Гекса-фтор-сюрприз: где соврал Кириенко?

Автор: Артур Скальский,

Источник: © Babr24.com,

Прибайкалье, Иркутск

02.12.2006 09:20

9988

461

Ангарск, тихий городок с населением всего в 250 тысяч человек, внезапно стал основной темой многих российских СМИ. Именно в нем, по мнению главы Росатома Сергея Кириенко, кровь из носу необходимо построить ядерный центр по переработке, как заявляется, урановой руды.

Как известно, в Ангарске на электролизно-химическом комбинате уже около 50 лет идет обогащение урана - и, казалось бы, ничего катастрофического в расширении относительно безопасного производства нет. Однако это только кажется.

Дело в том, что в процессе обогащения урана неизбежно возникает ряд отходов производства - таких, как насыщенная изотопами вода и тяжелый газ - гексафторид урана с химической формулой UF6 (Уран-Фтор-6). Вот именно в этом гексафториде и кроется корень всех бед - если забыть о том, что зараженная вода мирно сливается прямиком в реку Ангару.

Нет, безусловно, ядерная безопасность Ангарского комбината также представляется сомнительной: производство без аварий не бывает, человеческий фактор в фантасмагорической своим разгильдяйством России имел место всегда, да и оборудование, смонтированное 50 лет назад, оставляет желать лучшего. Поэтому и на АЭХК, теоретически, рано или поздно может произойти авария, сравнимая с взрывом 1991 года в Северске или с аварией на предприятии "Маяк", последствия которых ощущаются по сей день. По признанию специалистов по радиационной безопасности, даже в случае аварии на центрифугах АЭКХ минимальный радиус радиоактивного заражения составит минимум 10 километров.

Но эта опасность как раз скорее теоретическая, хотя помнить о ней нужно, особенно учитывая, что АЭХК в случае реализации наполеоновских планов губернатора Тишанина по созданию миллионной агломерации, оказывается очень даже в черте города. Однако сейчас речь - не об ядерной опасности, тем более что областная администрация, с легкой подачи Росатома, уже поспешила уверить всех в полном отсутствии какого бы то ни было излучения от Ангарского комбината. В самом деле, какая ерунда - эпизодические превышения нормы всего в три-четыре раза.

Вернемся, однако, к гексафториду урана. Это вещество совершенно некуда девать - так как оно смертельно опасно как в чистом виде, так и в водных растворах. Его невозможно захоронить в естественных полостях земли, потому что рано или поздно контейнеры дадут течь, и тогда радиоактивной химической заразой насытятся все подземные воды. Ее нельзя сбросить в океан, так как через несколько десятков лет морская соль разъест сталь, и море станет ядовитым. Его нельзя даже сжечь. Его можно только хранить - чем, собственно, и занимается Ангарский электролизно-химический комбинат. На огромном поле, под открытым небом, лежат тысячи контейнеров, в каждом из которых - десять тонн гексафторида урана. Всего, по самым оптимистичным оценкам экологов, его там не менее 500 тысяч тонн.

Еще раз повторюсь - эти контейнеры просто лежат на земле, под открытым небом. Безусловно, они находятся в толстых стальных контейнерах - но, как известно, любая сталь рано или поздно поддается коррозии, особенно если в ней находится крайне агрессивное вещество, в присутствии малейших водяных паров превращающееся в еще более опасную кислоту.

Гексафторид урана - вещество хитрое. Одного вскрытого контейнера вполне достаточно для того, чтобы в радиусе нескольких километров от одного только вдоха умерло все живое, в радиусе тридцати километров - все живое умерло в течение очень короткого времени. Это в случае, если ветра не будет. Если будет дуть классический для наших мест ветер с запада на восток, то через пару часов ядовитое облако накроет Иркутск.

Апокалипсис организовать недолго. Вполне достаточно естественной коррозии - за сваленными в кучу контейнерами никто особенно не смотрит. Да и затруднительно внимательно приглядывать за 50 тысячами стальных бочек. А можно и без коррозии - хватит одного выстрела из гранатомета, которых, как известно, хватает и у бандитов, и у террористов. Не говоря уже о том, что взлетная полоса планируемого нового иркутского аэропорта будет проходить аккурат в направлении складированной заразы, и рано или поздно какой-нибудь очередной невезучий аэробус промажет прямо на склад гексафторида урана - не дай Бог, конечно.

Впрочем, вернемся к началу - то есть к господину Кириенко, более известному в народе как Киндерсюрприз.

Каждому школьнику известно, что атомная перерабатывающая промышленность представляет собой два разных процесса - обогащения урана, используемого затем в качестве топлива для атомной промышленности, и переработки использованных стержней из атомных станций. Если первое производство, с очень большой натяжкой, еще как-то можно назвать относительно безопасным, то переработка использованного топлива является делом смертельно опасным. Конечно, нет никакой уверенности в том, что Кириенко не устроит в Ангарске еще и переработку отходов атомных станций - но об этом мы поговорим в других публикациях, тем более что глава Росатома сам напрямую заявляет, что в Ангарске речь не идет о переработке отработанного топлива.

