Господин Гексафторид – 7. Спецоперация "Аудит" и Большая Ложь осколков Большого Взрыва

Автор: Артур Скальский,

Источник: © Babr24.com,

Экономика, Байкал

26.03.2008 20:09

19935

358

”Будет людям счастье,
счастье на века,
у Советской власти
сила велика”

(Из песни)

1. Введение

Прежде всего, необходимо отметить, что в своем полном объеме так называемый экологический аудит АЭХК, проведенный Лимнологическим институтом СО РАН, является весьма ценным, вполне добросовестным и многосторонним исследованием современного состояния и проблем ядерной энергетики, и по существу выходит далеко за рамки аудита собственно АЭХК, что вполне иллюстрирует, например, такая выдержка со стр. 33:

“Насколько хватит подтверждённых запасов урана? Известные ресурсы могли бы удовлетворять сегодняшние потребности в течение семидесяти лет (таблица 1). Однако строящиеся новые реакторы увеличат потребление урана (рис. 6). При существующем плане развития и использования урана в однократном цикле (не подвергая переработке) в реакторах на легкой воде, известные ресурсы урана истекли бы приблизительно к 2030 г., а предполагаемые ресурсы – приблизительно к 2060 г. Поэтому ядерная энергетика сможет существовать только при условии новых разработок урана – ценою высоких экологических и экономических издержек” (здесь и далее выделено нами).

Поэтому, независимо от различия в точках зрения на эти проблемы, мы, безусловно, должны быть признательны руководству и Института и АЭХК, открывшего часть своих секретов в соответствии с Законом, и, в конце концов, сделавших этот документ достоянием общественности хотя бы в купированном виде по завершению их совместной спецоперации по его презентации в г. Ангарске 05.02.2008.

Несомненно также, что, несмотря на явную тенденциозность в подаче материала аудита, достойна самого глубокого уважения продемонстрированная на этой презентации самоотверженность академика М.А. Грачева, явившаяся примером, уже весьма редкого в наше время, - подвижнического служения науке, во всяком случае, так как он это служение понимает, включая и попытку использовать эту трибуну для популяризации фундаментальных представлений науки о мироздании.

Не секрет, что в нашей “ангельской державушке” подвиги одних людей зачастую служат прикрытием корысти и лжи других. Не оказались исключением и эти, - без преувеличения, героические усилия академика М.А. Грачева по спасению имиджа ядерной энергетики.

2. Вектор Большой Лжи

Сопоставление самих материалов аудита с другими исследованиями и публикациями о планах Росатома, наряду с недавней экскурсией на АЭХК членов Общественного Совета, не только еще раз подтвердили наличие Большой Лжи атомного лобби об эффективности, безопасности и безальтернативности ядерной энергетики, но и высветили новые компоненты этого Вектора Большой Лжи, позволив понять, куда же он, на самом деле, направлен. Ниже мы укажем эти новые компоненты.

В поддержку заложенной М.А. Грачевым традиции начнем с некоторого уточнения изложенных им представлений о возникновении ядерной энергии. Дело в том, что вообще ВСЯ энергия, имеющаяся во Вселенной, как связанная в ядрах, атомах и молекулах, так и в тяготении планет, звезд, галактик, а также рассеянная по ней в виде потоков света, нейтрино, космических лучей и других объектов, является энергией Большого Взрыва, равной в сумме…. нулю. Также, например, как полная энергия системы из падающих друг на друга из бесконечности двух тяготеющих тел, в которой по отдельности растут по абсолютной величине положительная кинетическая и отрицательная потенциальная энергии, а их сумма при этом остается нулевой. Но в результате удара этих тел могут включаться процессы превращения в другие виды энергии, например, ядерной. Нечто подобное происходит при взрывах сверхновых, вспыхивающих в нашей галактике примерно раз в сто лет. Именно в этих вспышках, на месяцы поднимающих светимость одной звезды до светимости целой галактики, и происходят эндотермические реакции синтеза тяжелых элементов, включая злополучный уран и трансурановые элементы. Однако, сами эти сверхновые начали появляться лишь спустя 4 -5 млрд. лет с момента рождения Вселенной, потребовавшихся на ее остывание, формирование в ней звезд, и их созревание до состояния сверхновых. Как видим, путь от Большого Взрыва к урану оказался довольно долгим.

