Артур Скальский

© Babr24.com

ПолитикаБайкал

4274

13.03.2007, 14:38

Федерализм и Прибайкальский регион. "Круглый стол" журнала "Иркутская губерния"

ДМИТРИЙ ТАЕВСКИЙ, ведущий: Тема нашего «круглого стола» – «Федерализм и Прибайкальский регион». Прошел почти год с момента референдума по объединению Иркутской области и Усть-Ордынского округа, и было бы крайне интересно проследить те изменения – как в регионе, так и в стране, – которые произошли за этот период.

Можно начать с общих результатов изменений в федеративной политике за последние четыре-пять лет, которые и привели нашу страну к существующей ситуации.

МИХАИЛ КУЛЕХОВ, лидер иркутской областнической организации: На поверхности лежит основное изменение – наделение полномочиями глав региональных органов власти, то есть губернаторов. С одной стороны, это вроде бы ущемление прав регионов в плане самоуправления. С другой стороны, это уже не вертикаль власти, а некая мафиозная структура, так как президент не может знать лично всех, кого он назначает в регионы. В результате ему какие-то группы предлагают кандидатуры, в которых они лично заинтересованы. У меня сложилось стойкое ощущение, что назначение губернаторов – это акт отчаяния со стороны федеральной власти, которая уже не знает, как этой страной управлять.

При Ельцине был девиз: «берите суверенитета, сколько хотите». Затем, когда суверенитета набрали, ресурсов не хватило и регионы снова пришли в федеральный центр просить денег. В результате – зарплату платить нечем, предприятия остановились, параллельно проведенная приватизация и все в комплексе привело к социальной деградации. Попытка выстроить вертикаль власти – это последняя конвульсия власти, которая ни к чему не привела.

ЮРИЙ ПРОНИН, политолог: Я думаю, отмена выборов губернаторов – серьезная новация федерального центра, но это лишь одна из частностей. Нужно рассматривать ее в свете нескольких векторов. Первый шаг Путина в 2000 году после инаугурации – учреждение федеральных округов, промежуточной инстанции, скрепляющей федеральную власть, усиливающей федеральный контроль над социально-политическими процессами в регионах. Сразу после этого был внесен закон о новом порядке формирования Совета федерации, в результате чего губернаторы потеряли первую толику своей власти. Объем политической власти у Ножикова и Говорина, точнее ее границы, были гораздо шире, чем у Тишанина – даже по формальным признакам, хотя объем текущих полномочий остается значительным.

В годы президентства Путина федеральная модель настолько сильно изменилась, что можно ставить вопрос: является ли сейчас наша страна федерацией? Сейчас модель государственного развития, по моему мнению, близка к южнокорейскому варианту: централизованный госкапитализм, крупные монополии. И конечно, в эту систему не вписывалось имевшееся на 2000 год соотношение сил между центром и регионами: финансовое, государственно-правовое, кадровый состав власти.

СЕРГЕЙ ШМИДТ, историк, политолог: Давайте посмотрим исторические даты по федеративным изменениям. 2000 год – изменение порядка формирования Совета федерации, создание полпредств и округов, конец 2003 года – начало укрупнения регионов, референдум по объединению Пермской области и Коми-Пермяцкого округа, 13 сентября 2004 года – сразу после Беслана предложение о назначении глав регионов, 2005 год – первые практики назначений губернаторов. Мне кажется, весь этот процесс – это попытка реакции на сложившуюся в стране ситуацию, на своего рода провал ельцинского федеративного эксперимента в Российской Федерации.

У меня есть ощущение, что федеральная власть пытается подготовить Россию к каким-то нехорошим временам. Все хорошее когда-нибудь заканчивается, сменяется плохим. И окончательную оценку нынешним изменениям можно будет дать, когда страна станет сдавать экзамен на нехорошие времена, неблагоприятную экономическую конъюнктуру – возможно, какие-то политические или экономические кризисы.

Ю. П.: Мне кажется, ожидание плохих времен – глубоко ущербная государственная стратегия.

