Братский излом: из бандитов – в депутаты

Город Братск вплоть до 2000 года считался криминальной столицей Сибири. А в начале нового века бандюки стали выводить свои накопления в легальное русло; на смену автоматам Калашникова, с помощью которых прежде договаривались с недоговороспособными, пришли солидные костюмы и удостоверения депутатов разных уровней.

Вот только замашки остались прежними. Весной 2011 года братские положенцы «по беспределу» разобрались с мэром Александром Серовым и оккупировали все ветви городской власти. Во всяком случае, именно такая точка зрения сегодня превалирует в Братске.

Нового мэра города Константина Климова называют самозванцем, относятся к нему, в лучшем случае, скептически, а в традиционной вариации – с банальной ненавистью. Находящегося сейчас под следствием Серова, как правило, вспоминают с уважением, считают его «жертвой режима» и жаждут возвращения прямых выборов градоначальника. Их отменили в пожарном порядке сразу после того, как избранного восемью месяцами ранее коммуниста Серова отправили по подозрению в вымогательстве и взяточничестве на нары.

Кровавые законосочинители

В 90-е годы и в начале нулевых легендарная и сверхмогущественная Братская организованная преступная группировка славилась на всю страну. Главным образом, за счёт того, что в северной столице Прибайкалья находилась крупнейшая в России контора по размещению киллерских заказов. На её счету были десятки или даже сотни заказных убийств, в арсенале – стройные ряды бритотупоголовых братков, купленные оптом и в розницу судьи и прокуроры, депутаты и мэры, «свои» люди во всех мыслимых и немыслимых структурах, включая самые серьёзные и считавшиеся неподкупными.

Братчане были замечены в переделе сфер влияния не только в родной Сибири, но также в Питере и Москве. Они плотно общались с известнейшими ворами в законе, а, по некоторым данным, имели самое прямое отношение к финансированию чеченских бандформирований.

Когда делить было уже нечего, братва стала потихоньку легализовываться. Автоматные очереди в больших и малых городах Иркутской области звучали всё реже. Всё реже люди стали пропадать без вести, многократно уменьшилось количество всплывающих из русел сибирских рек трупов. Уже не встречались в глухой тайге сожжённые автомобили с пятью покойниками внутри.

Криминал на полном серьёзе рванул во власть. Одни становились руководителями городских, районных и даже областных филиалов политических партий, другие проникали в местные думы и в региональный парламент. Вчерашние криминальные лидеры, чьи руки если не напрямую, то опосредованно были по самые плечи в крови, уверенно занялись сочинительством законов. Народ шептался на эту тему в кухнях и курилках, а в приёмных теперь уже неформальных положенцев очереди ищущих помощи были длиннее, чем в чиновничьих коридорах.

В этом отношении в лидеры выбился, разумеется, Братск. Депутаты местной думы, во всяком случае, те, что напрямую не были «вкручены» в систему криминального царства, исправно получали из общака «зарплату». За «правильное» голосование по всевозможным пикантным вопросам. Касающимся, например, отчуждения муниципальной собственности в пользу известных лиц.

В мае 2011 году лидера Братской ОПГ и депутата местной думы Вадима Молякова по кличке Моляк отправили в белокаменные государственные палаты. За убийство заместителя городского прокурора, совершённое тринадцатью годами ранее, самый гуманный суд в мире наказал его 25 годами строгого режима. Вместе с ним «топчет зону» бывший начальник УВД Братска Владимир Утвенко и действующий на тот момент руководитель областного отделения ЛДПР Виктор Загородников.

За всех троих вступались «сильные миры сего», включая лично Жириновского, но вердикт суда остался неизменным. Жирную точку в деятельности преступной группировки, которая теперь уже абсолютно легально торговала нефтепродуктами и сибирским золотом – лесом, – эти «посадки» однако не поставили.

Стопудово мздоимец?

Справедливость такого суждения сами братчане обосновывают тем, что за три месяца до вынесения жёсткого судебного решения в отношении «отцов» криминального Братска за решёткой оказался последний всенародно избранный мэр Братска Александр Серов. Его, только восемь месяцев назад занявшего кабинет градоначальника, неожиданно обвинили в вымогательстве и взяточничестве. Как водится, в особо крупном размере.

По версии следствия, Серов вымогал у местного «коммунального барона» и депутата областного Законодательного собрания Александра Гаськова от очень «Справедливой России» 15 миллионов рублей за подпись неких разрешительных документов. Следственный комитет России по Иркутской области распространял информацию о том, что мэр уже получил четыре миллиона, а на пятом его «прихватили» сотрудники местного отделения ФСБ.