Любопытно, что период полураспада изотопа урана U238 равен как раз 4,5 млрд. лет, - словно чья то невидимая рука заводит все новые часы на один и тот же промежуток времени. Конечным результатом процесса его распада является стабильный изотоп свинца Pb206, уже сыгравший однажды роковую роль в судьбе Римской империи, благодаря своим ядовитым свойствам. Возможно, - это просто случайные совпадения, а быть может, - предостережение. Приводимые ниже совпадения представляются менее случайными.

3. А могло ли все быть иначе?

Исторический экскурс академика М.А. Грачева также можно дополнить. К примеру, тем, как в начале 50-х годов прошлого века И.В. Курчатов, угрожая своим уходом с руководства Советским Ядерным Комплексом, заставил власти отвергнуть разработанный Алихановым проект реактора на тяжелой воде, как основу ядерной энергетики СССР. Помимо того, что эти реакторы, работали на природной смеси 0,71% по U235 (Ю.М. Широков, Н.П. Юдин, Ядерная физика, М: Наука, 1980, Гл. 11), то есть вообще не нуждались в обогащении топлива и заводах типа АЭХК, они практически не могли взорваться, поскольку тяжелая вода служила в них одновременно и замедлителем нейтронов, и теплоносителем, и при любой ее утечке, реакция прекращалась автоматически. Причем, доминирование медленных нейтронов способствовало выгоранию лишь U235, уменьшая наработку из U238 радиоактивно и “оружейно” опасного плутония. Этот проект был успешно воплощен в канадских реакторах CANDU, что не помешало Канаде обзавестись своим ядерным оружием не намного позже СССР. Более того, сегодня такие реакторы позволяют с успехом сжигать и плутониевое MOX-топливо, и (@ Ян Гор-Лесси, Ядерное электричество, Ростов-на-Дону, ОАО "Ростиздат", 2002): “Реакторы с эффективными нейтронными потоками, типа CANDU, способны к работе и на ториевом топливе, хотя обычно в них используют ядерное топливо типа U-235 или Pu-239. В этом случае торий (Th-232), поглощая нейтроны в реакторе, становится расщепляющимся ураном (U-233), который и продолжает цепную реакцию деления. Торий приблизительно в три раза более распространен в земной коре, чем уран.”.

Как видим, за “плутониевую” жадность, стратегические ошибки и личные амбиции предков на ядерном поприще потомки платят не только гигантскими экономическими и экологическими потерями, но и Чернобылями, тысячекилометровым Южноуральским Радиоактивным Следом, и многими другими страшными, и потому, до сих пор тщательно скрываемыми издержками (@ В. И. Булатов, Россия радиоактивная, ЦЭРИС, Новосибирск, 1996).

Поэтому – то история нас, увы, так ничему и не учит. И сегодня, не спрашивая нашего согласия, на наших глазах раскручивается новый виток еще более тупых амбиций и опасных авантюр атомного лобби, - в виде БН- реакторов, от использования которых отказались уже все страны (@ Господин Гексафторид

6 ,

5), и ввоза чужого ОЯТ и РАО. прямо ведущих к еще более грандиозным ядерным трагедиям на территории России.

Было бы весьма наивно искать сегодня здравый смысл и государственный подход в действиях атомного лобби и подконтрольного ему ИБРАЭ РАН. Под трескотню об “атомном ренессансе” им тем более уже не до критической переоценки и переосмысления всего предыдущего опыта развития советской атомной отрасли. Озабоченный лишь собственной коммерческой прибылью от своего акционирования, Росатом под эту сурдинку сегодня едва не подмял под себя даже утилизацию атомных подводных лодок. Вероятно, это быстро оставило бы Россию без атомного флота. Достаточно вспомнить целые поезда с танками в смазке, продававшиеся в 90-е годы по цене металлолома, или до сих пор непрекращающуюся в стране вакханалию с цветными металлами.