Мы иногда критикуем нынешнее федеральное руководство, считая, что оно свертывает демократию, но те же выборы представляют у нас весьма неоднозначное зрелище. 90-е годы и текущее десятилетие показывают, что зрелость избирателей растет медленнее, чем изощренность избирательных технологий. Попросту говоря, выборы все больше превращаются в оболванивание. В Кремле сидят не великие демократы, но они решили: лучше уж будем болванить из одного центра, что это будет позволено только администрации президента. Раз технологии уже освоили, то и все финансы будут сосредоточены в одних руках.

М. К.: Демократия, федерализм – это вопрос ресурсов в первую очередь, реальной возможности ими распоряжаться у региональной власти или муниципальной. В эпоху разгула ельцинской демократии, в 1993–1994 годах, важнейший ресурсный вопрос проводился без участия Госдумы, без народа. Просто указом президента, как сочли нужным, так и приватизировали. То есть демократия демократией, но имуществом распоряжаемся тихо и среди своих.

Д. Т.: Понятно, что такая ситуация народу не нравится. Он чувствует себя обманутым. Оппозиция, особенно право-либеральная, очень любит говорить о грядущем развале страны. Было бы интересно оценить шансы развала страны вследствие таких преобразований в структуре федерализма.

М. К.: О развале говорят не только правые либералы, но и националисты. Есть мнение, что пресловутые федеративные округа – это предварительная нарезка границ, по которым в будущем пойдет раздел «сверху». Косвенное подтверждение этого предположения было продемонстрировано на заседании «Сибирского соглашения», когда в присутствии полпреда Анатолия Квашнина губернатор Томской области Виктор Кресс заявил: «Пора нам, Сибирскому федеральному округу, структурироваться как субъекту федерации».

Д. Т.: А какова цель раздела «сверху»?

М. К.: Такая же, какая была при разделе Советского Союза. Кто думает, что СССР развалили националисты, – глубоко ошибается. СССР был разделен для сохранения в одних руках всех ресурсов и для того, чтобы «сбросить» дотационных нахлебников: Таджикистан, Армению, Грузию. Сейчас ситуация схожая. Падение цен на нефть началось, спорят лишь о том, упадет ценовой уровень до 30 долларов за баррель к маю или к декабрю. А бюджет 2007 года сверстан на 61 доллар. Кризис неизбежен. Стабфондами затыкать дыры не будут, будут решения политического рода.

Ю. П.: Главная опасность нынешней государственной системы – ее негибкость. Известно, что неэластичные системы могут находиться некоторое время в статичном состоянии, но потом они неизбежно разрушаются. Наша страна на этих системах специализируется. И самодержавие, и советская система, и теперь новый виток демократии.

Излишне пренебрегая системой сдержек и противовесов, федеральная власть закладывает массу опасностей для дальнейшего развития страны. И оценить все шаги можно спустя годы: то ли Путин действительно такой, то ли он осознает перспективу на дальнейшее, но думает, что надо сейчас подморозить, а потом как-то по-другому пойдет. Если будет выбран второй вариант – то преемник будет человеком, которому позволят кое-какие путинские вещи смягчить в отношении и центра, и регионов, в выравнивании баланса властей.

Если же пройдет первый вариант, то будет еще некоторое закручивание гаек. И некоторое время это будет даже популярно у населения, но потом это закончится, и не исключено, что обвальным методом, как, например, в феврале 1917 или августе 1991. Взрыв на ровном месте.

С. Ш.: Я не считаю существующую федеральную власть теневым правительством национального предательства, не думаю, что они стремятся подготовить страну к продаже иностранному инвестору. Эти люди понимают, что они оказались у руля в очень удачной экономической ситуации. На мой взгляд, если бы они ставили целью только набивание карманов, то третий срок могли бы провести без всяких реформ, занимаясь удовлетворением своих групповых и личных интересов. Но факт подготовки к плохим временам – свидетельство того, что они собираются находиться у власти долго.

Скорее всего, в 2008 году все будет не так, как мы ожидаем. Не будет преемника, предновогоднего обращения Путина, царского перста. Будут отсечены все некремлевские люди, конкуренция будет между кремлевскими «Иваном да Медведем», которые и будут соревноваться на выборах: надо же Западу показать демократичность России.

Нынешней власти распад страны не выгоден. Население России к нему не готово, оно еще помнит распад СССР, который расценивает в большинстве своем как негативное явление. Хотя Россия одна из немногих республик, кто выиграл от распада.

