На День народного единства

Автор: Марк Блок,

Источник: © Babr24.com,

Страна, Москва

04.11.2014 08:56

14315

1454

Опохмелившись, предлагаю подумать. О России.

Бессмысленные и беспощадные затяжные выходные, разразившиеся в разгар осени по трудноуловимому историческому поводу, настраивают на меланхоличный, но возвышенный тон.

Между рюмочкой и стопочкой иногда полезно подышать час-другой, дабы выветрить трехдневное, подготовить себя к финальному, ну и в целом - не усугубить.

Посему предлагаю сесть на лавочку, окинуть взглядом заснеженные просторы Отчизны и подумать о том месте, в котором волею (или неволею) мы все оказались. Повод, как уже было сказано, самый животрепещущий - вторник, выходной, праздник.

Есть мысль, что в День народного единства самым полезным мыслепрепровождением станут думы о России и русском народе.

Наполовину украинец, на четверть белорус, а в остальном понаехавший сибиряк - я, конечно, не вправе говорить за весь русский народ, ибо нерусь, нехристь и вообще пятая колонна. Тем не менее, по драматическому стечению обстоятельств, я все еще живу в России, говорю по-русски, а потому с некоторым основанием имею бесстыдство называться частной единицей того самого народа. Который великий и все такое.

Давеча кремлевские начальники сообщили мне, что де не будет Путина - не будет России. Приму на веру. А потом на грудь. В самом деле, разве может русский человек сомневаться, что его страна, подобно примитивному племени древних охотников на мамонта, пропадет исключительно в тот момент, когда вождь племени, он же альфа-самец, шагнет за серую завесу лучшего мира. Того, где нет мамонта, но есть вечный куршавель.

Россия Путина своеобразна и прекрасна в своей запойной завершенности. Русский народ, безусловно, в запое. Точнее, в его последней и самой эйфорической части, когда море уже не по колено, но по щиколотку, а похмелье кажется чем-то, что случается с другими.

В запое ты хозяин мира, по крайней мере его приграничных территорий, включая и территории ближайших соседей. На мнения самих соседей, а также прочих обитателей подъезда, дома, района тебе, понятно, наплевать. Вертел ты их на причинном месте.

Запой придает сил. В любом количестве. И правда - нахрена тебе здоровье, образование, амбиции, когда есть водка? Даже дороги - и те не нужны. До ларька и пешком можно сбегать. Тапочки под дверью.

В запое хорошо. Там нет пармезана по 950 рублей за килограмм и бензина по 40 рублей за литр. Зато есть бутылка, футбол, а в перерывах - имперское величие.

Запой освобождает. В правильном состоянии ты популярно объяснишь всем собравшимся, кто тут в доме всех святее, духовнее и круче. А кто тебя не уважает - пидорасы, фашисты, говно и могут идти лесом.

Запой - это классно. Можно подраться, помахать кулаками, но так, чисто для разминки, в шутку. Сломал руку брату, дал по щям матери, нагадил на порог другу - чего только не бывает по пьянке. Ты ведь это несерьезно, правда?

К сожалению, запой имеет обыкновение заканчиваться. Печально, но факт.

А потом наступает то самое похмелье, которое случается с другими. Ты продираешь глаза в заваленном пивными банками и бычками клоповнике, который только с большой натяжкой можно назвать квартирой.

Смотришь в окно, а там не марш с державными флагами, но дворник-таджик гребет лопатой утренний иней, дети играют вокруг мусорных контейнеров, и мужики, матерясь, прогревают свои побитые ржавчиной праворукие японки.

Ты вдруг понимаешь, что последние десять, а то и двадцать лет просто вычеркнуты из жизни. Что вместо того, чтобы работать, ты бухал и пялил ящик. А страна качала нефть. И все было зашибись, вот только печень, цирроз и зубы выпадают.

Ты прикидываешь, что денег на «свалить» у тебя уже нет и не намечается. Да и кому ты там нужен, запойный? Ты вспоминаешь, что жена ушла к другому, а дети смотрят на тебя с помесью сочувствия и гадливости. Что момент, как бы это помягче сказать, давно упущен, и жизнь прочно идет по пи...де.

Похмелье тебя уничтожает. В этом самый момент ты нащупываешь на дне кармана последний полтинник. Выход только один - продолжать пить.

Кто-то скажет, что это такая терапия, наш особый путь, торная дорожка по вставанию с колен. Я же скажу, что пациент мучим хроническим алкоголизмом, посттравматическим синдромом и паранойей, а та дорожка, что чудится ему, ведет не к светлому будущему, но из палаты для буйных в процедурную.

Я согласен, не будет Путина - не будет России. Как не стало Московской Руси после Василия Шуйского, Российской империи после Николая Романова, СССР после Михаила Горбачева.

Владимир Путин - самодержец и гробовщик России. И после него России не будет. Та страна, которая вырастет на его костях, станет другой. И назовется по-другому.

Но народ - русский народ - останется. Как останется русская наука, русская литература, русские города и русская цивилизация. Потому что рукописи не горят, а народы, в отличие от племени охотников на мамонтов, не уходят в закат за своими вождями.

И сегодня, в этот глупый праздник, я предлагаю русскому народу подумать не о том, как далеко до дна (недалеко) и больно ли будет падать (больно), а о том, что нам делать после того, как Россия закончится. После альфа-самца.

Ведь что-то делать придется.

Петербургское наводнение 1824 года — самое значительное и разрушительное наводнение за всю историю Санкт-Петербурга. Произошло 7 (19) ноября.

Петербургское наводнение 1824 года — самое значительное и разрушительное наводнение за всю историю Санкт-Петербурга. Произошло 7 (19) ноября.

© Babr24.com

URL: http://babr24.com/msk/?IDE=130196
bytes: 5712 / 5285

Своя новость

Поделиться в соцсетях:

Обсуждение статьи "На День народного единства":


Подписка

Подписаться на новости (или отписаться от них):

Другие новости в рубрике "Страна" (Москва)

1

Якобсон Юрий

Нестеренко Аркадий

Берулава Михаил

Зайцев Константин

Захаров Руслан

Талюк Алексей

Пимашков Петр

Шахов Николай