Очевидно, что необходимость такого критического переосмысления самой широкой научной общественностью назрела уже давно. К сожалению, кроме биолога академика А.В. Яблокова, и вот теперь, биохимика академика М.А. Грачева, сегодня никто к ней особенно не стремится. Почему? Ведь здесь в один узел сплелись острейшие вопросы ближайшего выживания, как целого государства, так и отдельных его граждан, и даже при коммунистическом режиме этого не боялись делать такие физики, как академик П.Л. Капица или академик В.А. Легасов (см. ниже), - руководивший впоследствии ликвидацией Чернобыльской аварии.

А может быть все дело в том, что, в отличие от старшего поколения всех перечисленных выше академиков, считающих делом чести, прежде всего, добросовестно исследовать, в меру своей компетенции, поставленные перед ними вопросы, некоторые ученые поколения Next просто предпочитают сегодня иные способы ведения дискуссии? Такие к примеру, как втихаря принуждать своих подчиненных по деканату срывать на факультете объявления о разрешенных митингах протеста, и также втихаря, отправлять через ректорат, в ответ на письмо дирекции АЭХК, что-то типа:

Копия письма

Чего здесь больше? Страха? Безответственности? Подобострастия?

4. Компоненты Вектора Большой Лжи

Компонента 1. Еще великий А. Райкин, пародируя чиновные пороки эпохи застоя, восклицал: “Запускаем “дурочку”. Точно такую же “дурочку” запускает сейчас Росатом в отношении используемого экологами в связи с АЭХК образа наиболее известной техногенной катастрофы - Чернобыльской аварии, умышленно трактуя его как образ только радиационной опасности. Хотя с самого начала экологи указывали, прежде всего, на химическую опасность АЭХК, связанную с производством, хранением и перевозкой ГФУ (@ Господин Гексафторид

4,

3,

2). Эта опасность была в конце концов публично признана Кириенко, но лишь теперь она, наконец, подтверждена уже непосредственно аудитом. Например, на стр. 150 читаем: “Самым опасным может явиться выброс фтористого водорода. Зона заражения составляет 1,1 км, т. е. расположена в пределах промзоны.” Хотя, еще на стр. 7 нас предупреждают, что: “При внештатной аварийной ситуации за пределы промплощадки может поступить лишь фтористый водород.”, но тут же пытаются успокоить противоречивым заявлением, что: “На случай полного разрушения одного или нескольких контейнеров разработаны и регулярно отрабатываются на учениях меры по ликвидации последствий аварии, которые предотвращают распространение, как производных урана, так и фтористого водорода за пределы промплощадки.”. Однако, на стр. 220 мы узнаем, что, оказывается все таки: “…разработан “План защиты персонала комбината и населения близлежащих жилых районов при авариях на производстве, связанных с выбросом (выливом) аварийно-химически опасных, радиоактивных веществ и делящихся материалов ”. В нем рассмотрено 13, наиболее значительных по степени тяжести последствий, аварий, сопровождающихся выбросами фтористого водорода, аммиака, серной кислоты, аммиачной воды, фтора и гексафторида урана. Их последствия могут быть локализованы за пределами санитарно-защитной зоны комбината”.

Компонента 2. Почему же тогда санитарно-защитная зона (СЗЗ) проведена по забору АЭХК, а не по зоне максимального возможного поражения? Почему комбинату, на части территории которого находится ОГФУ, - радиационно и химически опасным веществом I класса опасности , загадочным образом присвоен III-класс опасности? Причем, если раньше обогащенное сырье для ТВЭЛов “своевременно и быстро” (@ Экологический Бюллетень АЭХК за 2006 год), вывозилось с АЭХК, то теперь, согласно публичным заявлениям представителей Росатома, для МЦОУ оно будет храниться там в объемах, равных одной-двум загрузкам реактора. Пять строк в отчете, приведенных в обоснование СЗЗ АЭХК, отсылают нас к формальным приказам министерств, а в своем публичном ответе на этот вопрос г. А.Г. Тетерин, не долго думая, уравнял видимые из космоса запасы ОГФУ на АЭХК с радиоактивными источниками типа кобальта-60, величиной с булавочную головку, хранящимися в единичных экземплярах в свинцовых контейнерах в медицинских учреждениях.

