«Честный политик». Юрий Фалейчик: «Если мы не найдем решения, то можно будет закрывать тему по строительству любого производства в Иркутской области»

Автор: Артур Скальский,

Источник: © Babr24.com,

Прибайкалье, Тайшет

10.04.2013 23:55

12122

615

Несет ли угрозу экологии анодный завод и какие таинственные силы стоят за протестами жителей в Тайшете, рассказывает председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве Юрий Фалейчик.

Портал Бабр продолжает акцию «Честный политик». В ходе акции всем депутатам Законодательного собрания Иркутской области будет предложено честно ответить на острые вопросы, касающиеся их деятельности. Все ответы на вопросы публикуются на портале Бабр без купюр и сокращений. Честность и открытость должны являться обязательными для избранных народом политиков. Отказ депутата от ответа на вопросы должен восприниматься обществом как признание политиком своей несостоятельности.

– Юрий Иосифович, самой острой экологической темой в данный момент, несомненно, является ситуация со строительством анодного завода в Тайшете. Каковы риски для окружающей среды и населения? Проводилась ли оценка возможных последствий запуска столь масштабного производства?

– Оценки еще нет как таковой. Чтобы говорить о количестве воздействия надо видеть, как она будет просчитана проектировщиками, то есть оценки АОС не выполнено. Идет подготовка исходных данных для АОС.

Но надо сразу понимать, что на самом деле стерильных производств не бывает. Надо всегда находить разумную середину между максимальной прибылью и максимальными выбросами, и минимальными выбросами и отсутствием прибыли, или даже убыточностью. Подбор оборудования, подбор технологий – это постоянное взвешивание и балансирование интересов бизнеса и интересов среды и людей. Одно в ущерб другого существовать не может. И нормальный просвещенный бизнес рассчитанный на десятилетия, а не на три-пять лет в колониальном режиме – снял пенки и исчез, должен выстраиваться из соображений того, чтобы не страдали не только люди, но и окружающая среда. А именно – степень влияния производства на биосферу должна быть снижена до порога «предельно допустимой концентрации». Это и есть уровень отчета – ниже вещества безопасны, но выше уже опасны. Таким образом, и проектирование и эксплуатация должны быть выдержанны в таком стиле. Чтобы не один параметр не превышал норму. И тогда будет все нормально. Не будет никаких профессиональных и хронических заболеваний, лес и реки не будут уничтожаться.

– К вопросу о сбалансированности. Стоит отметить, что производство планируется запустить грандиозное – более 800 тысяч тонн обожженных анодов в год. И расположен завод будет не так далеко от города – в семи километрах. И касаемо заболеваний – Тайшет и так находится в числе лидеров по онкозаболеваниям в Иркутской области.

– Почему то у нас многие города соперничают за право быть лидером среди онкозаболеваний. За этот титул борются с переменным успехом Братск, Тайшет, Ангарск. И это меня смущает. Это для меня загадка, если честно.

По поводу семикилометровой отдаленности завода от Тайшета – есть четко определенное юридическое и техническое понятие «санитарная зона». Но нет общего правила - cто надо, допустим, выносить производство за 20 километров или за 50. Все зависит от реальных факторов, главным из которых является метеорологический – господствующие ветра, способность рассеивания выбросов.

Не стоит забывать, что такое крупное производство обязано пройти государственную экспертизу, которая и проверяет все ли будет выполнено в рамках экологических норм. Затем доклад об экологических нормах проходит общественные слушания. Цель публичных слушаний – не просто донести до населения информацию, но и получить одобрение.

В качестве примера, я помню процесс выбора площадки для строительства Тайшетского алюминиевого завода. Тогда исследовалось не менее 15-ти различных площадок. Та, где было начато строительство, была признанна оптимальной. Транспорт, коммуникаций, место расположение – эти факторы были не только удобны для завода, но и не вмешивались в жизнь Тайшета.

