«За Русь Святую!», или «Видовдан» по-иркутски

Автор: Тимофей Ленский,

Источник: © Babr24.com,

События, Иркутск

03.09.2008 15:39

3919

162

Было солнечное июньское утро, предвестник знойного дня. Люди, одетые в плотное траурно-черное обмундирование сербских четников (националистов и монархистов, участников партизанского движения в годы Второй мировой войны и не только) в низкорослых каракулевых шапках, стояли с хоругвями на площади межу Вечным огнем и Спасской церковью.

Вокруг крутились милиционеры, журналисты и просто любопытствующие. Иркутяне, вышедшие в это субботнее утро на чинную семейную прогулку, решительно не могли понять, откуда взялись здесь столь странно одетые люди, и чего они хотят. Кто-то предполагал, что это очередной митинг. И повод, вроде бы, имелся – дело-то было 28 июня, в День молодежи. Однако слишком уж спокойно, и даже сосредоточено-торжественно вели себя «митингующие». Не говоря уже о том, что в руках у них были не какие-нибудь требования и лозунги, а изображения святых. Сами собравшиеся предпочитали бы называть то, для чего они сюда прибыли, православно-патриотическим шествием, для большинства же людей это был просто крестный ход.

Я присутствовал при этом событии на правах стороннего наблюдателя, а потому слышал едкие замечания и остроты, отпускаемые моими коллегами по цеху в адрес участников процессии. Впрочем, чего только не услышишь от журналистов, вышедших на работу в свой законный выходной. Ну, а верующие, похоже, искренне, по-доброму, радовались и ясному дню, и светлому церковному празднику.

Справка:

28 июня сербы отмечают национальный праздник «Видовдан» (Видов день) - день, когда в 1389 году произошло знаменитое сражение с турецким войском на Косовом поле. «Видовдан» отмечался в Сербии и ранее: это был праздник, посвященный языческому богу Виду, однако вот уже более 600 лет день 28-го июня в сербской памяти связывается исключительно с битвой, в которой сербское войско противостояло в десять раз более сильному неприятелю. Тогда сербское ополчение, ведомое князем Лазарем, все полегло на Косовом поле, однако и турецкая армия понесла тяжелейшие потери, которые значительно замедлили ее продвижение в Европу. После Косовской битвы Сербия стала вассалом Турции, а в 1459 году была включена в состав Османской империи. Вместе с тем, после своей «победы» турки повернули назад, приостановив шествие вглубь Балканского полуострова. В христианском мире даже долго ходили слухи о победе сербов на Косовом поле. Князя Лазаря многие сербы и до сих пор величают своим царем, его святые мощи хранятся в монастыре Раваница в Косово. В «Видовдан» кукушки перестают куковать - в память о погибших косовских героях. В этот день в Сербии не поют, не играют и не веселятся. В народной песне о Косовской битве гибель сербской державы толкуется следующим образом: накануне битвы князь Лазарь получает с неба от Ангела письмо, в котором ему передано: в завтрашнем бою он одолеет турок, если предпочтет Земное царство, и будет побежден и погибнет, если выберет Царство Небесное. Лазарь выбрал Небесное - и на следующий день проиграл сражение и потерял жизнь.

Но вот все разговоры смолкли: у ворот Спасской церкви появилось несколько священнослужителей. Неся перед собой золоченый крест и другие предметы христианского культа, они пристроились во главе колонны. Где-то на другом конце площади грянула во все колокола небольшая передвижная звонница. Крестный ход, символизирующий, с одной стороны, муки Иисуса Христа, а с другой - страдания сербского народа, двинулся в сторону Верхней Набережной.

Среди верующих «демонстрантов» были московские гости (Союз православных братств и Союз православных хоругвеносцев), члены и руководство политической партии «Народный союз», иркутские монархисты, представители духовенства и прихожане Спасской церкви – всего около ста человек собрались по инициативе Русского национального благотворительного общественного фонда во имя Святителя Иннокентия Иркутского.