Компонента 3. Интересно, что в отчете об аудите на Рис.74 приведена карта из вполне признанных академиком М.А. Грачевым исследований “Сосновгеологии” по содержанию урана в снегу, на которой АЭХК едва заметен на фоне ТЭЦ, но вовсе отсутствует карта с результатом ТЕХ ЖЕ САМЫХ исследований по фтору в снегу, где АЭХК и его окрестности представлены весьма ярким пятном, означающим выпадение до 2 килограмм чистого фтора на один квадратный километр в сутки в 1992 году. Но еще более интересная картина проясняется при сопоставлении этой карты с графиком Рис.61 отчета: “Динамика выбросов газообразных фтор-ионов в атмосферу”. Оказывается, вплоть до 1988 года АЭХК выбрасывал примерно втрое больше, чем в 1992, - до 6 килограмм на один квадратный километр в сутки, то есть местами и временами переплевывая фтором даже ИркАз. А в 2007 году он выбрасывал уже втрое меньше, чем в 1992, - 0,6 килограмма чистого фтора на один квадратный километр в сутки, что все еще в шесть раз выше местного фона, - 0,1 килограмма чистого фтора на один квадратный километр в сутки, причем график выбросов снова устойчиво ползет вверх. Как же тогда объяснить постоянные нолики системы АСКРО? Может быть у АЭХК имеется две системы контроля: одна, - для почтеннейшей публики, а другая, - для внутреннего употребления? И почему же Росгидромету, измеряющему фтор по всей области запрещено это делать в Ангарске? Чего же еще боится АЭХК, если, уже согласно стр. 145 отчета: “Оценивая выбросы загрязняющих веществ, следует отметить выбросы из центральной системы газоочистки аммиака - 37,6 т/год, фторидов – порядка 220 кг/год”?

Компонента 4. Переходя от химии фтора к химии урана, обратимся стр.109 и стр.139 отчета: “Наблюдения за 2000-2003 гг. показали активность от 0,01 до 3,8 Бк/л. …. Диаметр контрастной аномалии равен примерно 400 м (рис. 42). Внутри года и в многолетнем ходе активность здесь сильно колеблется. К примеру, по скважинам №№ 69 и 75 она может достигать 12,8 и 37,9 ПДК. Пространственное распределение по конфигурации в общих чертах сходно с активностью. Но есть и главные отличия:

 высокие величины горизонтальных градиентов, что связано с формированием контрастной аномалии на низкоактивном фоне: вблизи отстойников фоновая активность не превышает 0,2-0,5 Бк/л, а в центре аномалии достигает 42,4 Бк/л (среднемноголетнее значение).

 открытость аномалии к северу и востоку. Там лежит малоизученная зона.”…. .

“Вместе с тем при росте производства сброс пульпы в шламоотстойник будет увеличиваться, и существующая нагрузка на подземные водоносные горизонты может превысить допустимые пределы. Как видно из схемы гидрогеологического мониторинга, в скважинах №№ 68, 69,71 отмечаются максимальные величины урана (Бк/л) в грунтовых водах. Величины бета-активности в грунтовых водах и характер распределения радиоактивности вод в районе отстойников АЭХК показывает, что в промежутке между сооружениями 4 и 5-6 существует участок, где нарушена герметичность.”

Приведенные выдержки означают, что, чудес все же не бывает, и несмотря на бережное отношение к урану, АЭХК не может исключить его потери, и последующий вынос грунтовыми водами с территории комбината, если только указанная радиоактивность не обусловлена, на самом деле, еще и другими, скрытыми от лимнологов радионуклидами (см. ниже).

В любом случае, всякое понижение активности, как уже заполненных, так и все еще заполняемых картов означает, прежде всего, просто опускание тяжелых радиоактивных элементов на глубину, превышающую глубину контрольных скважин. Дальнейшая судьба этих элементов, по прежнему, остается неизвестной.

