибудь бородатый автор маргинальных брошюрок в подземных переходах, а «православный улем» - профессор главной православной академии, диакон РПЦ.

И это - не случайность. Не так давно диакон Андрей Кураев совершал вояж по России с бывшей сатанинской, а ныне православной рок-группой «Алиса». В Кронштадте он обратился к молодежи с таким призывом:

«От вас зависит - будет ли спустя поколение здесь Россия или же "Объединенные Московские Эмираты"... Если в русских семьях, в ваших семьях будет по одному ребенку - то ваши внуки станут меньшинством в стране, которая когда-то была нашей. Что сделать для того, чтобы морской собор не стал морской мечетью? - Сделайте больше русских детей!» . Говоря короче: «Россия – для русских!».

Похожие призывы звучали в Германии в 30-ых годах прошлого века, каждая арийская женщина должна была родить не мене 4-х детей - все равно, от кого, но только от арийца. К триумфу национал-социализма это, однако, не привело. Диакон с типично тюркской фамилией и такой же характерной тюркской внешностью учит русских русскому национализму. А есть ли в трех словах: «Диакон Андрей Кураев» хоть одно русское слово? Немцы, называвшие себя «русскими царями», два века так «русскую идею» разрабатывали, что до экспортированного из Германии же марксизма довели. И теперь - кто только не рвется в «русские» вожди!

Почему именно Ислам?

Как известно, фраза о том, что преступник не имеет ни национальности, ни религии, принадлежит Президенту России Владимиру Путину. Эту мысль он повторил недавно, на заседании в Кремле. Чуть ранее, в самом Беслане, он предупредил, что всякого, кто будет пытаться столкнуть нации между собой, он будет считать пособником террористов, преследовавших именно эту цель.

Диакон Кураев возражает: «Телеинъекции на тему: “у терроризма нет национальности и религии”, каждый раз с предсказуемой очевидностью вспыхивающие после очередного теракта, просто глупы. Не инопланетяне же в конце концов взрывают наши самолеты и школы! С этим «политокрректным» тезисом можно было бы согласиться, если бы верующие мировых религий по очереди устраивали теракты. То буддисты захватят школу и расстреляют в ней детей… То даосы взорвут самолет… То христиане подорвут кинотеатр… Вот в этом случае можно было бы ограничиться повторением банальности о том, что у каждого народа есть право иметь своих подлецов… Но ведь все очевидно не так. Может быть, терроризм — это следствие искаженного понимания Корана. Но ведь — именно Корана, а не книги о Винни-Пухе».

Действительно, почему в последнее десятилетие, в аккурат после развала СССР (этого обстоятельства диакон почему-то не заметил), весь «международный терроризм» приобрел «мусульманский» имидж? До этого был какой угодно: итальянский, немецкий, ирландский, испанский, сионистский, колумбийский, чилийский, аргентинский, греческий, даже советский, а тут вдруг всего за 10 лет, после 1400 лет существования исламского шариата, все мусульмане «радикализировались» до предела: стали-де все подряд взрывать, убивать женщин и детей - просто шайтаны какие-то...

Не буду отходить от темы данной статьи в геополитику и отвечу очень просто: Почему Ислам? - Потому, что остальные религии не являют собой сегодня никакого серьезного препятствия для планов «архитекторов нового мирового порядка». Ислам предлагает не только обрядовую, но и идеологическую и, что очень важно, экономическую альтернативу «новому мировому порядку».

В конце статьи Кураев вдруг решил положить ложку меда в бочку антиисламского дегтя и нарисовал впечатляющую картину этого «нового мирового порядка». Почему же вместо того, чтобы в союзе с мусульманами противостать этим чудовищным планам, он сам присоединяется к тем, кто хочет вымазать последний оплот единобожия на земле - Ислам - дегтем? Не потому ли, что его критика в адрес Жака Аттали – это просто игра в «плохого» и «хорошего» полицейского с одной целью у обоих? Создание «комитета православного действия» (чуть ли не «слово и дело»!) небезызвестным Станиславом Белковским с участием Кураева - это посерьезнее «Алисы».