Однако мало кто знает, что в атомной промышленности есть еще одна увлекательная процедура - дообогащение того самого гексафторида урана, о котором уже шла речь выше. Дело в том, что в этом газе содержание урана крайне низкое, однако уран там есть, и его можно извлекать. И вот тут мы можем узнать удивительную вещь.

Оказывается, в Ангарск уже давно ввозят отходы атомного производства из Германии и других стран Европы. Причем ввозят в промышленных масштабах. Речь идет именно о том самом гексафториде урана, которого и без того на площадках Ангарского комбината более чем достаточно. Однако в Германии тоже занимаются обогащением урана, и в процессе производства у них тоже образуется гексафторид урана, который немцы почему-то никак не хотят оставлять у себя. А везут в Россию.

Впрочем, везут они его не просто так. В Ангарске это вещество дообогащается, примерно одна десятая часть от общего объема возвращается в обогащенном виде в Германию, а 90 процентов остается в Ангарске - все в тех же контейнерах, только теперь уже не российских, а германских.

Вообще-то этот процесс является прямым и откровенным нарушением российских законов, запрещающих ввозить радиоактивные отходы из-за границы. Однако в России всегда был свой, отличный от остального мира взгляд на многие вещи - и поэтому, пересекая границу нашей необъятной, отходы атомного производства чудесным образом превращаются в сырье - сырье для дообогащения гексафторида урана.

Зачем это делает Германия - понятно. Никому не хочется жить рядом со свалкой ядерных отходов. Для чего это делает Россия - непонятно совершенно. Ладно бы Германия платила за такую переработку по рыночным ценам - однако платят на самом деле сущие копейки, и де-факто Россия, вернее, конкретно взятый Ангарск, попросту превращается в европейский склад химически опасных веществ. Зная российские реалии, несложно, однако, предположить, что либо канцлер Германии договорилась по-хорошему и по-тихому с российским президентом в обход законов обоих государств, либо кто-то в Росатоме весьма неплохо получает на лапу - а ввоз отходов, таким образом, становится нелегальным.

Таким образом, получается нехорошая история с господином Кириенко, который устроил всем сибирякам не киндер, а весьма полновесный взрослый сюрприз. Несмотря на его заверения в том, что в Ангарске не будут перерабатываться ядерные отходы, они там уже перерабатываются - причем давно и со вкусом. Экологам известны конкретные цифры начиная с 1996 года - ежегодно из Германии только в Ангарск доставляется не менее 250 тонн гексафторида урана. Напомню, что 10 тонн этого вещества хватит для того, чтобы превратить Ангарск и Иркутск, вместе взятые, в мертвую зону - причем гораздо эффективнее, чем это было сделано в Чернобыле. Потому что из Чернобыля можно было успеть сбежать. Здесь сбежать не успеет никто.

Именно поэтому вопрос должен стоять ребром: никакого ядерного центра в Ангарске быть не должно, а должна начаться планомерная работа по удалению опасных для жизни веществ на их родину - в Европу. И чем скорее - тем лучше.

Дмитрий Таевский, главный редактор БАБР.RU

Голосовать против ядерного центра в Ангарске: http://babr.ru/uran/

Обсудить тему: http://polit.babr.ru/

Справка:

Фторид урана(VI) (гексафторид урана) — соль шестивалентного урана и фтороводородной (плавиковой) кислоты, соединение, используемое на промежуточной стадии процесса обогащения урана, необходимого для производства топлива для АЭС.

Бурно реагирует с водой и при нагревании с органическими растворителями; при обычных условиях растворятся в органических растворителях. Гексафторид урана легко соединяется с водяным паром, образуя при этом гидрофосфорную кислоту, крайне едкое вещество.

Применяется при разделении изотопов 235U и 238U методами газовой диффузии и цетрифугирования; для получения UO2 и UF4, обогащённых 235U. ПДК=0,015 мг/м³.

При попадании в организм соединения урана увеличивает риск заболевания раком легких, костей, мягких тканей и лейкемии, особенно при вдыхании его или попадании его внутрь с пищей. Исследования на животных показывают, что уран может воздействовать на репродуктивную функцию, а также на развивающийся плод. Кроме этого уран-238 распадается на опасные радионуклиды, такие как радий-226 и радон-222.

© Babr24.com

URL: http://babr24.com/irk/?ADE=34345
bytes: 9404 / 9283

Другие новости в сюжете: "Росатом"

Поделиться в соцсетях:

Подписка

Подписаться на новости (или отписаться от них):


Баярбаатарын Болор

Щапов Виктор

Зелент Иван

Шевченко Сергей

Власенко Татьяна

Лапшин Юрий

Апарцин Константин

Свистелин Кирилл

Еремеев Евгений

Неупокоев Петр