Как ни крути, но экономическая политика второго срока Путина прозрачна. Это опора на супер-мупер-мегакорпорации, которых будет штук 15–20 – «Газпром», РАО «ЕС», «Транснефть», РЖД и другие. С их помощью можно давить в сфере международных отношений, плюс они должны тянуть экономику страны.

Эти корпоративные структуры, сращенные с администрацией президента, тоже не заинтересованы в распаде страны. Распад ведь происходит, когда есть заинтересованные национальные (в советское время), а теперь региональные элиты. Но сейчас они контролируются и назначаются Кремлем. Негибкость системы опасна для нее в нехорошие времена. Но на что она реально способна – покажут эти самые времена.

М. К.: Я бы выделил три исторические попытки в выстраивании вертикали власти. Первая: Александр Третий, Николай Второй – известно чем закончилось. Вторая: после устранения Хрущева пошла четкая установка на строительство вертикали. Сейчас у нас третий подход к снаряду.

Ю. П.: За счет высокого уровня сырьевых цен можно опираться на пятнадцать корпораций и удерживать власть. Высокий уровень цен – залог существования госкапитализма на сей момент и отношений между центром и регионами. Госкапитализм не эффективен, но при данном уровне цен все неэффективности не видны. Когда цены упадут, тогда мы встанем перед дилеммой – закручивать гайки или ослаблять.

Интересно, как поступят с Путиным в 2008 году, когда он станет явно «хромой уткой». У меня ощущение, что события выйдут из-под его контроля. Другое дело – очень сложно просчитать, в какой момент это произойдет.

Д. Т.: Я хотел бы вернуться к теме региональной элиты в свете прошедшего референдума. Есть региональные элиты в той же Бурятии, с которыми весьма грубо поступили во время референдума по объединению...

М. К.: Я не заметил, чтобы в Улан-Удэ кто-то был сильно недоволен объединением. Да, там есть правозащитное объединение, пять или шесть человек, они представляют некую часть молодежной элиты Улан-Удэ. Но считать, что они выражают мнение всей элиты, неверно. В округе же вообще все нормально, все между собой просто договорились. В Агинском округе тоже договорились. Понятно, что элитам важно в этом разрезе сохранить свой статус, поэтому они будут договариваться и не будут протестовать.

Д. Т.: Бурятия достаточно мирная республика. Но если по аналогичной схеме будет проведен референдум в Дагестане, то исход будет другой.

М. К.: Я думаю, там будет то же самое. Вопрос лишь в том, кто сколько получит. Я думаю, даже чеченскую проблему решить просто. Людоедский способ – дать Чечне независимость, и за год они все друг друга перегрызут.

Ю. П.: Мы когда-то говорили: «Давайте дадим свободу Прибалтике, через год они сами к нам приползут…» С одной стороны, мне понятна логика унификации взаимоотношений, отмена договоров. С другой стороны, не хочу строить апокалиптических сценариев, мне хочется, чтоб мой прогноз не сбылся, но шансы России в дальней перспективе на сохранение в нынешних границах – очень сомнительны. Рост национального самосознания, культурная разнородность, рост зачатков государственности у некоторых народов – это очень серьезные факторы. Среди национальных сообществ очень силен миф, что «когда-то мы почти создали свою государственность».Если мы не воспользуемся сырьевой паузой, не диверсифицируем экономику, то наступит черный день, который активизирует все дезинтеграционные процессы.

С. Ш.: Для обострения дискуссии хочу искренне заявить, что я был циничным сторонником объединения с УОБАО, хотя и не верил, что мы станем опорным регионом. Я убежден, что бурятской этничности объединение не угрожает. И лицемерие со стороны бурятской интеллигенции по поводу угрозы потери этничности мне понятно. Это этнос с развитым самосознанием, системой клановой поддержки, поэтому смешно, когда они стремятся представить себя малым народом, эдакими тофаларами. Национальные элиты, а это в первую очередь интеллигенция, бывают очень свирепыми, но в то же время есть такая цена, с помощью которой можно договориться со всеми национальными элитами. Этим всегда пользовалась и царская власть, и советская, и при гибкой политике могла бы воспользоваться и нынешняя российская, имей она нормальных социо-культурных экспертов, знающих что к чему.