Интересно, что на форуме диакона Кураева на его статью ему были даны и такие ответы: «Бесланские террористы имеют такое же отношение к исламу, как какой-нибудь генерал Грачев к православию». «Постоянно всплывает мысль, неоднократно высказываемая и во многих других темах форума: "РПЦ устраняет конкурентов". - Каждый раз, пользуясь, случаем. Даже ТАКИМ случаем». Мы об РПЦ так не думаем, но вот диакон и профессор МДА Кураев, по-видимому, своими выступлениями вызывает такое подозрение в людях.

И еще цитата с того же форума: «"Силы, равно ненавидящие и мусульман и христиан, пробуют стравить нас друг с другом", - вот это верная мысль, но почему Вы (Кураев) вольно или невольно способствуете этим силам? Или вы думаете, что после статьи "Как нам относится к исламу..." - люди будут бороться с теми, кто стравливает народы, религии, учения? - Нет. Они просто пойдут бить "черных", "кавказцев", "злобных мусульман", соседа Ахмета, который работает на том же заводе, но вся вина которого в том, что он мусульманин...»

А может быть, и вовсе не Ислам?

Рассматривается множество версий терактов в России и в других странах. Некто пытается перевести стрелки на Ислам как на религию, любой ценой что-то откопать в Коране, что можно истолковать в пользу насилия и агрессии. Не получается. В священном Коране говорится о праве на жизнь и безопасность: «Не убивайте душу, что Аллах запретной (для убийства) сделал, иначе как по праву» (Коран, 17:33). Более того, убийство невинного человека по пагубности и степени греховности приравнивается к убийству всего человечества: «Кто убьет душу не за душу и не за преступление, тот подобен убийце всего человечества» (Коран, 5:32).

Все споры исламских богословов идут только вокруг вопроса о рамках необходимой самообороны. Человек есть человек, и может ошибаться.

Арабский мир сегодня далеко не идеален. Там есть рассадники ложных учений, которые во многих этих странах запрещены и фетвами, и законами государства. Радикальные секты из маргинальных образований, с которыми без труда справилась бы полиция мусульманских стран, превратились во влиятельные центры благодаря финансовой подпитке и поддержке западных спецслужб, желающих дестабилизировать ту или иную страну традиционного Ислама, создав там «управляемый конфликт» и вынудив местное правительство просить помощи США.

Бен Ладен, мулла Омар - не ученые, а некие продукты масс-медийных технологий, виртуальные воины виртуального «джихада», сконструированные профессиональными политконструкторами в закрытых аналитических центрах. Сначала опробуют в сетевых играх какого-нибудь выдуманного компьютерного злодея, а затем - реальный теракт и крик купленных масс-медиа, что есть такой настоящий злодей с зеленой повязкой, и он это устроил. В то, что бен Ладен из пещеры Тора-Бора в афганских горах мог отключить всю службу контроля за авиапространством США в аккурат на время, в которое самолеты летели на небоскребы, может поверить только тупой западный обыватель, у которого подсознание уже нашпиговано компьютерными «моджахедами».

Благословенный Посланник Аллаха сказал: «Истинно верующий – тот, с кем люди чувствуют себя спокойно и безопасно». Объективное рассмотрение вопроса не позволит найти в Исламе корней терроризма. Конечно, в арабском мире, живущем далеко не всегда и не везде по законам шариата, проблем хватает, их можно и нужно обсуждать, но без оскорбления сотен миллионов мирных и законопослушных мусульман, славящих Творца по всему миру своими добрыми деяниями и добропорядочной, благочестивой жизнью.

Мы видим вокруг много заказных убийств известных деятелей. Можно ли судить о религии неустановленного заказчика таких убийств по национальности или формальной религиозной принадлежности пойманного киллера? А какая разница между одним киллером и группой киллеров, финансируемых из-за рубежа?