Они нагрянули к мэру, проживающему в обычной квартире типовой девятиэтажки, поздно вечером. Тот «по-мальчишески» убежал от преследователей. И на требование открыть дверь Серов не среагировал. Позднее он это объяснил: мол, боялся, что подкинут наркоту или оружие. Спецслужбисты, вдоволь потолкавшись у запертой двери, пошли ва-банк: завели болгарку и стали пилить замок. Подъезд тем временем уже наполнился людьми. Приехали соратники мэра по КПРФ, повыскакивали из квартир соседи. Кто-то тянул за провод болгарку, другие кидались на правоохранителей с кулаками.

Мэр впустил незваных гостей в квартиру, не дожидаясь, пока они перепилят замок. В его жилище нашли деньги, которые мэр пытался сжечь в медном тазу. Повсюду стоял дым и гарь. В сугробе под окном тоже обнаружили купюры. Те, что мэр не успел сжечь, он вышвырнул в наволочке в форточку.

Так оно было или этак – неизвестно. Силовики до сих пор не предъявили жаждущему правды народу сколь-нибудь обстоятельных доказательств существования этих денег. Не предъявили, потому что и не обязаны.

Однако двое из присутствовавших в тот вечер в подъезде дома Серова категорично убеждали автора в том, что ни медного таза, ни дыма, ни гари-копоти в квартире не было. И если допустить, что первый свидетель – глава местного горкома КПРФ и депутат регионального парламента Ирина Рычкова – защищает «честь и совесть партии», а поэтому лжёт, то второму хочется верить. В период мэрской избирательной кампании Андрей Антоненков работал в штабе Серова, за свои личные деньги проводил агитационные мероприятия, оплачивал изготовление предвыборной полиграфии, работал с агитаторами. После выборов Серов и Антоненков поссорились. То есть в этой ситуации собеседник явно не является лицом, заинтересованным в выгораживании взяточника.

Однако же, по твёрдому мнению Антоненкова, Серов – «стопудово» мздоимец. В этом же ключе рассуждает и депутат думы Братска Эдуард Дёмин, вышедший весной из «Единой России»:

- Провокация?! Да! Была провокация! Брал деньги? Брал! А не бери!!! – цинично и в то же время справедливо заявляет он.

Серова под белы рученьки доставили в Братское СИЗО, затем перевезли в Иркутск. Там он провёл последующие восемь месяцев, до ноября 2011 года. Одной из основных причин, по которой суд принял решение о том, чтобы выпустить экс-мэра под подписку о невыезде, стало появление фамилии Серова в региональном избирательном списке кандидатов в депутаты Госдумы от КПРФ. Там он занимал непочётную и заведомо непроходную пятую строчку.

А сразу после его ареста по Братску прокатилась волна протестов. На митинги в защиту «вымогателя и взяточника» выходили сотни и тысячи горожан, утверждавших, что «всё подстава и спланированная акция». Пикеты накрыли всю Иркутскую область. О случившемся глава обкома КПРФ и депутат Госдумы Сергей Левченко проинформировал Геннадия Зюганова, Зюганов поставил в известность Медведева. И сами братчане завалили письмами-обращениями-жалобами многие десятки инстанций. Ничего не помогало. Суд то и дело отказывал Серову в удовлетворении его ходатайств.

А коммунисты тем временем активно активно использовали факт «незаконного, кровожадного ареста» мэра в свою пользу. Бесплатный пиар – он ещё ни разу никому не повредил.

Самое интересное, однако, случилось на второй день после ареста мэра Братска. Он собственноручно написал в адрес депутатов городской думы заявление об отставке. Адвокат Серова, который позднее погиб при чрезвычайно загадочных обстоятельствах, проводил несколько странную политику. Он словно целенаправленно работал против подзащитного. В частности, адвокат лично доставил в думу «отказные» бумаги от Серова.

Позднее бывший мэр обратился с заявлением к председателю думы Братска, в котором в частности, было сказано: «Я считаю, что в отношении меня было сфабриковано уголовное дело за мою принципиальную позицию в отношении ЖКХ нашего города. […] Я в тот момент находился в тяжелейшей психо-травмирующей ситуации. Из прессы я выяснил, что мною среди прочих документов было подписано заявление об отставке и назначению вице-мэра города. Я не считаю те заявления написанными добровольно, законно оформленными, поэтому оба эти заявления ОТЗЫВАЮ.»

Но поезд уже ушёл. Кресло мэра к тому времени в Братске благополучно «распилили».

Продолжение следует.

Далее на эту тему: Братский излом: Климов как оплот демократии

Новости Прибайкалья - теперь в Вайбере. Только эксклюзив! Подписывайтесь!

URL: http://babr24.com/?ADE=107047

bytes: 9157 / 9037

Обсудить на форуме Бабра в Telegram

Поделиться в соцсетях:

Автор текста: Яков Тавров, политический обозреватель, редактор федеральных новостей.

На сайте опубликовано 1085 текстов этого автора.

Лица Сибири

Гук Денис

Беляков Анатолий

Балданов Баир

Мельников Вадим

Миль Михаил

Шагдарова Индира

Князев Александр

Дикунов Эдуард

Давыдов Алексей

Евчик Сергей