В этой же связи, исследование на радиоактивность только самой воды из водоемов, принимающих воду с АЭХК, без исследования их донных отложений, выглядит некоторым лукавством уже со стороны самих профессионалов Лимнологического Института. Тяжелые элементы конечно же будут накапливаться оседая на дно. Это хорошо известно томским экологам (ТЭСИ) на примере водохранилищ – отстойников СХК. Доложенный ФГУП “Радон” на презентации, оптимистический результат по Еловскому водохранилищу мало что проясняет, так как проба, как позже выяснилось, была взята им практически на берегу, у плотины, в точке весьма удаленной от места сброса в него вод комбината.

Компонента 5. По словам представителя Росатома на презентации аудита, МЦОУ, как коммерческое предприятие, создан для разрешения такой коллизии с продажей ГФУ, “вероятность наступления которой ничтожно мала”. Скорее всего, это значит, что на самом деле, он создан для чего-то другого. Напомним, что именно предприятия ОАО “Техснабэкспорта” передали в свое время “группе лиц Е.Адамова” 13% акций компании GNSS (ВОУ-НОУ), принадлежавших ОАО “Приаргунское производственное горно-химическое объединение”. Чтобы понять, что такое ОАО “Техснабэкспорт”, рассмотрим его роль в процессе обогащения Европейских “хвостов”. Согласно данным Счетной Палаты (@ Доклад Гринпис “Экономика утилизации отходов обогащения урана”): “выручка от обогащения западноевропейского ОГФУ “распределялась Минатомом, ОАО “Техснабэкспорт”, и предприятиями Минатома России на основании протоколов совещаний в Минатоме России”. В результате распределения выручки ОАО “Техснабэкспорт”, - официальный контрактор с российской стороны, - получал 35% выручки, а выручка российских предприятий составляла 65%. Сложно сказать, каким образом при этом учитывались расходы на утилизацию урановых хвостов в результате переработки западноевропейского сырья. Скорее всего, таких расчетов не делалось”.

Компонента 6. В Докладе Гринпис “Экономика утилизации отходов обогащения урана” рассмотрены все неутешительные технические и экономические подробности различных вариантов утилизации ОГФУ, как путем сжигания в БН- реакторах, так и частичного (до тетрафторида) или полного (до оксида) обесфторивания. Откуда видно, что уже к 2030 году, на головы населения России, ляжет еще и тяжкое бремя заботы уже не менее чем об 1млн. тонн ОГФУ. При этом ни один из этих вариантов, ни все они вместе взятые не позволяют хоть но йоту приблизиться к решению этой проблемы.

Компонента 7. Транспортировка ГФУ. Только один пример из данных Гринпис: Июль 2006 г. Вблизи станции Капитолово (Ленинградская область) обнаружено несколько составов с гексафторидом урана. Мощностью дозы излучения на платформе с пассажирами - 800 микрорентген в час (в 40 раз выше природного фона).

Компонента 8. Существует еще одна, пока малоизвестная, но весьма опасная составляющая ядерной энергетики, влияющая вообще, как и тотальная вырубка лесов, на климат планеты в целом. Впервые на нее было указано в статье академика Легасова: (@ В.А. Легасов, И.И. Кузьмин, А.Н. Черноплеков, Влияние энергетики на климат, Изв. АН СССР, т.20, №11, стр. 1089, 1984 г.), которая, безусловно, известна в Росатоме. Это криптон-85, трудно уловимый, не поглощаемый ни Океаном, ни атмосферой, и весьма активный бета – излучающий массовый продукт предприятий ЯТЦ, с периодом полураспада 10 лет. Рост его концентрации в атмосфере приводит к резкому повышению ее электропроводности, что ведет к ее усиленной электризации, грозам, росту числа смерчей и торнадо, причем, прежде всего вблизи АЭС и других предприятий ЯТЦ. Эти предсказания подтверждаются наблюдениями последних лет, и в частности, сильнейшими грозами над АЭС, приведшими недавно к остановке через аварийное расхолаживание сразу 8 (восьми) энергоблоков в штате Флорида, США.

