Идише глик, или Гостья из прошлого

Автор: Артур Скальский,

Источник: © Babr24.com,

История, Иркутск

10.02.2009 14:51

5864

260

Докторский чемоданчик, случайно найденный в лесу под Большой Еланью Усольского района, остался бы просто предметом кожгалантереи не первой свежести, если бы… Если бы редактор не сказал: «Не иначе, как тебе улыбнулось еврейское счастье».

«Идише глик», или шире - «идише мазл», и повело меня дорогами чужой судьбы. Судьбы безвестного лекаря с экзотическим именем Инда.

Смеяться ли, плакать ли, но пошлейшая фраза о создании породы морозоустойчивых евреев имеет свои исторические корни. И возникли эти корни куда раньше, чем товарищ Сталин перенес «черту оседлости» с юго-западных окраин России на Дальний Восток. Начиная с 70-х годов прошлого века, в сибирскую и колымскую ссылку были отправлены сотни российских граждан иудейского вероисповедания. Это было следствием законов об усилении борьбы с революционерами и введения административной ссылки.

Административным порядком на Восток отправляли не только революционеров. Сотни евреев ссылали за мелкие уголовные преступления или даже только по подозрению в совершении их, что отражало очередной приступ антисемитизма в государственной политике. Среди ссыльных почти не было опасных преступников, совершивших убийства или другие тяжкие преступления. Ссылали в основном за бродяжничество, укрытие краденых вещей, кражи, конокрадство или с такой туманной формулировкой, как «порочное поведение».

О революционерах разговор особый: большинство из них не вливалось в местные еврейские общины, тяготея к своей среде. Знаете ли вы, что мстительный Сталин, и это не есть легенда, плевал в суп… своему собрату по туруханской ссылке Якову Свердлову, будущему первому президенту Советской России? Сын самарского аптекаря в ответ постоянно пенял будущему тирану, что тот редко стирает носки. Свердлов рано скончался именно от туберкулеза, полученного в Эвенкии.

Революционная деятельность была своеобразной формой эмансипации национального меньшинства, значительно ограниченного в своих правах – отсюда и высокий процент евреев в первых советских правительствах, сохранявшийся вплоть до знаменитого «дела врачей», когда приступ антисемитизма настиг стареющего «отца народов»…

Впрочем, революция как профессия отнюдь не была основным занятием сынов Израилевых. Законодательство большинства европейских стран не позволяло евреям заниматься ремёслами, и их «экономической нишей» стало ростовщичество, торговля и прочие финансовые операции (почти что национальными героями стала известная семья банкиров Ротшильдов). Существовали и радикальные исключения: в Карпатах, например, национальным промыслом была профессия плотогона (отнюдь не легкая и небезопасная), а русское слово «балагурить» происходит от еврейского «балагула» - извозчик. Легендарный Мендель Крик из Бабелевой Одессы как раз, если вы помните, принадлежал к цеху возчиков-ломовиков… Что касается «выкрестов», как презрительно звала община принявших христианскую веру ради карьерного роста, то к их числу относятся химик Менделеев, адмирал Нахимов, великий художник Исаак Левитан…

Вернёмся, однако, к нашему докторскому чемоданчику. Отсыревший и расползшийся, он был бы съеден червями на одной из самостийных свалок Усольского района вблизи от дороги на Большую Елань. Одна из версий попадания саквояжа в лес: он был вывезен из склада декораций и реквизита в подвале ангарского ДК нефтехимиков. «Реквизитная» версия, разумеется, лишь первая из возможных. Вряд ли могла бы работать молчаливым статистом «балетка», на дне которой хранился подлинник диплома, выданного Томским императорским университетом 19 июня 1913 года!

В документе, отпечатанном типографским способом и неплохо сохранившемся, значилось:

«Предъявительница сего Ширманъ Инда Ицковна, дочь мђщанина, вђроисповђданiя iудейскаго, по прослушанiи полнаго курса наукъ по Медицинскому Факультету въ Императорскомъ Томскомъ Университетђ въ качествђ вольнослушательницы, на основании Правилъ объ испытанiяхъ лицъ женскаго пола, Высочайше утвержденныхъ 19 декабря 1911 года, подвергалась испытанiю въ Медицинской Испытательной Коммиссiи при Императорскомъ Томскомъ Университетђ в октябрђ, ноябрђ и декабрђ мђсяцахъ 1912 года, при чемъ оказала слеђдующие успђхи: …»

Далее следует список из двадцати двух медицинских дисциплин, по которым испытуемая показала «удовлетворительные» и «весьма удовлетворительные» знания. Надо сказать, дореволюционный «уд.» отнюдь не соответствует нынешней «тройке»: та носила название «посредственно», удовлетворительной оценкой считалась четверка, а добавление «весьма» означало «с плюсом».