Бурятская интеллигенция нуждается в степенях, званиях, публикациях в журналах, которые читают за пределами Улан-Удэ. Это фактор может привести к замирению сторон. С Кавказом сложнее, но пока каких-то движений, что эта власть пытается избавить Россию от национально-территориального принципа, я не вижу. Мне интересно было бы посмотреть как историку и политологу, как Путин бы попытался избавить Россию от этой мины замедленного действия, но этого не произойдет. Это слишком рискованно для власти.

Ю. П.: Я, в отличие от коллег, считаю, что у руководства страны есть цели ликвидировать национально-территориальное деление. Не в ближайшую перспективу, но есть. Возможно, процесс будет растянут на столетия – ведь даже процедура укрупнения за счет ликвидации округов потребовала значительного времени.

Я вижу, что округа – это сказанное А. За ним последует и Б. За территориальным изменением идет и кадровое, происходит смена некоторых кадровых верхушек. Невозможно с Шаймиевым ликвидировать Татарстан как национально-территориальное объединение. В отношении Татарстана и Башкортостана затеваются разные вещи. Чечня у нас наиболее независимая, но пока там Кадыров, тема договора с ней закрывается. Такой сценарий изменений возможен не только при преемнике-силовике, аналогично будет действовать и либерал. При такой мощной артподготовке штурм крепости неизбежно будет произведен. Тем более что у власти будет та же группировка, что сейчас.

Д. Т.: Вопрос местных элит тесно связан с сепаратизмом, который в этом году резко обострился в разных местах. Сибирский сепаратизм – насколько это мифологично, насколько он вообще существует?

С. Ш.: Наверное, сепаратизм как идеологическая группа всегда должен быть. Но реальных предпосылок, сил, ведущих к отделению Сибири, не замечаю. Мы живем в уникальной ситуации, когда в регионах, за счет которых живет вся страна, никто жить не хочет. Социологами описан такой феномен, как «западный дрейф»: жизненно успешные молодые люди прочно увязывают свое будущее с отъездом, причем чем западнее, тем лучше. Наверное, впервые за всю историю Сибирь стала местом, куда люди не приезжают, чтобы самореализоваться, а откуда уезжают, чтоб добиться успеха. Это парадоксальная особенность глобализационных времен. Есть притягивающие центры, которые высасывают интеллектуальные ресурсы из провинции.

Да, сибиряки любят поговорить, что за их счет живет вся страна, – но едва ли это вызовет серьезные сепаратистские движения.

В целом, я не вижу угрозы сибирского сепаратизма. И не нужно сбрасывать со счетов инерцию исторического развития. Она воспрепятствует распаду.

Ю. П.: Нам часто живописуют, как Сибирь сразу завоюют, если она отделится. Такие описания всегда делают в резких тонах, но никогда не осуществляется анализ в развернутом виде. На публичные исследования по данной тематике есть некое табу. Обратите внимание, в западных исследованиях достаточно высокий процент иркутян допускают возможность отделения, то есть не отвергают саму идею. А на вопрос, как они видят будущее Сибири в составе Америки или Китая, 99 процентов ответили, что допускают только самостоятельное существование.

Сепаратистские тенденции – это не самоцель, это реакция на неравное положение по отношению к другим частям страны и центру. Один из моментов, ослабляющих торг с центром, – то, что местные элиты подорваны на уровне губернатора. Я не хочу никого обижать, но суммарное интеллектуальное превосходство центра превосходит нас на порядок, в том числе и за счет вывоза умов отсюда. Мы бледно выглядим по сравнению с тем, что есть там. Нет гомогенности сибирских требований. И нет четкости, кто и куда будет отделяться. В случае ухудшения сырьевой конъюнктуры может появиться окно возможностей для сибирского сепаратизма, для повышения статуса сибирских территорий.

С. Ш.: Первый сценарий – это тут же после отделения Сибирь начнет дробиться. Появятся разговоры: зачем нам Бурятия, зачем хакассы и прочее. Даже если отделение произойдет, то появится сибирская россыпь. Хотя может возникнуть и сибирский фюрер-объединитель.