Компонента 9. На стр. 14 аннотации отчета читаем: “Высокорадиоактивные отходы от ядерных реакторов АЭХК не перерабатывает и не может перерабатывать”. Этот тезис затем повторяется как заклинание в Пункте 3 отчета. С другой стороны, согласно главному атомному академику Е.П. Велихову (@ Вокруг Света, июль 2003) “Переработка ОЯТ, поступающего с АЭС, — очевидное будущее всех государств, развивающих ядерную энергетику”. Его слова явно отражены и на известной нам схеме ЯТЦ, где с радиохимического завода по регенерации топлива (РХЗ) на завод по обогащению, типа АЭХК, возвращается уран с содержанием 0,8% по U235. Причем, как известно, (Н.Н. Клюев, @ Вокруг Света, июль 2003) “… как раз на радиохимические заводы приходится львиная доля той радиоактивности, источником которой является вся ядерная отрасль”. С другой стороны, с учетом Рис. 6 отчета, и согласно М. Богатых, добывая сегодня максимум 3-4 тыс. тонн в год, Россия нуждается не менее чем в 6-7 тыс. тонн природного урана в год только для собственных нужд. Все это делает ручеек возвращаемого, по нашей схеме ЯТЦ, переработанного урана (ПУ) более чем актуальным, несмотря даже на то, что на стр. 31 отчета читаем: “Использование ПУ становится не очень привлекательным на существующем рынке: изготовление из него ядерного топлива в три раза дороже по сравнению с природным ураном.”. То есть, мы за ценой не постоим, однако.

Конечно, 100% химическая очистка, - такая же полная утопия, как и производство без потерь. Поэтому неудивительно, что на гордости АЭХК, - установке по розливу ГФУ “Челнок” так опасаются остающегося на стенках завозимых контейнеров искусственного изотопа америция Am-241. Этот весьма альфа-радиоактивный и высоко токсичный элемент (защита от его излучения требует сантиметрового слоя свинца, его ПДК в воздухе около 1•10-4 Бк/л, а в воде - около 70-80 Бк/л.) возникает ТОЛЬКО в результате облучения урана в ядерном реакторе, (посредством бета-распада образующегося там плутония Pu-241 (см. таблицу в Господин Гексафторид 5), и имеет период полураспада 462 года. Но откуда же он берется на АЭХК? Возможно, из тех 400 тонн ПУ, которые производит в год РХК “Маяк” (@ М. Богатых), но скорее всего, из уранилнитрата, поставлявшегося еще с 1964 года на АЭХК с РХЗ Железногорского ГХК (Красноярск-26), после облучения урана в тамошних бридерах (@ В. И. Булатов, Россия радиоактивная, ЦЭРИС, Новосибирск, 1996, стр. 224), а возможно, что и из недавно ввезенных на АЭХК французских “хвостов”. Поскольку, сказано же в пункте 3.2.3. отчета, что “Из 1050 тонн ОЯТ, ежегодно образующегося во Франции в настоящее время, 850 тонн подвергаются переработке на [РХЗ] Ла-Аг. В результате переработки извлечено приблизительно 816 тонн урана”. Теперь понятно, почему на весьма упрощенной схеме ЯТЦ Рис.3 отчета, в отличие от полной схемы, линия возврата ПУ на АЭХК вовсе отсутствует. Проясняется также и смысл странно уклончивого ответа г. А.Г. Тетерина на вопрос о возможности производства на АЭХК сырья для MOX- топлива, содержащего плутоний, - снявши голову, по волосам не плачут, а только лишь не пропускают на территорию комбината со своим дозиметром.

Компонента 10. На этом снимке (@ Вокруг Света, сентябрь, 2001), - кладбище военной и гражданской техники, использовавшейся при ликвидации последствий Чернобыльской аварии. Согласно Булатову (@ В. И. Булатов, Россия радиоактивная, ЦЭРИС, Новосибирск, 1996, стр. 226), это кладбище находится в районе Железногорского ГХК, в 60 км от Красноярска вниз по Енисею. Если вертолеты еще могли быть доставлены туда своим ходом, то всю остальную технику, никого не предупреждая, везли через всю страну, причем именно в Сибирь. За что?