«…Посему и на основанiи Высочайше утвержденнаго 19 сентября 1907 года положенiя Совђта Министровъ г-жа Ширманъ вђ засђданши Медицинсккои Испытательной Комиссiи 3 декабря 1912 года удостоена степени ЛЕКАРЯ, со всђми правами, предоставленными ст. 44 врачебнаго устава (Св.Зак. т.XIII изд. 1905 года). Въ удостовђренiе сего и данъ сей дипломъ г-жђ Ширманъ за надлежащею подписью и съ приложенiемъ печати Управленiя Западно-Сибирскаго учебнаго округа».

Умели ж когда-то делать вещи: мелованная бумага документа лишь покоробилась, пролежав не менее полугода под снегом и дождями. Сохранилась и упомянутая печать, и подпись попечителя Западно-Сибирского учебного округа тайного советника Лаврентьева, и автографы председателя комиссии и правителя канцелярии, носивших соответственно чины действительного статского советника и просто статского… И даже номер документа, проставленный штампом. На обратной стороне солидного листа отпечатано «Факультетское обђщанiе»: оказывается, уже тогда медики давали не мифическую «клятву Гиппократа» (в наши годы текст назывался «Присягой советского врача»), а читали под подпись совсем иной текст. Особо отмечу пункт «свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказанного мне доверия», чего от советского доктора уже не требовалось. Кстати, звание «лекарь» формально соответствует нынешнему фельдшеру, но какая пропасть лежит между современным дипломированным врачом и земским доктором той поры! Тот доктор не стонал от отсутствия компьютерного томографа, анализ мочи проводил на запах, цвет и (пардон!) вкус, а на лекарях держалось практически все здравоохранение Российской империи.

Врачевание – также «национальное ремесло», и дальние регионы не были исключением. Например, в Якутске как раз в 1913 году служил Андрей Константинович Ширман. Он окончил в 1873 году Медико-хирургическую академию, служил лекарем в Тенгизском и других полках, участвовал в походах против горцев Терской области и Дагестана. Как и многие еврейские врачи, Ширман крестился, что позволило ему сделать карьеру: стать статским советником, доктором медицины, кавалером многих орденов. Его жена и дочери остались в иудейской вере. По возрасту Инда вполне могла быть одной из дочерей доктора Ширмана, настоящее (иудейское) имя которого нам неизвестно. В Якутске и других отнюдь не теплых местечках лекари-евреи из года в год сменяли друг друга, служа здоровью государства Российского. Кстати, в 1913 году стать лекарем было поистине мужественным решением: мир ожидал войны которую впоследствии назвали Первой мировой. И окопные вши были лишь одним из её невеселых атрибутов.

Впрочем, по документам Инда являлась дочерью мещанина, и отчество её трактовалось христианами как «Исааковна». Из иркутских Ширманов история сохранила имя купца Хаима Ширмана, который в 1909 году вместе с якутским коммерсантом Павлом Блохом «Товарищество П.Ю.Блох и К0», которое имело магазин, торгующий обувью, галантерейными и прочими товарами. Павел Блох и его жена Софья были людьми известными, однако полицейские архивы сохранили любопытную запись: «Хотя Блох отстал в сношениях с политссыльными, вращаясь более в кругу местных обывателей и чиновников, тем не менее, не может без риска быть аттестован вполне политически благонадежным». Такой вот купец-революционер.

С большим интересом и вниманием подошли к моему запросу в Томском областном архиве. Сам прославленный университет хранит документы лишь с 1936 года, однако Татьяна Шульга, руководитель отдела использования и публикации документов, разыскала для нас не только личное дело Инды Ицковны, но и любезно предоставила нем её фото.

«Уважаемый Сергей Владимирович!

Высылаем Вам фотографию Ширман Инды. Данный документ хранится в фонде Ф.102 «Томский государственный университет» Опись. 2. Дело 5398

С уважением, Татьяна Шульга»,

- значится в сопроводительной записке.

Увы, томский архив не сохранил предыстории «мещанки вероисповедания иудейского». А поскольку будущий лекарь числилась вольнослушателем, то и места предполагаемого «распределения» установить не удалось.

Позже нашлись и другие документы. Инда и ее сестра Брайна, слушательница юридического факультета, действительно оказались выпускницами Иркутской женской гимназии и дочерьми иркутского мещанина Ицки Нахимова Ширмана. В отношении старшей дочери Иркутской мещанской управой папе было выдано удостоверение в том, что препятствий для поступления дочери Брайны 7 лет в одно из учебных заведений г. Иркутска нет. Документ, сохраненный томичами, был выдан 4 июля 1891 г. Выяснился и год рождения Брайны: Иркутской городской управой ей было выдано свидетельство «об удостоверении записи в метрической книге г. Иркутска о рождении в 1884 г. Брайны Ширман».

