Наталья Димитриева

© АИФ в Восточной Сибири

Общество Мир

2307

17.06.2004, 13:59

В развалинах истории

Иркутск - город с богатыми историческими традициями. Эти традиции занимают большую часть центра города, вызывают умиление интуристов и тихое отчаяние тех, кто в этих традициях живет (опять же традиционно: с водой в колонке и удобствами на улице). Словом, в городе более 20 тыс. старых деревянных жилых домов, из которых около 700 являются памятниками деревянного зодчества.

Памятники требуют немедленной реставрации как историческое наследие, а как жилье - столь же немедленного капитального ремонта. Однако до реставрации у государства (ни в лице Федерации, ни в лице города) не доходят руки. К тому же около половины архитектурных памятников находятся в частных руках, проще говоря, являются приватизированным жильем. А государство не реставрирует памятники архитектуры, если они находятся в частной собственности. Как правило, в них живут малообеспеченные люди. Ремонтные работы в этих зданиях не ведутся десятилетиями.

Памятник, ты чей?

У тех, кто хоть раз бывал в домах иркутских купцов, отпадает всякое желание в них жить. Туалет на улице, вода из колонки, из подвала сыростью несет, полы проваливаются, а сами дома через один просели в землю до самых окон. Чтобы провести санузел в квартиру, денег угрохаешь столько, что твой "горшок" покажется тебе не просто золотым, а бриллиантовым. И потом, максимум, на что владелец квартиры имеет право без согласия охранников старины, - это разве что вбить гвоздь. А все остальное требует тщательной экспертизы сотрудников ЦСН, что само по себе дело муторное. Да и не у всех есть средства латать свое жилище. Вот и живут, как 100 лет назад. А дом, он же памятник, продолжает разрушаться...

Баба Маня прожила в своей избушке на улице Дзержинского почти всю жизнь. Знает, что в ней когда-то жил очень знатный купец, но ни имени его, ни фамилии она никогда не помнила. Да и проку ей от этого никакого. "Ой, милая, крыша протекает, пол проваливается, зимой замерзаю, а никому дела нет, - сетует баба Маня. - Уж сколько я ходила и в ЖЭК, и в городскую администрацию, просила помощи. Говорю, подсобите, а мне только обещают. Я их не жду вовсе. На мой век хватит". Таких бабусек в этих домах полно. Много тех, кого принято называть неблагополучным элементом, которые в памятниках истории вовсю торгуют самопальной водкой. Немало тех, кто снимает в памятниках угол, комнату или квартиру за неимением средств на более благоустроенное жилье. Таким и вовсе все равно, памятник это или нет, они здесь на время. После них остается погром и разруха. У кого есть деньги, делают евроремонты, скрывая их от чиновников, некоторые потихоньку избавляются от рухляди, особенно от приватизированной (раз мое, что хочу, то и делаю), выстраивая добротные дома на месте прежних исторических избушек. На этой почве и возникают обострения, доходящие до судебных тяжб.

Дело Громницкого

Пару лет назад в областном суде разбирали дело по дому декабриста Петра Громницкого, что находится в поселке Бельск Усольского района. Дом был в частной собственности. Юристы центра требовали передать его государству, иначе, по их мнению, музейный объект был бы полностью утрачен, хотя он и так превратился в груду бревен в ограде. Отдать остатки дома родственники хозяйки усадьбы готовы были в том случае, если государство откажется от своих претензий на земельный участок. Такие условия не устроили юристов. По решению министерства культуры, дом Громницкого должен быть восстановлен не где-нибудь, а строго на историческом месте. Кроме того, по словам Татьяны Соколовой, зав. юридическим отделом ЦСН, решится вопрос и о взыскании ущерба с ответчика за разрушенный памятник истории. Как свидетельствуют старые фотографии, некогда дом состоял из двух частей. Потом постройку разобрали, оставив лишь комнату ссыльного. Теперь нет и ее. Историки утверждают, что все стены комнаты были украшены рисунками Громницкого, но от них со временем не осталось и следа.

Муниципалитеты не разделяют энтузиазм ЦСН. Они не собираются восстанавливать всю эту рухлядь. "Необходимо провести работу по инвентаризации памятников. Тогда будет ясно, какие объекты действительно являются памятниками, какие - нет", - заявил мэр Иркутска Владимир Якубовский, депутат Законодательного собрания Иркутской области. По мнению городских властей, надо снести большинство старых построек и построить нормальные кирпичные или панельные дома. Оставить пару-тройку десятков действительно исторически ценных строений, чтобы туристам не скучно было по городу гулять. Как отметила Татьяна Соколова, местные власти не смогут самовольно снести дома-памятники. В противном случае они понесут ответственность по УК.

В 2002 году был принят федеральный закон "Об объектах культурного наследия, памятниках истории и культуры народов РФ". Вслед за федеральными властями комитет по культуре областной администрации разработал областной закон "О государственной охране объектов культурного наследия народов РФ" - то же самое, только на областном уровне. Этот закон позволит упорядочить списки существующих сегодня памятников. Во-первых, исключить из этого списка объекты, которые представляют историческую ценность, но памятниками уже не являются по разным причинам, будь то пожары, разрушения или акты вандализма. Во-вторых, исключить те строения, которые не имеют особой ценности с точки зрения истории. Сейчас вносятся корректировки в реестр этих памятников, у их жителей есть надежда получить нормальное жилье. Однако когда эта надежда осуществится и что делать тем жителям, кто окажется в "действительно исторических строениях"? Денег на реставрацию по-прежнему не предвидится.

Наталья Димитриева

© АИФ в Восточной Сибири

Общество Мир

2307

17.06.2004, 13:59

URL: http://babr24.com/?ADE=13418

bytes: 5576 / 5562

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Наталья Димитриева.

Синцова Ирина

Ерахтин Евгений

Никитин Евгений

Салацкая Диана

Боровский Виктор

Наумов Николай

Лебедь Владислав

Лобанов Александр

Жвачкин Сергей

Афанасьев Александр