5. Куда направлен Вектор Большой Лжи.

Действительно из той же книги Булатова узнаём, что в стране имеется только 3 (ТРИ) хранилища для РАО: на “Маяке”, на Северском СХК, и на Железногорском ГХК, что подтверждает и карта (@ Вокруг Света, июль 2003). Количество РАО закачанное там в подземные горизонты уже столь грандиозно, что стало пугать даже самих “качальщиков”. Поэтому озеро Карачай, куда сливал “свою воду” Челябинский “Маяк”, теперь постепенно засыпают. Северские хранилища РАО на СХК, согласно Булатову, тоже давно переполнены, и СЗЗ СХК уже вплотную подошла к жилым кварталам Томска. А Железногорских хранилищ надолго не хватит. Да и место для них выбрано было не самое удачное: рядом тектонический разлом. А ведь за хранилищем РАО надо еще и присматривать, причем очень внимательно. Гибельный для страны подход к этой проблеме Росатома, пролоббировавшего закон о ввозе еще и чужого ОЯТ, детально описан в статье М. Богатых.

Сегодня в стране есть еще одно место, где в принципе, ЭТО можно делать ДЕШЕВО, параллельно с основной деятельностью, и где уже имеется вполне готовая для этого инфраструктура, что избавило бы от колоссальных затрат при строительстве такого хранилища на пустом месте. Правильно, вы угадали, это “где то здесь” (@ Вокруг Света, июль 2003).

Одним из первых путинских президентских указов было упразднение Госкомприроды. В то время наше, экологически еще совсем наивное и малограмотное общество легко обманулось обещаниями создания других, более эффективных природоохранных структур, и не поняло, что имеет дело с далеко идущими планами. В результате их реализации мы получили “пуликовский” Ростехнадзор, утвердивший ТРУБУ, “грызловую” ГосДуму, также утвердившую ТРУБУ, а вместе с ней и преступный водный и лесной кодексы, а затем и вовсе отменившую экологическую экспертизу, и, наконец, нынешний Росатом, за деньги ввозящий вопреки Конституции на безвременное хранение ОЯТ и РАО из Европы и Ирана, стыдливо переобзывая их “сырьем”.

Сегодняшняя московская молодежь, - подрастающие кадаврики, - дети всех этих и им подобных московских “деятелей”, - о своих поездках по стране за пределы Москвы говорят: “Я ездил(а) в Россию”. Они, - уже выросшие и воспитанные в духе своей элитарности по одному лишь московскому происхождению, априори мыслят себя жителями метрополии, для которой вся остальная Россия, - лишь колония. И эта колония должна кормить метрополию. Причем, аппетит приходит во время еды. И вот Москва уже вышла в лидеры среди мировых столиц по скорости потребления “Бентли”. Ну а если не удалось быстро хапнуть на прокладке нефтепровода по БАМу, можно еще быстрее выбить деньги из самих Сибирских просторов, захоранивая на них чужие отходы под видом “сырья”. Там же живет-то всего “полторы молекулы”. Ну и х..р с ними. Не так ли, господа Гексафториды? Вам, - вершки, нам, - корешки. Как в сказке.

С.Э. Коренблит, Н.Н. Шапарова. “Байкальское Движение”

Полная версия статья доступна по адресу: http://www.baikalwave.eu.org/analit/geks.html

© Babr24.com

URL: http://babr24.com/baik/?ADE=44240
bytes: 28351 / 26005

Другие новости в сюжете: "Ядерная энергетика"

Своя новость

Поделиться в соцсетях:

Обсуждение статьи "Господин Гексафторид – 7. Спецоперация "Аудит" и Большая Ложь осколков Большого Взрыва":


Подписка

Подписаться на новости (или отписаться от них):

Другие новости в рубрике "Экономика" (Байкал)

1

Турбянов Леонид

Параничев Юрий

Данилов Борис

Гармаев Баир

Соболь Алексей

Винокуров Михаил

Павлова Лариса

Ярошенко Олег