М. К.: Отделение Сибири произойдет неизбежно. Либо это будет структурирование в рамках некоей федерации, либо независимое государство. Вообще распад страны неизбежен. Если он произойдет неконтролируемо, тогда начнется неконтролируемое деление. Удивительно, что мы обошлись без крови в 1991 году. Да, есть некая инертность в России, ее надо долго раскачивать, зато потом… Весной 1991 года 76 процентов высказались за сохранение Союза, а в декабре все распалось. Сейчас сепаратизм латентен. На опросах 20–30 процентов за отделение, процентов 60 за автономию, только 10 процентов за сохранение нынешнего положения.

Конечно, не хочется оказаться в ситуации 9 декабря 1991 года, когда какие-то ребята взяли и разделили страну. Нужно объединяться в Байкальский регион. Это уже большая система, способная выживать и выстраивать отношения с соседями, с той же Монголией, Китаем. Затем нужно развивать местное самоуправление, внутреннюю структуру. Выстраивать систему управления снизу, которая сможет работать в условиях сырьевого кризиса.

Д. Т.: Давайте пофантазируем. Пройдут выборы 2007–2008 годов – как изменится система отношений региона с федеральным центром?

Ю. П.: В рамках путинского курса есть несколько альтернатив. Проводить политику один в один так, как это делал Путин, уже не удастся. Курс будет или радикальнее, или либеральнее. Мне кажется, Владимир Владимирович свой курс сидения на двух стульях уже исчерпал или близок к этому. Дальше нужно принимать решения, которые обозначат конкретные пути. Любой преемник будет удерживаться системой противовесов. Сейчас все зависит от завершения президентских выборов, сценарий же с отделением Сибири задвигается на дальний план. Я вижу возможности территориальных изменений при экономическом кризисе, но лишь в далекой перспективе.

С. Ш.: Если рассматривать путь нашего общества с 1991 года, то мы вышли из ситуации не по наилучшему сценарию, но и по далеко не наихудшему. Мне кажется, срединность – наш удел. У нас же возобладала идиотическая чушь, например, увлечение форсайтом, которое обуяло интеллектуальную политическую элиту региона. Любой экономист скажет, что цены на нефть непредсказуемы, – и в такие времена любые проекты форсайтов нужно только успевать доносить до ведра, так все быстро меняется.

Я думаю, к федерализму ельцинского, трансфертного типа возврата нет. Мы будем дальше наблюдать процесс навешивания бедных регионов на богатые. Возможность же воздействия на власть снизу уже потеряна.

М. К.: Мы оцениваем узко политически вещи, а есть еще экономические. Падение цен на нефть и газ могут совпасть с истощением их запасов у нас. «Газпром» делает прогнозы, что к 2010 году у нас уже не будет газа, мы еле-еле экспортные поставки будем обеспечивать. На БЭФе прошлой осенью было заявлено, что в Иркутской области увеличивается дефицит леса. На большинстве производств оборудование не менялось с 90-х годов. Нарастает угроза техногенной катастрофы. Бывшие олигархи продают свой бизнес государству и покидают страну. Начинается операция-эвакуация. Государство будет постепенно выводить мощности из эксплуатации, может, эвакуирует часть людей. Идет свертывание проекта «Россия». Это не заговор масонов – просто отсутствует возможность существования открытой экономики в условиях мировой глобализации. То есть будет увеличиваться участие государства в экономике, потом будет все закрываться. Может, возродят выборы губернаторов. Денег не дадут, а самостоятельности – сколько хотите.

Д. Т.: Большое спасибо.

Артур Скальский

© Babr24.com

ПолитикаБайкал

4274

13.03.2007, 14:38

URL: http://babr24.com/baik/?ADE=36432

bytes: 20453 / 20236

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Артур Скальский.

Другие статьи в рубрике "Политика" (Байкал)

У Санду может не получиться?

Экономическая политика нового президента Молдовы Майи Санду может просто не получиться. Причем причины этой весьма вероятной неудачи заложены самой программе и в ее противоречивых положениях.

Дмитрий Верхотуров

ПолитикаМир

6756

25.11.2020

Звезда на троне: стилист Зверев заменит депутата Будуева в Госдуме?

Пока опытные политики Бурятии лишь прощупывают почву перед выборами в Госдуму 2021 года, на горизонте замаячила первая “народная” кандидатура - и она весьма неожиданная.