- То, что вы говорите – это хорошая теория. В том смысле, что если взять, к примеру, шелеховский ИркАЗ, то нормы при строительстве могут быть соблюдены. Но что было потом? Сейчас в Шелехове нормы ПДК точно завышены, причем в разы. Где гарантия, что «Русал» не сделает того же и в Тайшете? Кто будет контролировать? Ведь корпорации умеют договариваться с надзорными органами. По Шелехову, например, все проверки проходят на «ура».

– На самом деле – это не исключительная проблема России. Есть закон и есть надзор, но нет исполнения. Через это прошел цивилизованный мир, особенно Европа. Там ключевую роль в соблюдении жесточайших экологических требований сыграли общественные организации. И этот принцип необходимо переносить на наши реалии: рядом с государственным надзором должен быть общественный контроль. Говоря простым языком – щука в озере, чтоб карась не дремал. И общественный контроль – это как раз такая щука. Потому как если госнадзор не выполняет свои функции, то именно общественность должна указать на этот факт, оказать давление, провести независимую общественную экспертизу.

- А у народных избранников есть своя роль в данном принципе?

Я говорю сейчас об общественной функции. Чем она отличается от профессиональной? За профессиональную зарплату платят. А за общественную не платят. И если рассматривать депутатство с этой позиции, то да, для меня – это профессиональная функция, которая заключается в дерганье этих госструктур. А вот депутаты на неосвобожденной должности, которые просто имеют мандат, или экологи - вот у них это функция общественная.

- Говоря об общественности, стоит отметить, что рядовые жители протестуют против строительства анодного завода. И собрали около 12-ти тысяч подписей против строительства. Для такого небольшого города как Тайшет – цифра гигантская.

– Тут все гораздо глубже Я думаю, что мы на примере Тайшета столкнулись с очень интересным явлением. В Иркутской области – это впервые. А вот в целом по стране уже бывало. Очень похожая картинка была в Новокузнецке, в Красноярске. И там она приобрела потрясающий масштаб. По мнению сведущих политтехнологов, протестное движение в Красноярске было целенаправленной компанией. Бюджет этой компании составил не менее чем 300 000 долларов. И события в Тайшете сейчас идут по схожему сценарию.

В Тайшете тоже тратятся немалые деньги. Полиграфическую продукцию, которой заклеен весь город, надо напечатать, а соответственно, заплатить. Наклейки и баннеры, в свою очередь, стоят немалые деньги. За ту же аренду рекламной площади надо платить. Отсюда вопросы: кто заинтересован и какой в этом смысл? Нам пытаются преподнести экологическую повестку: «Мы не хотим завод, потому что загрязненность, яды, болезни».

В листовках хватает ложных фактов, передергиваний, подмен понятий. Мягко говоря, листовки нечестные. Это профессиональные приемы пиарщиков. Эти листовки не несут экологического просветительства. Они не показывают истинное положение вещей. У них одна цель – напугать. И этот страх объединяет всех в протестное действие.

Видно, что кто-то действует целенаправленно и организованно. Бюджет в Тайшете, пусть и не красноярского масштаба, но вполне адекватен. Разумеется – это не бюджетные деньги. И не деньги местных предпринимателей. А конкретные успехи это работы уже есть – Алзамайская дума поддержала протест. И ориентировалась она на информацию из листовок – про невероятные выбросы и прочие ужасы.

– Но если действует какая-то организованная сила, которая вводит народ в заблуждение, то где противодействие со стороны «Русала» и областных властей? Ведь надо тогда объяснить жителям другую точку зрения и позицию по данному вопросу. Пока что доброкачественной работы в этом направлении не видно – лишь однажды были проведены общественные слушания.

– Конечно надо. На самом деле, то, что сейчас происходит – это хороший урок для тех, кто не сумел выстроить диалог. Причем, замечу, происходит подмена понятий. Сейчас происходит лишь сбор данных для технического задания, которое впоследствии отправиться к проектировщику. И для сбора данных заказчик - «Русал» - спросил население, дескать, давайте ваши предложения. Хотя по закону этого этапа нет. По сути, он сделал шаг навстречу населению. Но вышло, что напоролся на вилы. Потому что его не услышали: вместо предложений пришел лишь один ответ – мы не хотим строительства. И вот вам подписи и разговаривать мы с вами не хотим.