Возможно, для некоторых скептиков все происходящее казалось не более чем прогулкой на религиозную тему. И, действительно, это так, если ждать от шествия неких конкретных политических последствий. Если же рассматривать крестный ход как действие, направленное, прежде всего, внутрь, в душу человека, то эффект от него становится более чем очевидным. С каким воодушевлением исполненные религиозных и патриотических чувств шли женщины, держа в руках старинные иконы! Не слышал, о чем они молились. Скорей всего, о нас, простых смертных. Только звуки их голосов запали глубоко в сердце. Нельзя не поражаться выносливости людей в наглухо застегнутых мундирах, несших под палящим летним солнцем массивные древки знамен и хоругвей. Они обливались потом, но шли сосредоточенно и спокойно, держа высоко над головами лики святых.

Где бы ни проходила колонна верующих, всюду встречные люди останавливались, кто-то крестился, а кто-то просто стоял в задумчивости.

Тем временем, вынужденный постоянно выбиваться из строя, то для того, чтобы поправить чье-то знамя, то для того, чтобы удостовериться, что все идет по плану, то для того, чтобы дать очередной комментарий журналистам, шел в этом потоке и председатель Русского национального благотворительного общественного фонда во имя Святителя Иннокентия Иркутского Сергей Усов. Это он пригласил к нам представителей «Союза православных братств» и «Союза православных хоругвеносцев» и, конечно, переживал за исход мероприятия.

После небольшого перерыва возле Свято-Троицкого храма, где священник Вячеслав Пушкарев обратился с проповедью к людям, «совершающим свой маленький подвиг», набравшиеся духовных и физических сил люди двинулись к памятнику Александру III.

На набережной колокольный звон сменился грустными и удивительно светлыми песнями в исполнении братчиков, «братьев» по-нашему, Союза православных братств и Союза православных хоругвеносцев. Видавшее виды место массового отдыха иркутян с подобным «развлечением» сталкивается крайне редко, если не впервые, лично я не помню, когда последний раз по набережной ходили крестным ходом. Зато иркутские неформалы собираются здесь регулярно, о чем свидетельствуют многочисленные надписи на парапете. Я немало удивился, когда один из организаторов шествия москвич Юрий Агещев объявил о том, что одним из главных приоритетов их деятельности является проповедование на молодежных рок-фестивалях. Причем, по его мнению, молодежь сейчас не волнуют идеи противодействия масонскому заговору, борьбы с евреями и т.д., и ее надо отвлекать от улицы, используя адекватные методы. Так, шествие в Иркутске, посвященное Дню памяти о битве на Косовом поле, увязано с другими знаменательными событиями, намеченными на это же число: концертом группы «Алиса» в Белграде, рок-фестивалем в Перми, где с проповедью должен выступить миссионер Сергий (Рыбко) и с молитвенным стоянием в московском парке Сокольники. Вот уж, действительно, иркутским монархистам есть чему поучиться у москвичей.

Заключительная часть православно-патриотического шествия возле памятника Александру III, пожалуй, больше всего прочего походила на митинг. А как иначе донести цели мероприятия до случайных, по сути, людей, оказавшихся в это время на площади и вообще готовившихся к празднованию Дня молодежи? А цели стоили того, чтобы их доносить. Это и привлечение внимания к духовному возрождению России на основе традиционных православных ценностей русского народа, и укрепление русского народного единства, и, конечно же, поддержка братьев-сербов.

После полутора часов, проведенных в атмосфере празднования одновременно грустного и светлого, чужого и родного праздника, все эти люди уже не казались мне, да и многим другим прохожим, такими чудаковатыми. Ведь ища спасения в своем мировоззрении и образе жизни, они, тем не менее, не теряют живых связей с современностью. И, вполне возможно, сообщают нечто важное и будущим поколениям.

© Babr24.com

URL: http://babr24.com/irk/?ADE=47304
bytes: 7899 / 7885

Другие новости в сюжете: "Иркутские кулуары"

Поделиться в соцсетях:

Подписка

Подписаться на новости (или отписаться от них):


Носенко Ольга

Оленникова Мария

Дорош Сергей

Воронцов Максим

Полушин Дмитрий

Клюкин Александр

Литвиненко Вадим

Крючков Андрей

Цыденов Александр

Слипенчук Михаил