Кроме того, старшей сестре Инды Педагогический совет Иркутской женской гимназии выдал удостоверение в том, что она «признается достойной звания учительницы по выбранной ею специальности».

Однако разысканная в далеком Томске документация ничего не говорила о дальнейшей судьбе сестёр Ширман. Я попытался было поискать родословную Ицки в Иркутском областном архиве, но цена архивной справки, выставленная мне, составила… 5600 рублей – ровно в сто раз больше, чем обошлись поиск, сканирование и пересылка портрета Инды. Странен бизнес двух госархивов… В результате Иркутск остался при своём, а мне пришлось по всем возможным каналам «перетрясти» носителей фамилии по миру.

«Говорят, что все евреи - братья, так что может, и эта женщина тоже наша родственница, но мне об этом ничего не известно. Я знаю, что родственники отца, чью фамилию я и ношу, родом из Омска или Томска, или находились там во время эвакуации. Так что это вся информация, которой я располагаю. Если есть ещё какие то вопросы, буду рад помочь. Если у Вас окажется фото этой дамы, то можно сравнить её с другими фотографиями из домашнего архива», - пишет мне Григорий Ширман из Маалота (Израиль). Большинство найденных русскоязычных Ширманов, кстати, проживает в Штатах и Земле обетованной.

«… no 1913 god tak daleko ot nas, chto nikto iz ostavshivsya v zivix moih rodstvennikov ne smozet podtverdit fakt rodstvennix svazey...», - отвечает другой израильтянин, 44-летний Виталий Ширман.

По возрасту Инда Ицковна (возможно, под другой уже фамилией) вполне могла последние годы жизни прожить и даже проработать в Ангарске. Увы, кадровые архивы грздравотдела после многочисленных реорганизаций приказали долго жить. Не нашлось упоминаний о лекаре с экзотическим именем и в архивах облздравотдела, где хранятся данные всех медиков, когда-либо имевших право выписывать рецепты.

А в чем же твоё «идише глик», спросите вы? Отвечу словами редактора: «Это ж и есть еврейское счастье: доктор-еврей нашел диплом коллеги-еврейки, да еще и в аккурат ко Дню медика, да еще и к 95-летию со дня его подписания – 19 июня!»

Но этим цепь совпадений (свернул на нужный проселок, поднял нужный чемоданчик, в котором лежала сама История) не закончилась. В полдень 17 июня мы с супругой явили свету мою младшую дочь. А в том же родзале в это же время появилось на свет еще одно крошечное создание. Маму второй девочки звали… Даша Ширман! Более того, юная мама оказалась студенткой ангарского медицинского училища, будущим… как сказали бы в 1913 году, будущим лекарем. И очень стеснялась присутствия коллег-студентов, а отнюдь не мужчин-докторов.

- Мой дедушка действительно еврей, но подробностей семейной истории я не знаю, - призналась Даша назавтра, когда я явился к ней в палату с извинениями. – Впрочем, о чём-то могут вспомнить мои дальние родственники…

Это уже, действительно, не просто «идише глик» (что в переводе может означать и счастье, и удачу), а действительно «идише мазл» - еврейская судьба, продолжение жизни под редкой фамилией Ширман.

- Если звёзды так сложились, то ты просто обязан назвать свою младшую Индой, - в один голос сказали коллеги-журналисты.

Спасибо, конечно, но мы назвали дочь иначе. Я готов был уступить это красивое имя дочке Даши Ширман, пусть девочка и будет носить другую фамилию. Но эту крошку назвали… Викой, как мою старшую дочь.

Что ж, имя свободно! Главное, чтобы оно, редкое даже для еврейской диаспоры, приносило … не идише, а просто глик.

А диплом готов передать потомкам Инды Ицковны, если таковые найдутся. Это – История, и мы надеемся, что отыщем её продолжение.

Потому что такова судьба – мазл…

Сергей Зиннер, г.Ангарск


ОБЪЯВЛЕНИЕ

Доставляем журнал "Иркутские кулуары" нашим читателям. Стоимость доставки 100 рублей. Телефон службы доставки: 8-964-1257227.


Весь номер журнала в формате PDF: http://babr.ru/kuluar/6.pdf

© Babr24.com

URL: http://babr24.com/irk/?ADE=50698
bytes: 13120 / 13027

Другие новости в сюжете: "Иркутские кулуары"

Поделиться в соцсетях:

Подписка

Подписаться на новости (или отписаться от них):


Васильев Михаил

Бакштановский Юрий

Кез Элеонора

Прушинская Екатерина

Сухоруков Вячеслав

Брилка Иван

Гордина Юлия

Кузнецов Александр

Капитонов (Козлов) Андрей

Торопкин Максим