Критикуя политику Президента В. Путина по недопущению межнациональной и межрелигиозной розни, Кураев перечислил христиан, даосов и буддистов. И почему-то остановился. А зря - если бы продолжил, то весь антиисламский пафос с треском бы рухнул! Почему - проиллюстрирую цитатами без комментариев - мы не будем приписывать никакой религии того, чего она сама не провозглашает своим. А вот вопросы зададим.

Итак, откроем Библию, 4-ую Книгу Царств, 2: 23-24: «И пошел он (пророк Елисей) оттуда в Вефиль. Когда он шел дорогою, малые дети вышли из города и насмехались над ним и говорили ему: иди, плешивый! иди, плешивый! Он оглянулся и увидел их и проклял их именем Господним. И вышли две медведицы из леса и растерзали из них сорок два ребенка».

Вопросы диакону Андрею Кураеву:

1. Является ли данный текст словом Божьим?

2. За чьи грехи были убиты 42 ребенка?

3. Попадут ли эти дети в рай?

4. Каждый ли угодник библейского Бога может и сегодня таким образом наказывать людей, включая «малых детей»?

Теперь заглянем в Библию, в Тору. В книге Чисел рассказывается, как библейский Моисей выговаривал своим офицерам по возвращении со сражения с неверными: «И прогневался Моисей на военачальников… и сказал им: для чего вы оставили в живых всех женщин?.. Итак, убейте всех детей мужеского пола и всех женщин, познавших мужа, убейте, а всех детей женского пола, которые не познали мужеского ложа, оставьте в живых для себя» (Числ. 31: 14-18).

Вопросы диакону Андрею Кураеву:

1. Является ли данный текст словом Божьим?

2. Как христиане трактуют приказ библейский Бога через Моисея оставить девочек гоев в живых для себя?

3. Может ли сегодня кто-то из политических лидеров, считающих Тору словом Божьим, поступить так же? Если нет – то на каком религиозном основании?

4. Нет ли сегодня религии, религиозных и общественно-политических организаций, которые не считают данный текст отмененным заветом и в принципе могут следовать ему и сегодня?

Откуда тянутся нити бесланской трагедии?

Имеет ли трагедия в Беслане прецеденты в истории? Кроме выглядящей фантастичной истории с царем Иродом, повелевшим якобы убить всех младенцев-первенцев в своем же государстве (неужели все их отцы смиренно подставили другую щеку, а Рим санкционировал такое решение в мятежном регионе и не занялся серьезным лечением своего ставленника-царя?), есть вполне реальные случаи в недавней истории. Очень схожи по злодейству и жестокости массовое убийство женщин, стариков и детей в палестинской деревне Деир Ясине в 1948 году. В лагерях мирных палестинских беженцев в Сабре и Шатиле в 1982 году воины генерала Шарона окружили лагеря плотным кольцом и запустили туда ливанских фундаменталистов-христиан, на которых потом все и пытались свалить. Летом этого года, по сообщениям сайтов АПН и islam.ru, израильские спецслужбы провели учения, в которых отрабатывался захват 300 детей в здании школы. Учения почему-то назывались «С любовью к России».

А не являются ли эти события в их последовательности поэтапным планом упомянутого Кураевым нового мирового порядка по внедрению «общества намадов-кочевников»? Неужели кто-то думает, что богатым заказчикам трудно нанять группу киллеров-выродков из числа лиц арабской, чеченской, как и любой другой национальности?

Доктор философский наук Али Вячеслав Полосин,
председатель Союза мусульманских журналистов

© Ислам.Ру

URL: http://babr24.com/msk/?ADE=16047
bytes: 39913 / 39838

Другие новости в сюжете: "Захват школы в Беслане 1 сентября 2004 г."

Поделиться в соцсетях:


Гедзевич Алексей

Босхолов Сергей

Турбянов Леонид

Березин Владимир

Халикова Мадина

Юханов Николай

Торунов Евгений

Манаков Александр

Платонов Леонид

Калмыков Степан