"Ребята, а это вообще нормально, что у нас в ближайшие десять лет вымрет половина населения в скотских условиях?"

Известный иркутский политолог, общественный деятель и глава регионального отделения партии "Демократический выбор" Сергей Беспалов предлагает радикальное решение вопроса удаленных северных поселений Прибайкалья. Эксклюзивное интервью БАБРа.

Сергей Беспалов:

— У нас в регионе популярна идея, что Сибирь надо заселять, что население уменьшается и это плохо, что придут китайцы и все отнимут, что надо поднимать северные аэропорты, ну и так далее. Я придерживаюсь прямо обратного мнения - нам надо спокойно, без истерик свернуть население на севере.

БАБР:

— Почему?

Беспалов:

— Какая у нас история появления людей на севере? Была советская власть, которая развивала на севере хозяйственную деятельность. Везде по разному: в Бодайбо золото мыли, в Маме слюду добывали, в Киренске лес валили.

БАБР:

— Север искусственно индустриализировали.

Беспалов:

— Да. Север заселяли по той производительности труда, которая была в то время. Вот есть в городе Братске такой поселок - Порожский. Там было 11,5 тысяч жителей, а сейчас 4,5 тысячи. Что произошло? Тридцать лет весь поселок занимался одним делом, там была сплавная контора по перегонки леса на плотах. Сейчас этой деятельности нет. Во-первых, потому что на другом берегу построили свою причальную стенку, а во-вторых, когда они при Союзе возили лес у них были грузовики, допустим, грузоподъемностью 7 тонн, а сейчас лесовоз это минимум 25 тонн; тогда у них было 400 водителей и механиков человек 300, а сейчас на те же объемы перевозки (которых уже нет) надо будет, условно говоря,100 водителей и 50 механиков.

Это если говорить в терминах формальной логики. В реальности все еще хуже. Например, в Бодайбо жило 33 тысячи жителей в 1991 году, сейчас 23 тысячи, соответственно, 10 тысяч либо уехали либо умерли. Средний возраст у оставшихся - 60 лет. Через десятилетие там станет народу еще на 10 тысяч меньше. При этом они проживут это десятилетие с плохой медициной, с очень низким уровнем жизни, потому что пенсия у них не намного выше общероссийской, а еда там стоит на 30% дороже, чем в Иркутске.

Плюс бюджет вынужден доплачивать Северу, чтобы у них там было отопление - северный завоз и прочее. Чтобы было понятно: черемховский уголь пять лет назад стоил 600 рублей с НДС, а на Север он доплывал по 2,5 тысячи. Причем, это честные цены. Сперва РЖД тариф, потом перевалка, потом вторая перевалка на корабль, трафик корабля, опять перевалка, а потом машинами развозить по поселкам...

Дешевле народ оттуда просто вывезти. Тогда остаток своей жизни они проживут в человеческих условиях, а мы (налогоплательщики) не будет тратить огромные деньги на содержание непонятно чего.

БАБР:

— А как же программа развития северных аэропортов? Ее ведь сейчас активно рекламируют на уровне области.

Беспалов:

— Не надо ничего. Особенно аэропорты. Они - аэропорты - и так живут на Севере в полном шоколаде. Киренск, Усть-Кут обрабатывают нефтяные месторождения, например.

БАБР:

— Промышленность северная, с ней как поступать?

Беспалов:

— Да нет там никакой промышленности. В Бодайбо на золоте работает примерно 3-3,5 тысячи человек, причем все живут в обособленных городках. Работают там в основном по "вахте", месяцев по восемь, много приезжих, в том числе и с уголовным прошлым.

Что касается нефтянки, "Транснефти" там, то их работа тоже организована по методу временных рабочих поселков. Там просто нет местного населения, людей туда специально завозят.

И чтобы людей на работу закидывать не нужны никакие аэропорты большие. Долетели, допустим, до Усть-Кута, а оттуда уже вертолетом. В каждом вахтовом поселке есть вертолетная площадка, как правило.

Бизнес на Севере уже давно живет без местного населения. Более того, бизнесу местные жители даже мешают. Например, от местных в Бодайбо идет все воровство золота.

БАБР:

— О каких "объемах" переселения с северов может идти речь?

Беспалов:

— Понятно, что сейчас нельзя закрыть весь Север одномоментно. Речь идет на первом этапе о концентрации населения в районных центрах.

Если говорить конкретно, стратегически, то переселять на юг Прибайкалья надо: частично Ербогачен, весь Мамско-Чуйский район, весь Бодайбинский район, кроме самого Бодайбо, половину Казаченско-Ленского района, половину Киренского и Усть-Кутского районов. По хорошему тоже самое надо делать в Усть-Илимском и Нижнеилимском районах.

Думаю, все вместе это 10-15 тысяч человек.

БАБР:

— Хорошо. Но в таком случае встает вопрос политической воли. У кого хватит смелости на такой проект?

Беспалов:

— Готовы ли наши региональные власти - пока непонятно. Скажу только, что в том же Красноярском крае в год закрывают по одному северному поселку. Делается это целенаправленно. Там власти конкретно хотят очистить Средний Енисей от местного вымирающего населения. В Якутии были попытки такое делать, в Магадане массово закрываются поселки.

Показательна в этом плане ситуация с Богучанской ГЭС. Посмотрим куда люди ушли из Кеуля (поселок закрывают в связи с заполнением водохранилища). Там пять человек поехали в соседнюю деревню Невон, несколько десятков в Усть-Илимск, примерно столько же в Братск и 900 человек решили переехать в Иркутск. Какие еще нужны доказательства? Люди хотят жить в цивилизации, это очевидно.

У нас в Правительстве почему-то не принято обсуждать этические вопросы. Их нужно спросить: "Ребята, а это вообще нормально, что у нас в ближайшие десять лет вымрет половина населения в скотских условиях?" Вопрос Севера - вопрос здравого смысла и политической воли. Вообще не проявлять волю нельзя. Если брать Севера, то сейчас все пытаются делать вид, что ничего не происходит. Это ошибка с любой точки зрения - как экономической, так и чисто человеческой.

Новости Прибайкалья - в Вайбере. Только эксклюзив! Подписывайтесь!

Читайте нас в Одноклассниках!

Читайте нас в Телеграме!

URL: http://babr24.com/?ADE=111161

bytes: 5854 / 5763

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Андрeй Темнов, независимый журналист.

На сайте опубликовано 1065 текстов этого автора.

Лица Сибири

Воронов Яков

Буянова Ольга

Шимко Дмитрий

Ярыгина Надежда

Зезуля Алексей

Резник Илья

Лабунский Илья

Митусов Валерий

Мошкин Николай

Такаландзе Геннадий