Андрей Светлов

ПолитикаЭкологияТуризмБурятия Байкал Россия

7620

24.11.2020

Демократия сломалась!

Происходящее на выборах президента США удивительно и поразительно. На мой взгляд, «выборы» 46-го президента США открывают совершенно новую эпоху в мировой политике и являются истинно историческим событием. Почему выборы в кавычках?

Дмитрий Верхотуров

ПолитикаМир

12456

16.11.2020

Худшие главы Бурятии в сентябре. Рейтинг Бабра

Бабр продолжает в ежемесячном режиме отслеживать качество работы и политическую устойчивость глав муниципалитетов Бурятии. 3.

Андрей Светлов

ПолитикаЭкологияЖКХБурятия Байкал

5526

07.10.2020

Нам пишут. Пиар-ширма для главы Семенова

Сергей Семенов, глава печально известного Прибайкальского района, очевидно, нанял себе пиарщиков. Его довольная физиономия украшает все издания, так или иначе относящиеся к администрации района. Скоро Семенов будет вещать из каждого утюга - но никаким пиаром не замажешь очевидного.

Андрей Светлов

ПолитикаЭкономика и бизнесЖКХБурятия Байкал

6606

17.09.2020

Депутат Госдумы от Бурятии заявил, что голосовал против вырубок леса на Байкале. И солгал

Депутат Николай Будуев проголосовал в Государственной думе за закон, разрешающий уничтожение лесов в Байкальской природоохранной зоне, хотя сам утверждает, что этого не делал. Однако избиратели, которых он держал за дураков, публично поймали его на лжи.

Андрей Светлов

ПолитикаЭкологияБурятия Байкал Россия

6594

20.08.2020

“Необратимые последствия в планетарных масштабах”. Лебединая песня сенатора Мархаева

Известный на всю страну протестный сенатор Вячеслав Мархаев разразился очередным заявлением - на этот раз он высказался против вырубок прибайкальских лесов. Отличается это выступление коммуниста тем, что оно, скорее всего, последнее в качестве члена Совета Федерации.

Андрей Светлов

ПолитикаБурятия Иркутск Байкал

6456

18.08.2020

О митинге в Бресте – народном протесте

2 августа около 20 тысяч человек посетили митинг кандидата в президенты Светланы Тихоновской в Бресте. Об этом сообщил правозащитник Роман Кисляк во время живой трансляции. Подсчетом занимались представители правозащитного центра «Весна».

Андрей Игнатьев

ПолитикаМир

6149

04.08.2020

Конец мира прав человека

Во всех событиях последних нескольких месяцев, в особенности в беспорядках в США, лично мне более всего бросается в глаза любопытный момент. Ни политики, ни комментаторы, ни даже рядовые участники всех этих событий совершенно не упоминают теперь Всеобщую декларацию прав человека.

Дмитрий Верхотуров

ПолитикаОбществоЭкономика и бизнесМир

17002

16.07.2020

Конституционные подачки и Парад: сколько стоит вечный Путин?

Владимир Путин лично возглавил кампанию по продвижению поправок в Конституцию, обнуляющих его президентские сроки. Зрелище наглядное и по-своему честное.

Марк Блок

ПолитикаОбществоМир

7826

24.06.2020

Десятки тысяч граждан ждут помощи России за границей

С 4 апреля Россия приостановила международные вывозные рейсы. Еще 2 апреля Рабочая группа, созданная при Росавиации с участием МИД РФ и Ростуризма, планировала дальнейшие действия по возвращению в Россию ее граждан, оказавшихся в трудное время за границей.

Елена Бeрёзка

ПолитикаТранспортТуризмМир

4223

05.04.2020

За границей остаются 45 тысяч организованных российских туристов

Российские туристы, застрявшие за рубежом после закрытия границ и различных ограничений, введенных властями на фоне пандемии коронавируса, постепенно возвращаются на родину. Многие вылетают в Россию планово, по авиабилетам, которые находятся у них на руках.

Андрей Воронецкий

ПолитикаПроисшествияТуризмМир

7626

25.03.2020

Лица Сибири

Басаргина Ирина

Мархаев Вячеслав

Алешин Евгений

Снарский Сергей

Кнорр Андрей

Гордеев Владимир

Кутявин Роман

Мазитов Вадим

Полосков Никита

Панченко Юлия