«Русал» оказался не на высоте. Не так надо было начинать. Надо было более широко и массово доносить свою позицию до населения, а не просто открыть заявки для предложений. Ситуация в Тайшете – урок, как выстраивать инвестору свои шаги.

В целом же, ситуация, лично у меня вызывает, опасения. Если мы не найдем решения, то можно будет закрывать тему по строительству любого производства в Иркутской области. Если сейчас не понять, как правильно строить диалог с людьми, то последствия будут печальными.

– Вы сейчас изложили свою личную точку зрения. А у ЗС и экологического комитета есть своя позиция по строительству анодной фабрики?

– Нет. В известном высказывании Бориса Грызлова «парламент не место для дискуссий», есть доля сермяжной правды. Процедурные документы Парламент, Госдумы, Совета Федераций, Законодательного Собрания и даже местных дум таковы, что вырабатывать политическую позицию невозможно. Законы принимать – да, поднимать контрольные вопросы – да. А вот политической позиции – нет.

Можно лишь формировать политическое мнение. Например, не так давно провели круглый стол по ситуации в Тайшете. Написали рекомендацию. Пока других форм не будет.

– Как видим, анодный завод пока лишь на бумаге, даже больше – на стадии сбора информации. Можно ли хотя бы теоретически говорить о том, когда его запустят?

– Сейчас об этом вам даже и «Русал» толком не скажет. Документации еще нет. Даже теоретически об этом говорить бессмысленно.

– Так не рановато ли, так сказать, «взбунтовался» народ?

– В том то и суть. Говорить конструктивно об экологических проблемах сейчас слишком рано. Мало данных. Но протестное движение есть. И оно скрывается за маской именно экологии. Значит там скрывается что то другое.

– И все же, у вас есть версия – кто за этим может стоять?

Здесь можно долго играть в теорию заговоров – начинать с мелкого и заканчивая крупным.

Мелкое. Вымогательство – «обратите внимание на меня и решите мои проблемы», - говорит некий лидер протестного движения. Начиналось как индивидуальное, где во главе движения встал мэр города. Сейчас переросло в групповое – в ряде городов области прошли пикеты, подчас одиночные, где человек, скажем так, просто заявлял о себе.

Конкуренция производителей на рынке обожженных анодов. Объем требуемых анодов сопоставим с выплавляемым алюминием, и они не дешевые. И новый производитель, особенно такой крупный, нарушает баланс силна рынке.

Борьба олигархов. Так сказать, сделать гадость коллеге всегда приятно.

Последнее по крупности и фантасмагоричности – войны между странами. Доведенная до логического завершения процедура отмены строительства ферросплавого завода в Красноярске не сдвинула индустриализацию, как в крае, так и стране. Промышленность останавливают нашими же людьми, которые, требуют, на самом деле, хорошего.

Но это все лишь версии. Есть ли подоплека в протесте в Тайшете и кто за ней стоит – можно лишь строить гипотезы.

Беседовали: Александр Тубин, Дмитрий Таевский
Фото: Андрей Лаховский

© Babr24.com

URL: http://babr24.com/irk/?IDE=113966
bytes: 11708 / 6635

Своя новость

Поделиться в соцсетях:

Обсуждение статьи "«Честный политик». Юрий Фалейчик: «Если мы не найдем решения, то можно будет закрывать тему по строительству любого производства в Иркутской области»":


Подписка

Подписаться на новости (или отписаться от них):

Другие новости в рубрике "Прибайкалье" (Главная)

1

Дубков Александр

Долгова Ирина

Хартаев Валерий

Творогова Елена

Чайковский Антон

Назаров Виктор Иванович

Широглазов Андрей

Бондаренко Ирина